И светит, и греет

Часть установок студенты ТПУ сделали своими руками

Снежана ТКАЧЕНКО

На здании Энергетического института (ЭНИН) Томского политехнического университета установили 12 фотоэлектрических панелей. Это принципиально новые изобретения, позволяющие преобразовывать свет в электрическую энергию, в дальнейшем используемую для подзарядки мелких бытовых приборов. Разработкой занимается кафедра электроснабжения промышленных предприятий (ЭПП).

Панели помогают сэкономить 15-20% топлива, компактны и надежны в использовании. Как отмечает заведующий кафедрой ЭПП ТПУ Борис Лукутин, основным их минусом является высокая цена (которая, правда, год от года снижается). А огромным плюсом — срок службы (от 20 до 100 лет).

Помимо солнечных панелей, в ТПУ уже установлена дизельная электростанция, в планах — ветроэлектростанция. По словам профессора Лукутина, все эти энергетические ресурсы являются экологически безопасными, так как берут энергию непосредственно из окружающей среды.

До самого недавнего времени власти в Томской области много и охотно говорили о модернизации здравоохранения в нашем регионе. Как известно слово «модернизация» означает обновление, улучшение чего-либо. Вроде бы ничего плохого данное слово нести и не может, — большая часть томичей понимает под этим словом новое оборудование, технологии, ремонты больниц улучшение врачебного сервиса. Однако в действительности так долго воспеваемая чиновниками области «модернизация» сферы здравоохранения Томской области привела к прямо противоположному результату — быстрой деградации томских лечебных учреждений, и массовым смертям среди пациентов томских больниц и поликлиник, да к быстрому обогащению главных врачей данных учреждений, в том числе за счет платных услуг. Свое мнение мы постараемся доказать на многочисленных примерах, — не на сухих статистических отчетах, а на шокирующих историях из реальной жизни жителей Томской областиСмерть пенсионерки Томского района

В начале апреля этого года мы узнали о скоропостижной смерти одной из видных активисток КПРФ по Томскому району, жительницы села Моряковка — томички Галины Константиновны Инжаковой.
Ей было 68 лет. При этом она вела очень активный образ жизни и скоропостижно умерла от осложнений простого ОРЗ. Окончательный диагноз врачей — двустороннее воспаление легких.
Возможно, данная смерть и не привлекла бы нашего внимания, если бы не весьма странные обстоятельства «лечения» пожилой женщины.
По словам родственников Галины Константиновны, в конце февраля этого года, когда женщина работала волонтером на выборах и разносила газеты с листовками, она сильно простыла, и с этого момента начался «обратный отсчет» в ее жизни, хотя в первое время ни она сама, ни ее родственники ничего об этом и не подозревали. Сразу после начала недомогания томичка обратилась к своему участковому терапевту Татьяне Васениной, осмотрев больную, врач не заметила в ее состоянии «ничего угрожающего», назначив ей амбулаторное лечение. Однако спустя время в состоянии здоровья Галины Инжаковой прогресса не наступило. Женщина неоднократно просила врачей в своей поликлинике в Моряковке, чтобы ее направили в ОКБ в специализированной отделение, либо в Моряковскую больницу. Но этого не происходило более месяца. Мешала пресловутая «модернизация». После того, как ей стало еще хуже, женщину наконец-то направили на стационарное лечение в больницу поселка, где Галина Инжакова провела 3 дня в терапевтическом отделении. Несмотря на резкое ухудшение состояния здоровья, госпитализировать ее в ОКБ, или в Тимирязево сразу никто не спешил — заведующая больницей Морякковки не направила больную женщину в Томск.

Нынешний главный врач ОКБ, бывший начальник Облздрава Максим Заюков

Все это время участковые врачи и врач Моряковской больницы уверяли томичку что «ничего страшного» в ее болезни нет, что это «обычная простуда». Только спустя 4 дня, когда пенсионерка уже стала задыхаться, ее направили в Областную Клиническую Больницу Томска. Диагноз врачей был страшным — двустороннее воспаление легких в тяжелой и запущенной форме. Сразу после поступления в больницу Галина Инжакова впала в кому, и пролежала под аппаратом ИВЛ двое суток. Спустя два дня врачи констатировали смерть пациентки от развившегося осложнения.

