Как все начиналось

Зимой 2008 года Константин Шерстобитов, как и многие россияне, первый раз увидел керлинг по телевизору. Еще толком не разобравшись с правилами, взял домашнюю пудовую гирю, намотал на ботинок полиэтиленовый мешок, чтобы лучше скользил, знаками показал жене, что пойдет на каток. Жена не удивилась.

– Он у меня увлеченный всеми видами спорта, какие есть, – смеется Ирина.

Гиря не катилась. Конечно, 16 килограммов отечественного чугуна – это же не полированный шотландский гранит, хотя с весом будущий наставник женской сборной России по керлингу почти угадал. Классический камень весит 44 фунта, почти 20 килограммов. Высота чуть больше 11 сантиметров (4,5 дюйма), диаметр – почти 30 сантиметров. Примерно такими играли крестьяне на льду замерзшего озера на картине Питера Брейгеля Старшего «Охотники на льду» еще в середине XVI века. От шотландского глагола curr, который довольно точно передает звук скользящих по льду камней, говорят, и происходит название игры, которую еще называли игрой в грохочущие камни.

Правда, 53-летний Константин Шерстобитов этих звуков не слышит.

Он слабослышащий, инвалид по слуху с раннего детства. Так что неудача с гирей его только раззадорила. Не мной сказано, но наши особенные люди все немножко герои. У них просто нет иного выхода. Поэтому очень скоро в школе-интернате для слабослышащих залили под открытым небом корявую 50-метровую дорожку для керлинга, купили первый фирменный камень, профессиональную обувь для скольжения, и команда, естественно, собралась из таких же слабослышащих.

Именно так, благодаря глухому человеку, в Томской области зародился невиданный доселе вид спорта – керлинг.

Неблизкое знакомство

О существовании томской команды слабослышащих спорт­сменов по керлингу я узнал случайно, когда, гуляя по окраине Новосибирска, наткнулся на единственный в столице Сибири керлинг-клуб. Зашел из любопытства, посмотрел, разговорился с тренерами, администратором. По вопросам же сразу видно, что человек плохо знаком с живописью Брейгеля.

– А вы откуда? – спросили они.

Услышав, что из Томска, сказали:

– А у нас тренируется одна томская команда!

Ну, думаю, какие-нибудь продвинутые айтишники выезжают на тим-билдинг в выходные, занимаются экзотическим пока и недешевым видом спорта – 5,5 тысячи рублей аренда дорожки за час игры плюс дорога.

Нет, говорят, томская команда слабослышащих приезжает. И дали телефон Ирины Шерстобитовой, которая у команды и администратор, и переводчик, и пресс-секретарь в одном лице. Так по телефону и договорились с ней, что увидимся в Томске на тренировке в ледовом дворце «Кристалл» накануне нового года. Как раз вернутся из Италии с Сурдлимпиады томичи – члены мужской сборной команды России мастера спорта международного класса Владимир Ульянов, Андрей Анищенко, Олег Хорошков и член женской сборной кандидат в мастера спорта Светлана Орлова. И Константин Шерстобитов, который возглавил на Сурдлимпиаде тренерский штаб женской сборной, тоже вернется. Но того, что вернутся все они серебряными призерами международных соревнований, в которых принимали участие более 500 спорт­сменов из 33 стран, я как-то не предполагал.

Пример глухих другим наука

Пробки в последний рабочий день старого года были запредельными для Томска как раз тогда, когда мы ехали на дневную тренировку керлингистов. Все торопились по магазинам и корпоративам, а на единственном в Томске крытом ледовом корте «Кристалл» шла самая обычная работа. Впрочем, мы удивились: на одной половине ледовой коробки ребята в форме изъяснялись жестами, на языке глухонемых. А на другой – выкатывались на слайдерах со щетками вполне себе громко говорящие люди.

– Это у меня дом два, – извинялась девушка, запуская камень далеко мимо цели.

– Три, три, три! – кричали они первому и второму свипующим.

В керлинге тереть, или свиповать, ледовую поверхность перед катящимся камнем можно специальными щетками. Тогда на льду образуется тонкая водяная прослойка, по которой свой камень въезжает в дом и встает как надо, а чужой камень, наоборот, можно проводить из дома куда подальше. В каждой команде по четыре человека, и особых физических кондиций любительская игра не требует. Можно быть высоким и низким, худеньким и даже с избыточным весом, но точно направить камень по льду и свиповать это не помешает, если чуть-чуть знаком с техникой броска и немного координирован.

– Это очень демократичная игра, – говорит Ирина Шерстобитова. – Конечно, слабослышащим чуть сложнее, например, запускать камень и одновременно подавать знак: свиповать или не свиповать. Но опытные игроки и сами видят, как пошел камень, с какой скоростью, куда его скипер закрутил.

– Тры, тры, тры-ы-ы-ы! – громко кричит внезапно один из членов сурдлимпийской сборной.

– В игре они даже кричать начинают, как обычные люди, хотя в принципе стесняются своего произношения, – улыбается Ирина. – Азарт же. Конечно, нашим первым обыкновенным ребятам, может, и проще общаться, но мастерству им пока надо учиться у слабослышащих спорт­сменов.

Выясняется, что впервые в этом году Федерация керлинга Томской области начала набор всех желающих с 12 лет на занятия. Пока желающих немного, хотя, помимо дозированной физической нагрузки, коллективная игра дает и пищу для ума: физика, геометрия, стратегия, умение предвидеть, перестроить на ходу план игры – всё есть в керлинге. Одного в Томске не хватает – хорошего льда.

Немагический «Кристалл»

– На этом льду занимаются все: и фигуристы, и хоккеисты, и массовые катания бывают, а это для керлинга смерти подобно, – сетует Ирина. – Настоящий лед для керлинга делается из специально подготовленной воды, как на ликероводочных заводах, без всяких солей и примесей. Такой лед идеально гладок, но перед соревнованиями его еще орошают мельчайшими капельками воды. Получаются микроскопические неровности, пебблы, которые держат камень на дорожке, уменьшают трение. А на нашем льду камень может свалиться куда угодно, как в XVI веке. Конечно, мы мечтаем, чтобы в Томске построили ледовый корт специально для керлингистов. Будем говорить об этом с губернатором Сергеем Жвачкиным. Надеюсь, нас, глухих, губернатор услышит.

Едем обратно по внезапно опустевшим улицам Томска. Все уже отмечают Новый год на работе. Завтра, 31 декабря, у томичей, как хотели бы все россияне, выходной. Услышал же их губернатор…

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 1 =