Война жестко потребовала кардинальной перестройки не только промышленного производства: все отрасли и сферы народного хозяйства должны были работать для нужд фронта как элементы единого боевого механизма. Каждая отрасль решала свою задачу. Оборонный потенциал чрезвычайно сильно зависел от уровня образования специалистов и разработок ученых. Проблем было много, и все они были первостепенными: гражданские исследования нужно было быстро перевести в военно-прикладные для создания лучших, чем у врага, образцов вооружения и техники. При этом требовалось полноценно обучить специалистов вместо ушедших на фронт, сохранить научные школы и создать задел для новых открытий. Как сражался вузовский город в своих лабораториях и учебных аудиториях и решал труднейшие задачи – в очередном материале «ТН».

С кафедры на фронт

До войны Томск занимал одно из лидирующих положений среди других научно-образовательных центров Сибири и СССР не только по качеству научно-педагогических кадров, но и по количеству студентов, тем самым подтверждая статус студенческого города, сибирского Кембриджа. Парадокс, но в вузах Томска, районного города Новосибирской области, обучалось студентов больше, чем в областном центре.

Наиболее крупными вузами были Томский государственный университет, индустриальный институт (ныне – ТПУ), медицинский институт (ТМИ, ныне – СибГМУ), электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта.

В ТГУ, например, тогда училось 2 тыс. студентов, профессорско-преподавательский состав насчитывал 206 человек и было семь факультетов: физико-математический, химический, биологический, геолого-почвенный, географический, специальный, историко-филологический.

После получения известия о нападении фашистской Германии в томский военкомат хлынул поток заявлений от студентов и преподавателей с просьбой отправить их на фронт. Уже 23 июня из ТГУ на передовую ушли первые 77 преподавателей и студентов, и среди них – профессор В. Н. Кессених, проректор университета. Уходили доценты и аспиранты, ассистенты, студенты и выпускники. О своем желании вступить в ряды Красной армии заявления писали целыми студенческими курсами.

Они сражались на полях Великой Отечественной войны, обороняли Москву и Ленинград, отстаивали Сталинград, освобождали от фашистов страны Европы, участвовали в битве за Берлин. Оставшиеся в тылу самоотверженно трудились, приближая Победу.

 

За 1941–1944 годы преподавателями и научными сотрудниками вузов Томска были защищены 34 докторские и 103 кандидатские диссертации

 

Досрочный выпуск ФМФ ТГУ (4-й курс). Июль 1941.

Наука с концентрацией

В первые недели войны почти все высшие учебные заведения города лишились большинства учебных помещений: общежития, лаборатории были переданы на нужды обороны. В главном корпусе ТПУ располагалось военное училище зенитчиков (ЛАТУЗА), а в главном здании ТГУ – эвакуированный завод № 355. Студентов расселили по углам по всему городу, факультеты – по пригодным помещениям (например, ГГФ ТГУ квартировал в нынешнем Дворце бракосочетаний), а общежития отдали под госпитали. Концентрация высшей школы сильно возросла с приездом эвакуированных вузов и НИИ, среди них были Московский станкостроительный институт (СТАНКИН), Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МЭМИИТ).

Преподаватели прибывших вузов тут же включились в работу, встав к кафедрам вместо ушедших на фронт: в ТГУ работало 26 эвакуированных преподавателей, из них 14 профессоров и шесть доцентов. Среди них были ученые первой величины – академики А. А. Заварзин, А.И Белецкий (Украина), профессора К. Д. Баев, В. А. Измаильский, П. С. Купалов, И. Н. Буланкин (Харьков). Кстати, в томских вузах обучались также эвакуированные в Сибирь студенты Киевского, Одесского, Харьковского и Днепропетровского университетов. На 1 января 1942 года в Томске вместе с эвакуированными насчитывалось 138 профессоров (в том числе 110 докторов наук) и 196 доцентов.

Государство высоко оценило труд томских ученых, направленный на помощь фронту и тылу. За период Великой Отечественной войны девять томских профессоров (В. Д. Кузнецов, М. А. Большанина, А. А. Заварзин, Н. А. Чинакал, К. В. Радугин, Л. П. Кулев, А. Г. Савиных, С. П. Сыромятников, Б. И. Баяндуров) были удостоены Сталинской премии. Лауреатами Сталинской премии после вой­ны стали В. В. Ревердатто, Н. В. Вершинин, Д. Д. Яблоков и Д. А. Жданов. Большая группа ученых была награждена орденами и медалями

Война, а вы о высшем образовании…

Всем томским институтам, как и другим вузам страны, пришлось перестраивать учебные планы и программы. На основании указаний Наркомата просвещения пятилетний срок обучения был сокращен до трех лет. Только у медиков он составил 3,5 года. Лишь в 1944 году университеты вернулись к довоенным пяти годам обучения. Педагогический процесс в университете за годы войны резко снизился в качественном отношении и проходил по весьма упрощенной схеме: изложение материала без опытов, демонстраций, часто и без применения наглядности, потому что многие кабинеты были законсервированы. Лабораторные занятия без электроэнергии, газа, без реактивов и материалов. Семинаров с глубоким научным обсуждением почти совсем не было… Кстати, современники утверждали, что в Томском горкоме партии даже обсуждался вопрос о закрытии университета, но его коллектив заверил, что сумеет обеспечить подготовку специалистов, не снижая помощи фронту.