Вот так, вроде бы «обычная простуда» привела к смерти, хотя возможностей для спасения жизни Галины Инжаковой изначально было хоть отбавляй (более месяца) стоило сразу направить женщину для обследования и лечения в областную больницу. Однако этого почему-то никто не сделал, врачи поликлиники и первого стационара упорно тянули время и «дождались» в итоге смертельного исхода пациентки. Почему они так поступали и почему мы вообще решили обратить свое внимание на данную историю, объясним ниже. Этот как раз тот случай, в котором как в капле воды отражается вся ситуацию в нашем здравоохранении. Данная история является своеобразной иллюстрацией тысячи таких примеров, на которые сегодня никто уже не обращает внимания.

С чего все началось

Дикий случай со смертью Галины Инжаковой в Томской области «от простуды», к сожалению, не исключение. Это скорее, уже стало печальным правилом для многих и многих томичей ушедших из жизни раньше срока. При развитии серьезного заболевания сейчас очень часто вас никто лечить не будет, — врачи томских поликлиник сейчас не заинтересованы и не хотят отправлять пациентов на обследование и лечение в стационары. Чтобы попасть в больницу, нужно пройти, что называется все «десять кругов ада». Для того чтобы понять, почему такое стало возможным, нам придется опуститься на почти 7 лет назад. Именно тогда, в 2005 году, с подачи руководителей здравоохранения Томской области, и одобрения Виктора Кресса был запущен «пилотный проект модернизации системы здравоохранения Томской области», который вышел на полную мощность в 2007 году. Проект предусматривал переход к «одноканальной системы финансирования», когда все расходы и финансовые поступления идут через фонд ОМС Томской области. Одним из главных элементов этой реформы стала «система фондодержания поликлиник». Именно с этого момента без направления из поликлиники, в стационар человека планово нельзя было положить ни при каких условиях.

Тогдашний заместитель губернатора Сергей Ильиных еще в 2007 году разъяснил, в чем состоит суть пилотного проекта по модернизации здравоохранения Томской области. Проект был разделен на три этапа

В рамках первого этапа было введено одноканальное финансирование. «Теперь все средства, которые идут на финансирование здравоохранения, поступают через один канал — систему ОМС через Томский территориальный фонд ОМС», — пояснял в 2007 году Сергей Ильиных.

Вторым этапом стало внедрение системы фондодержания на уровне лечебно-профилактических учреждений, которая предполагает, что «все денежные средства на здравоохранение, в соответствии с определенным принципом — тарифным соглашением, распределяются между лечебными учреждениями Томской области».

Бывший заместитель губернатора Сергей Ильиных

Позже в регионе реализован третий этап. «Введены расчеты за амбулаторно-поликлиническую и стационарную помощь между учреждениями здравоохранения», — сообщил Сергей Ильиных.

«Сегодня мы находимся в рамках четвертого этапа — это оптимизация деятельности лечебно-профилактических учреждениях в новых условиях», — уточнил он.

При этом заместитель губернатора подчеркивал, что оптимизация работы учреждений здравоохранения должна произойти «не ради экономии, а ради укрепления материально-технической базы».

«Основная задача в рамках реализации пилотного проекта сегодня — это довести материальную базу лечебных учреждений до нормального уровня, чем мы и будем заниматься», — увещевал Сергей Ильиных.

В рамках пилотного проекта, пояснил он, предполагалось дальнейшее развитие сети общих врачебных практик.

Следующим этапом реализации пилотного проекта стало передача фондодержания, тех денег которые положены лечебному учреждению за прикрепленное население, непосредственно врачу общей врачебной практики — терапевту. Чтобы он принимал решение, куда пациента направлять, в поликлинику, в диагностический центр, либо в стационар. Вся основная нагрузка в данном случае легла на плечи терапевтов. Именно они стали решать куда направить пациента — на специализированное обследование , в больницу, или лечить в поликлинике. 

Поясним, что это значит на простом примере.

Проект, который привел к обратному результату 

Вроде бы ничего страшного в данной модернизации здравоохранения изначально как бы и не было.
Терапевт после первичного осмотра теперь решает, куда отправить человека — в поликлинику, спец.центр или стационар больницы. Врачебные учреждения сами теперь решают вопросы с финансированием, кто и за что должен платить за лечение пациента, используя фонды обязательного мед.страхования.

