колосок

Участники круглого стола

Олег Громов, депутат Законодательной думы ТО

Александр Емельянов, глава администрации Кожевниковского района

Валерий Вильт, генеральный директор ООО «Вороновское», Кожевниковский район

Мария Степичева, директор пекарни «Виктория С»

Лариса Хустенко, заместитель директора ФБУ «Томский ЦСМ»

Продовольственная независимость – это существенная часть национального суверенитета, показатель степени развитости страны и ее регионов. В настоящее время под продовольственной безопасностью, как правило, понимается обеспечение всех людей физическим и экономическим доступом к безопасной пище, достаточной в количественном и качественном отношении.

По данным Томскстата, выпуск продукции сельского хозяйства в январе – феврале 2014 года составил 1 845,6 млн рублей и сократился в сравнении с тем же периодом 2013 года на 7,3%. На 1 марта 2014 года поголовье скота в среднем сократилось на 11,5%, поголовье коров – на 15,5%, поголовье свиней – на 4,5%.

Ввоз мяса и мясопродуктов по сравнению с 2012 годом увеличился на 0,8% и составил 28,3% (в 2012 году – 27,5%), ввоз молока и молокопродуктов увеличился с 47,6 до 55,5%.

Что происходит с нашим производством? Это временные трудности или системные проблемы? Если вдруг все фуры, везущие к нам продовольствие из-за рубежей области, остановятся, то сможем ли мы себя прокормить основными продуктами самостоятельно?

Мы пригласили поучаствовать в обсуждении этого вопроса людей, имеющих прямое отношение к производству еды.

– Является ли наша область самодостаточной в производстве продовольствия?

громовОлег Громов: – Разделяю беспокойство жителей области. В Доктрине продовольственной безопасности России обозначены основные параметры производства еды. По некоторым показателям есть успехи (курятина, свинина), а вот по другим группам питания цифры вызывают тревогу, и это видно на местах: сегодня в магазинах Асиновского района уже перебои с молочкой томского производства, ее просто не хватает. Мы спасаемся только завозными продуктами. Своими продуктами себя уже не обеспечиваем. Да и откуда им взяться? Сравните: в советское время в районе было 23 тыс. голов КРС, а сегодня 3–4 тыс.

Ныне не обеспечиваем себя и по другим показателям – зерновые завозятся с Алтая. Селянин даже уже не хочет выращивать картошку. Молоко, сметану, творог возим селу больше, чем городу.

Александр Емельянов: – Спад производства, конечно, есть. По данным областных властей, молоком мы обеспечиваем себя чуть более чем на 70%. Ситуация сложная, мы считаем, что главная причина – слишком высокая закредитованность производителей из-за неурожая 2011–2012 годов. В 2013-м удалось наверстать, но запаса не хватило, чтобы покрыть убытки. Дело в том, что затраты на производство зерна, молока и мяса просто не окупились. Кредиты не удалось вернуть, и задолженность хозяйств возросла.

 ВильтВалерий Вильт: – На наш взгляд, если тенденция сокращения поголовья крупного рогатого скота сохранится, то вряд ли это позволит обеспечить область своим мясом. В данное время сами себя полностью, конечно, не прокормим. Пожалуй, только производство свинины и птицы выйдет на плановые показатели. Всем ли эта еда по вкусу – это другой вопрос.

– Какие факторы сегодня оказывают влияние на производство продуктов питания?

Александр Емельянов: – Проблема в том, что у нас особая область, сельское хозяйство не является ведущей отраслью, у нее другие приоритеты, но если сложить все силы и ресурсы, улучшить организацию труда, включая частные подворья, то обеспечить качественными продуктами мы себя сможем в полном объеме.

Зерновое хозяйство области практически ориентировано на потребности животноводства, потому что продовольственного нам столько не надо.

Олег Громов: – Считаю, что недостаточно оказывается внимания своему товаропроизводителю, особенно в сельской местности, хотя возможные санкции против России могут сыграть свою положительную роль – появится стимул.

В Асиновском районе производителей практически не осталось. Два фермера и «Сибирская Аграрная Группа», которая сворачивает свои позиции. Остальные села без товарного производства, несмотря на то что в области принимаются меры по поддержке мелкотоварного производства и личного подсобного хозяйства.