В целом вузам Томска удалось стабилизировать учебный процесс, адаптируя его под требования и трудности военного времени. Выпускники, аспиранты также включались в помощь армии, производству, госпиталям, сельскому хозяйству. Глубоко в тылу студенты и сотрудники томских вузов сполна ощутили на себе всю тяжесть военного времени. Сами скудно питаясь, они собирали посылки с продуктами для бойцов Красной армии. Шили теплые вещи и отправляли их в качестве подарков в разные войсковые части. Ежемесячно отчисляли свой однодневный заработок в Фонд обороны. Много внимания уделялось шефству над госпиталями. Студенты проводили с ранеными беседы, организовывали творческие вечера, оказывали помощь в подготовке к поступлению в вузы.

В одном из приказов по ТГУ 1944 года объявлялась благодарность студентам историко-филологического факультета, отгрузившим в сжатые сроки 2,5 тыс. тонн угля: лучших работников «премировать месячным окладом зарплаты и выдать ордер на отрез шелка на платье». Университет в годы войны выпустил 1 269 специалистов. В ряды студенчества постепенно вливались и те, кто вернулся с фронта, и вузовское образование назло войне не прекратилось.

Микроскопом и пинцетом по врагу

Реорганизация научных исследований позволила создать новые формы научных разработок и максимально сократить сроки выполнения поставленных обороной задач. Большую роль в актуализации исследований сыграл известный на всю страну Томский комитет ученых.

Также важную роль в выполнении работ по оборонной тематике играл СФТИ, по праву считавшийся научно-техническим центром Сибири. Практическая работа по изготовлению и ремонту приборов и аппаратуры велась на базе мастерских СФТИ.

Признанием научного вклада ученых политехнического института в годы войны стало присуждение Государственной премии в 1943 году профессорам Константину Радугину за открытие крупнейшего Усинского месторождения марганцевых руд, Николаю Чинакалу, Леониду Кулеву.

Всего за годы войны учеными всех томских вузов было выполнено 823 научные работы.

Наиболее существенными достижениями ученых в годы Великой Отечественной войны считаются следующие: внедрение дефектоскопов СФТИ на транспорте и в промышленности; радиощуп Одинцова – Кашкина получил широкое применение в госпиталях для обнаружения осколков в теле раненых; проходческий щит Чинакала введен в практику угледобычи на шахтах Кузбасса; исследования профессора В. Д. Кузнецова позволили установить зависимость бронестойкости от механических свойств материала. В медицинскую практику были введены новые лекарственные препараты, изготовленные на основе местного сырья. Профессор Б. П. Токин нашел мощные бактерициды растительного происхождения, и их стали активно применять для лечения. Ученые осуществили успешный поиск импортозаменителей для изготовления изоляционных материалов. Были открыты месторождения вольфрама, марганца, олова, золота, молибдена и других редкоземельных элементов геологами ТИИ и ТГУ.

К этому надо добавить существенные достижения томских ученых в области использования ресурсов местного топлива, заменителей жидкого горючего на основе богатого сибирского материала, регенерации смазочных масел и многое другое. Неоценимый вклад в излечение раненых воинов внесли ученые ТМИ, успешно решавшие проблемы военного травматизма, борьбы с эпидемическими заболеваниями и другие. Особое внимание они уделяли разработке и внедрению эффективных методов лечения раненых, профилактике и лечению острых инфекционных заболеваний. Особое значение имели работы профессоров ТМИ: Д. И. Гольдберга – по стимуляции заживления огнестрельных ран, А. Г. Савиных – по совершенствованию методов хирургического лечения травматических медиастенитов.

Профессор В. А. Измайлов изобрел специальный однопроцентный препарат водорастворимой камфары, позволяющий спасти больного в критических случаях. Этот препарат под названием «Камфара ВИ-32» выпускал Томский фармзавод.

Оценивая в целом деятельность томских вузов и научных учреждений в годы Великой Оте­чественной войны, профессор ТГУ В. Д. Кузнецов, выступая на I Томской областной конференции ВКП(б) в феврале 1945 года, от имени ученых заявил: «Горячо любя Родину, труд и науку, мы подчинили труд науке, а науку – Родине. У нас появилась единая мысль, и эта мысль была обращена к фронту, на разгром врага».

Автор: Анатолий Тетенков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

79 − 69 =