Глава Управления здравоохранения Томска Сергей Андреев:

Правда, была одна сразу незаметная «тонкость» — если человека направляла на специализированное обследование в больницу или диагностический центр поликлиника, она же из фонда ОМС и оплачивала лечение больного в больнице, т.е. из своих средств. Если же справлялась сама — все деньги фонда оставались в учреждении — хорошая экономия.
Если человек самостоятельно обратился в больницу, то все расходы на его обследование несло само учреждение,однако попасть в больницу без направления из поликлиники стало практически невозможно. Не удивительно, что основной порок данной системы вскрылся сразу и немедленно. Поликлиники на местах стали под разными предлогами отказывать пациентам в выдаче направлений для обследования в стационары, и специализированные поликлиники и центры, «экономя» свои фонды, в результате чего пациенты стали поступать в больницы только по вызовам «Скорой Помощи», или запустив свое заболевание до крайности. Фактически сейчас многие больницы Томской области превращены, по сути, в «пункты Скорой Помощи». Людей просто перестали лечить. Областная Клиническая больница, где работали врачи высокого класса, постепенно стала превращаться в перевалочный пункт «Скорой», обычную подстанцию, где лечат переломы, насморк и принимают бомжей.
Узкие специалисты стали терять свою квалификацию. Кроме этого «модернизация» привела к чудовищному разрастанию сферы платных услуг в томской медицине, причем в учреждениях, которые по логике вещей должны были оказывать врачебную помощь бесплатно. Больные ведь не могу ждать, пока их «пинают» из поликлиники в поликлинику, или «лечат» неизвестно от чего, не выдавая нормального направления на обследование – люди, которые хотят выжить, просто вынуждены платить за дорогостоящие обследования и консультации, которые ранее оказывались бесплатно.
Быстрый процесс разрушения системы здравоохранения в Томской области сопровождался пышными и бравурными речами о «модернизации», «поставках нового оборудования», «улучшении врачебной помощи», все это шло наряду закрытием больниц и поликлиник в районах области и их «укрупнением», когда для того чтобы попасть к врачу-терапевту на прием жители Томской области вынуждены ездить за 80-100 км. Единственным «положительным итогом» такой «модернизации здравоохранения» в Томской области стал быстрый рост заработной платы глав медицинских учреждений — главных врачей томских поликлиник, медицинских центров, НИИ, больниц и томских чиновников от здравоохранения, чье количество постоянно увеличивается. Их заработная плата сейчас колеблется от 30 до 500 тысяч рублей в месяц. Они-то и дают постоянные многоречивые комментарии об «успехах» подобной модернизации.

Начальник фонда ОМС Виктор Козлов

В Фонде ОМС Томской области такой проект, несмотря на его очевидную порочность, считают «большим прорывом». Они утверждают, что этот проект привел к «улучшению ситуации с лечением пациентов» хотя и признают то, что «на врачей терапевтов увеличилась нагрузка» и они « не всегда могут оказать квалифицированную помощь». В беседах со мной работники фонда, сообщили, что в ближайшее время на такую же систему будут переведены все подстанции «Скорой Помощи» и вся высокотехнологичная медицинская помощь в Томской области. Сейчас такой «пилотный проект» реализуется всего в 6 субъектах Российской Федерации, причем в Самаре почему-то отказались от такой «новации», после года провальной попытки. В Управлении здравоохранения Томска также вполне довольны данной системой и ничего менять в ней не хотят. Во всяком случае его начальник Сергей Андреев, ответил нам в интервью именно так, однако от подробных комментариев о достоинствах и недостатках данной системы чиновник почему-то уклонился. В областном департаменте здравоохранения также считают проект вполне успешным. Правда, в чем конкретно выразилась «успешность» данного проекта не сообщается. Хотя, надо признать, что если настоящей целью проекта на самом деле была ликвидация как можно большего количества больных в Томской области, да быстрого обогащения главных врачей томских клиник, то проект просто «сверхэффективен». Задачи реализованы на все 200%. Только нужен ли нам такой вот «медицинский концлагерь» для томичей в наших больницах? Ответ на это риторический вопрос каждый может дать сам.

Любой здравомыслящий человек вам скажет, что если противопоставить личную экономическую заинтересованность врача, в том числе и главного врача, и здоровье граждан, то победит экономический интерес. Больных будут потихоньку морить, если от этого зависит заработная плата врача и его премии. Геометрическая прогрессия этой экономической заинтересованности возникает именно при такой «модернизации». Когда пациента начинают «морить», те, что пограмотнее, ищут возможность вылечиться и не ждать своей смерти вместе с терапевтом. Ведь у многих нет узких медицинских познаний и узких диагностических возможностей установить истинный диагноз. Такой жизнелюбящий больной ищет возможность установить правильный диагноз и получить правильное лечение. Однако для того чтобы выжить, пациенту сейчас приходится проявлять смекалку и платить деньги. А это значит, что главные врачи и администраторы от здравоохранения от такой системы получают вполне определенную экономическую выгоду…

Кому это выгодно?