 Валерий Вильт: – Отчего произошло падение производства? Оттого что существует диспаритет цен на ГСМ, запчасти, сельхозтехнику и на цену за продукцию. Для животноводства главная затратная статья – корма, зарплата. Но самая большая стоимостная составляющая в кормах – ГСМ и минудобрения. Полгода назад был в составе делегации в Финляндии, там стоимость топлива на 30% меньше для техники, которая работает на полях. У нас же два года назад льготную цену на дизтопливо отменили и объяснили, что преференции для производителей из-за членства в ВТО убрали. Нет дотаций на удобрения, ядохимикаты. Если сравнить дотации на гектар пашни с Европой, то нам дают 300 рублей, а им от 600 до 900 евро, в том числе субсидии на топливо. Есть разница в уровне поддержки?

Да и субсидии такого размера, которые дает область на молоко, появились только в прошлом году. А чтобы корову вырастить, нужно время.

СтепичеваМария Степичева: – Не могу сказать, что сегодня существует масштабная поддержка товаропроизводителей. Да, у нас есть конкурсы «Бизнес-старт» и «Первый шаг», помощь Гарантийного фонда Томской области. Но все же те, кто начинал в 1990-е годы, живут благодаря самим себе.

Олег Громов: – Процесс сильно запущен, что касается организации сельского хозяйства. Утрачены специалисты, те, кто поспособней, сменили профессию, молодежь выехала за пределы села.

Самая главная проблема даже при режиме благоприятствования: не с кем работать и поднимать село. Огромная ошибка была совершена, когда не поддержали слабые коллективные хозяйства, и они ликвидировались. Таково было решение: вкладывать средства только в успешные проекты. Поэтому мелкотоварное исчезло. Село есть, а поля заросли и крестьян уже нет.

Что делать? Каждый год выделяется примерно 1 300 тыс., но надо кардинально увеличивать суммы, создавать условия для молодежи, а главное, при каждом селе должно быть коллективное хозяйство с поголовьем КРС на 500–1 000 голов.

Мария Степичева: – В ближайшее время малый бизнес ждут нелучшие времена: налоговая нагрузка может существенно возрасти в связи с принятием Госдумой РФ новых поправок в Налоговый кодекс. Почти все малые предприятия и ИП должны будут уплачивать налог на имущество, а до сих пор многие пользовались упрощенной системой налогообложения. На фоне постоянно растущих тарифов на ресурсы и сырье известие о грядущих переменах, мягко говоря, оптимизма не прибавляет. Остается надежда на поддержку региональной власти. Без нее вряд ли возможно выживание малого предпринимательства. Слишком велики сегодня издержки на производство пищевой продукции, хлеба.

Да и кадровая проблема, пожалуй, главный наш бич. Какие профессии сегодня популярны? Менеджеры, газовики, нефтяники, но отнюдь не пекари, не технологи. В Томском колледже индустрии питания, торговли и сферы услуг выпускают технологов общепита. Выучившись за счет бюджета, многие в профессию не идут. Считаю, давно назрела необходимость обязывать молодых специалистов отрабатывать средства, вложенные в их профессиональное образование. Данная задача – вопрос государственной важности. Пока же перспективы привлечения кадров незавидные. А без специалистов и качественного продовольствия не будет, и самих предприятий тоже.

– Какие меры нужны для стабилизации и уверенного развития?

Александр Емельянов: – Выход для производства есть, если говорить о развитии: нужно пролонгировать кредиты. С такой просьбой в 2013 году в правительство обратилась Ростовская область. Если селу пойдут навстречу, то можно будет дальше работать с банками, не снижая объемов производства.

Доступ к кредитным ресурсам и пролонгация позволит посевную, заготовку кормов и уборку урожая провести как полагается. Время еще не упущено.

Но, если брать по Кожевниковскому району и посмотреть, например, ситуацию с горючим на начало апреля, из необходимых 2 136 т запасено только 13%. Только три хозяйства имеют открытые кредитные линии (работающие со Сбербанком и Россельхозбанком). Но возможности провести посевную есть. Проблемы только по двум хозяйствам: ЗАО «Томь» и «Зайцевское». Последнее судится со страховой компанией. Если выиграет, может быть создан прецедент в России в том, что можно не только платить страховые взносы, но и получать их назад.

Олег Громов: – Приоритеты меняются. Все сильнее понимает власть всех уровней, что без своего сельского хозяйства нам не прожить. Губернатор, депутаты тему постоянно будируют, обсуждая эти вопросы. В результате финансирование сельского хозяйства пошло с приростом. А ведь раньше считали черной дырой.

Идет поиск решений, оптимальных направлений в животноводстве. В Асине, например, отрабатывают проект кролиководства, возникла идея козоводства. Что пока не устраивает – все идет очень медленно. Но, считаю, власть старается максимально обеспечить область продовольствием.

Почему в сельское хозяйство не идет серьезный инвестор? Потому что от производства одни убытки. За 2013 год стоимость электроэнергии выросла на 120%. Цена на мясо и зерно так быстро не растет. Выживают только за счет пролонгированных кредитов и дотаций. Проблемы будут до тех пор, пока не добьемся хорошей дотации, покрывающей все издержки.

Валерий Вильт: – Мы стараемся быть на плаву. В нашем хозяйстве стадо 1 300 голов. По меркам рентабельности небольшое. Но у нас нет уменьшения. Мы даже прибавили и можем еще, но нам нужно построить ферму, а такой возможности пока нет.

Что нужно для оптимальной работы производителя? Нужна поддержка своих, несмотря на ВТО. Пусть будет открытый рынок, но пусть будут равные условия. Вся ответственность на регионах, думаю, что они бы рады помочь, но здесь нужна мощная федеральная поддержка в русле четкой политики развития отечественного производителя.

Александр Емельянов: – Согласен, если построим современные комплексы, а это стратегическая задача, определенная правительством и администрацией ТО, то о проблеме снабжения области продовольствием можно будет забыть

Возможно ли сокращение импортного продовольствия? Возможно. Радует, что недавно заморожены поставки австралийского мяса, продуктов с Украины, из Белоруссии. Если тенденция сохранится, то импорт можно будет сократить.

Все основное сможем сделать сами.

Лариса Хустенко: – В последние годы, по нашим наблюдениям, возникла тенденция к ухудшению качественных показателей продукции. Мы проводим исследования в основном по обращениям граждан или организаций. Есть претензии к качеству по сливочному маслу, мороженому (пломбир) и другой молочной продукции. К сожалению, устоявшаяся практика применения ТУ не позволяет нам как-то влиять на процессы производства продукции. Нас просто не допускают к технической документации.

 Мария Степичева: – Сегодня обязательной сертификации продуктов питания не существует, есть только добровольная. Роспотребнадзор имеет право на плановые проверки раз в три года или выезжает на предприятия по жалобам покупателей. Но жалоба на недовес хлеба позволяет проверить производителя только с этой стороны. Запись в протоколе об антисанитарии, если она обнаружена, может быть расценена прокуратурой как превышение проверяющими полномочий. Правильно ли это? По-моему, нет.

Безопасность зависит от совести производителя. Если я беру домой хлеб собственного производства и кормлю им семью, то не буду работать с нарушениями.

Существуют госстандарты, которые нужно соблюдать, это касается и технологии производства, и содержания помещений. В то же время надо заметить: качество требует серьезных денежных вложений, и стоимость булки хлеба низкой быть не может при росте тарифов и иных затратах. Когда мне пеняют, что, мол, хлеб из какой-либо другой пекарни дешевле, чем наш, я говорю: «Значит, производитель экономит либо на сырье, либо на обеспечении санитарии и гигиены». В итоге такая «экономия» рано или поздно скажется на здоровье людей. Продовольственная безопасность должна прежде всего обеспечиваться на уровне государства с помощью постоянного контроля и надзора над предприятиями пищевой промышленности. Это жизненно необходимо.

 

Идеальным показателем для уровня развития сельского хозяйства является производство 1 тонны зерна на человека.

 В климатических условиях России физиологически обоснованная норма питания составляет 3 000– 3 200 ккал в день. Если ранее, в 1990-х годах, потребление мясопродуктов, рыбы, молока и молочных продуктов снижалось, то в последние годы наблюдается медленное, но неуклонное восстановление показателей. Средняя калорийность питания вернулась на уровень около 3 000 ккал в день, потребление мяса составляет 73 кг на душу населения в год, рыбы и рыбопродуктов – 22 кг, молока и молочных продуктов – 247 кг.

От редакции «ТН»

Мы благодарим участников дискуссии и не ставим точку, а приглашаем всех, кто заинтересован в развитии темы, продолжить разговор. Ведь многое осталось за кадром обсуждения: ориентация на приобретение и использование отечественной техники, проблемы качества произведенной в регионе продукции, мифы и правда о ГМО, последствия присоединения России к ВТО для сельхозпроизводителей и пищевой промышленности. Пишите: post@tnews.tomsknet.ru, звоните 90-04-91, нам важно услышать ваше мнение.

Также читайте

1 комментарий

  1. Люди так увлеклись информационными технологиями, что попросту забили на сельское хозяйство, смех смехом, а если кушать будет нечего, то будем жрать китайское гмо. Вот это уж не смешно. Томская область это еще оазис нормальной качественной еды. Но становится страшно за будущее этого оазиса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 39 = 42