«Морить» людей, путем неоказания им нормальной мед.помощи сегодня в Томской области очень экономически выгодно, более это выгодно «в квадрате». Экономятся средства ОМС, из которых можно выплатить себе премии, купить новое оборудование для платных медицинских услуг. Созданные условия повышают и объем платных услуг, это значит и полученную от них выручку, а это опять деньги «в личный карман» главного врача.

Начальник областного департамента здравоохранения Ольга Кобякова:

А то что фактически разрушается ОКБ и другие узкоспециальные отделения в больницах города Томска, как мощное высококвалифицированное специализированное учреждение, что теряется квалификация этих врачей организаторам здравоохранения в Томской области просто «наплевать».

Задумаемся, почему врачи – организаторы подобной «модернизации здравоохранения» в Томской области забыли о клятве Гиппократа, и предпочли в ущерб здоровью, а иногда и жизни сотен, а я думаю даже тысяч людей, поставить на первое место «деньги» и личную выгоду.

Я знаю в Томской области много врачей и экономистов в здравоохранении, которые никогда бы так не сделали, понимая последствия таких шагов, и именно по этому, видимо, их и нет в организаторах «модернизации здравоохранения».

Отсюда можно утверждать, что возможны две причины сохранения этой порочной и чудовищно преступной системы.

1. Либо организаторы «модернизации» — ничего в медицине не понимают, и их назначили исходя не из квалификации и опыта работы, а по протекции «сильных мира сего».
2. Либо эти люди отчетливо понимают преступность этой системы, и цинично ее сохраняют из своей личной материальной выгоды, либо выгоды своего клана.

Рассмотрим же Томскую область в части кадровых назначений в организации здравоохранения. Не беремся утверждать однозначно, но в народе утверждают следующее:

1. Главный врач ОКБ — Максим Заюков, одноклассник Сергея Ильиных. Сегодня по факту странной «пропажи» около 300 млн. рублей выделенных на «ремонт оперблока» ведется проверка правоохранительными органами Томской области.
2. Руководитель Облздрава — Ольга Кобякова, однокурсница дочери Виктора Кресса, Елены Ефимовой.
3. Руководитель фонда ОМС — Виктор Козлов, лично в интересном месте вывел шипицу экс-губернатору Виктору Крессу, и этим самым заслужил это место.
4. Руководитель клиник Кардиоцентра — Елена Ефимова, дочь Кресса;
5. Руководитель Горздрава Сергей Андреев — друг и однокурсник Евгения Яловеги (тоже возглавлял фонд ОМС), протеже Александра Макарова.

Главный врач НИИ кардиологии СО РАМН к. м. н. Елена Ефимова:

Отсюда только остается гадать, кто эти организаторы томского здравоохранения, мягко скажем
«особо одаренные», которые не понимают всю ущербность этой системы, или циничные политики, зарабатывающие на горе других людей. Но нам это по большому слову все равно. Я знаю, что эту систему нужно немедленно менять, и меня поддержат в этом большое множество практикующих врачей. И сегодня это становится реальностью.

Их покровитель стал сегодня «политическим трупом» и сегодня с приходом нового губернатора появляется надежда, что «семейственность» клана Виктора Кресса в медицине будет скоро разогнана. Самое главное, — есть надежда на то, что над жителями Томской области перестанут бесконечно «экспериментировать». Когда здоровье и жизнь томичей поставят выше тех денег, экономию которых некоторые чиновники от здравоохранения законно и незаконно «распихивают» по своим личным карманам.

Совсем скоро мы увидим, каков наш новый губернатор — это или декорация, не сулящая нам никаких перемен (как кланы Кресса, Жидких и Козловской правили областью, так все и останется), либо он новое политическое лицо, хотя сегодняшние разговоры о возможном назначении Виктора Кресса сенатором в Совет Федерации, по его рекомендации, указывает на первое ( неужели нельзя было найти более достойное и полезное для Томской области лицо — например Калюжного), что покажет наш «тест на здравоохранение» — станет известно в самом ближайшем будущем.

Андрей Волков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *