Фото: Артем Изофатов

Евтушенко

Пять лет в этом году исполнилось мальчику Диме – рекорд-смену Томского областного перинатального центра, родившемуся весом всего 490 граммов. Он ровесник медучреждения, в котором появился на свет и без которого у него не было бы шансов выжить.

-«Ирина Дмитриевна, нам это необходимо?», – нынешний главврач областного перинатального центра, профессор, известный доктор и городской депутат Ирина Евтушенко вспоминает разговор восьмилетней давности в администрации Томской области, куда пришла с идеей открытия перинатального центра. – Деньги были сумасшедшие, даже притом что половину стоимости финансировала Федерация. Но я ответила: «Очень нужно!» Стройка шла тяжело: 2009–2010 годы – кризисная ситуация в строительстве. Но проект был завершен! Сейчас могу с гордостью сказать: по итогам последних пяти лет младенческая смертность в Томской области стала одной из самых низких от Урала до Дальнего Востока.

Это бесценно

– Я считаю (и это не пафосные слова), что Владимир Путин войдет в историю в том числе благодаря строительству перинатальных центров. И очень рада, что в свое время мы не упустили момент и организовали такое медучреждение в нашем регионе. Ситуацию с младенческой смертностью удалось изменить кардинально, это – результат больших усилий коллектива: врачей, неонатологов, акушеров, санитарок, главного врача.

Первым руководителем областного перинатального центра был кандидат медицинских наук Александр Холопов. Во многом благодаря ему движение вперед и происходило. Не все сразу получалось, но было огромное желание, мы много учились – в Москве, Питере, за рубежом. Все-таки это целая технология – выхаживание недоношенных детей весом 500–1 500 граммов. Размером они чуть больше ладошки. Эту крошечку надо извлечь в плодном пузыре и сразу поместить в специальные условия, которые имитируют внутриутробные. При этом нужно обследовать, лечить, кормить и наблюдать. Просто космос!

– Такие малыши всю жизнь остаются мелкими?

– Нет. Вообще, я часто слышу вопрос: мол, потратили столько денег, и что потом? Что из них получается? Могут ли они вообще видеть, слышать? Так вот, мы провели исследование – посмотрели всех детей, которых выходили за пять лет. Честно – я не ожидала таких хороших результатов! Большинство ведут жизнь совершенно беззаботную, видят-слышат, общаются, не отстают в своем развитии, 90% наших маленьких пациентов к году практически такие же, как их родившиеся в срок сверстники, а 2% даже немножко крепче. И очень небольшая доля, немного худее, хотя потом все равно нагоняют. Если ребенок родился весом от 500 до 750 граммов, мы выхаживаем его в 73% случаев, от 750 до 999 граммов – в 96%, а свыше 1 000 граммов – в 99,6% случаев. Другое дело, что технологии не стоят на месте – появилось оборудование более высокого класса, которое позволяет еще качественнее выхаживать маловесных деток. Теперь нужна программа переоснащения перинатальных центров, которым пять и более лет. Мы ее готовим. В апреле, когда была прямая линия с президентом, наш коллектив передал Владимиру Путину этот видеовопрос.

Личность № 1

– Нам в редакцию пришло анонимное письмо из Кривошеинского района, якобы женщины долго ждут бесплатного ЭКО, отчаиваются, делают операцию за деньги, и буквально через неделю их извещают, что их очередь подошла.

– Прошу пациенток обращаться ко мне лично, и мы разберемся в каждом случае. Я отчасти понимаю, почему возникают такие письма. В Томской области 16–17% пар бесплодны. Перинатальный центр рад бы сделать экстракорпоральное оплодотворение всем желающим. Но! Бесплатная процедура ЭКО проводится за счет средств ОМС в рамках выделенных квот. В то же время пациентки могут обратиться в комиссию Департамента здравоохранения Томской области на базе ОПЦ и написать заявление об оказании специализированной медицинской помощи с использованием вспомогательных репродуктивных технологий (ЭКО) за счет средств ОМС в иной медицинской организации, в том числе за пределами Томской области. Но могу заверить: очередь не спрятать, не подтасовать, она открытая. Есть четкий список ожидающих процедуры женщин, раз в неделю заседает комиссия из 7–10 человек во главе с внештатным репродуктологом Томской области, и по каждой пациентке индивидуально принимается решение: можно делать или нет, есть противопоказания или нет.

– Когда в Томске было сделано первое ЭКО?

– В 1999 году я сделала первую операцию кесарева сечения женщине после ЭКО, на свет появился чудесный мальчик, сейчас ему 17 лет. А есть случай, который я не могу вспоминать без слез. У женщины оба сына погибли, она пришла ко мне уже в возрасте за 45 лет и сказала: я не могу так больше жить, помогите! Мы сделали ей ЭКО, и родились двое мальчишек…

– Вы сейчас много занимаетесь административной и политической деятельностью: главврач перинатального центра, руководитель кафедры акушерства и гинекологии СибГМУ, заместитель председателя Думы города Томска. Но вы ведь акушер-гинеколог от Бога! Не жалеете, что стоять «у станка» нет возможности?

– Почему же нет! Вот, в понедельник оперировала пациентку, в четверг вместе с сыночком они выписались. Это, конечно, происходит не часто, для меня интересно что-то сложное. Но, если надо, могу принять роды. У меня много талантливых учеников, которые стали настоящими профессионалами. Я горжусь ими. Благодаря двум прекрасным коллективам – областного перинатального центра и кафедры акушерства и гинекологии СибГМУ – я могу организовать свое время так, чтобы совмещать профессиональную и общественную работу. Раз в неделю делаю обход в ОПЦ – и беременных, и родильниц, и детей. Принимаю пятиминутки по скорой помощи в гинекологической клинике СибГМУ, в том числе в субботу и воскресенье. В коллективе шутят: как рано Ирина Дмитриевна сегодня приедет? В 06.30? В 07.00?

– Про ваши обходы легенды ходят, как медперсонал их боится: не дай бог кто-нибудь из пациенток пожалуется!

– Да, я очень требовательна к себе и к коллективу. Мое глубокое убеждение: в перинатальном центре главные люди – это ребенок и его мама. Для них он и создан. Да, бывает плохое настроение, но я всегда говорю персоналу: проблемы оставляйте за порогом. Весь коллектив должен сделать все от него зависящее, чтобы пребывание у нас было комфортным. Женщины ведь поступают с серьезными случаями, и внимательное отношение, приятное общение – половина дела на пути к выздоровлению.

Угроза репутации

– Минувшей зимой вы активно инспектировали аптеки на предмет завышения цен на противовирусные препараты. Это логично, учитывая вашу профессию. А в апреле неожиданно возглавили депутатскую программу по ограничению необоснованного роста цен на продукты питания. Почему именно вы?

– Все очень просто. Во время очередного рейда по аптекам, который проводили депутаты Думы города Томска и Законодательной думы Томской области, ко мне подошла женщина. «Вы Ирина Дмитриевна?» – «Да, Евтушенко». – «Я вас знаю. Вот вы по аптекам ходите, а здесь вообще-то все неплохо, я слежу за стоимостью (они такие молодцы, активисты Ленинского района!). А вы бы зашли в магазины! Просто драконовские цены!» На очередном собрании мы с депутатами обсудили эту проблему, инициатива оказалась решающей: «Ты предложила – ты и руководи!» В первый раз волновалась: как нас встретят? Даже корочки депутата взяла, хотя ни разу в жизни ими не пользовалась. И тут, кстати, не пригодились. К чести менеджеров магазинов, они отнеслись с пониманием и были готовы исправить ошибки. Мы смотрели цены на хлеб, молоко, кисломолочную продукцию, сыры, отмечали, представлены ли томские производители, чисто ли в торговом зале и есть ли просроченные продукты – как врача меня это очень волнует.

Порадовало, что томская молочка стоит на видном месте, она разнообразна и ее хорошо берут. Разочаровало, что кое-где на прилавках было грязно (мы ведь приходили внезапно, к нашему визиту не успевали подготовиться). Но самое главное разочарование: в сетевых магазинах нет овощей из Томской области. Ни картофеля, ни огурцов, ни зелени…

– Так, может, их в природе не существует…

– Существуют! Просто почему-то томские производители не могут договориться с сетями. Когда мы приехали на Губернаторский рынок, мне подсказали: «Видите длинную очередь? Вот там томские овощи». Подошла – и правда: свежие огурчики, салатик, зелень… И у покупателей эта продукция востребована.

– А можно ли реально влиять на цены, на политику супермаркетов в отношениях с производителями?

– Вы знаете, публичная ответственность дисциплинирует. Когда через средства массовой информации говоришь: в конкретном магазине грязно, просроченные продукты и необоснованно завышены цены, это сильно бьет по репутации. Именно поэтому рейды по аптекам оказались эффективными: мы зафиксировали, что цены на лекарства реально стабилизировались. Большим достижением я считаю, например, то, что в муниципальных аптеках удалось отменить доплату за экстренное приготовление лекарств.

Путь по восходящей

– Сейчас вы готовитесь к майскому предвыборному голосованию «Единой России», много встречаетесь с жителями области. Что их волнует, кроме роста цен?

– Много вопросов относительно ремонта дорог, благоустройства, стимулирующих выплат для бюджетников. Когда я была в Первомайском районе, встала учительница и говорит: «У меня стаж 40 лет. Раньше я работала 15 часов в неделю и получала определенную сумму. Сейчас у меня 30 часов и та же заработная плата. Чтобы получить стимулирующие выплаты, я должна еще больше работать». Аналогичная ситуация у врачей. Люди просят упорядочить эту систему. Большая проблема в области стоматологии.

После одной из встреч ко мне обратилась женщина – томичка, мама трех детей, воспитательница детского сада. Говорит: «Вылечить зубы за деньги я не могу, это половина моей зарплаты. А очереди по ОМС конца и края нет…» Много вопросов, касающихся проблем конкретных территорий. Кстати, почти нет вопросов по детским садам. Если в 2010 году был просто шквал возмущения («Когда моему ребенку дадут место!»), то сейчас тему затрагивают только в таком ключе: дали сад, а я хочу ближе к дому, как поменять. То есть эту проблему удалось снять благодаря кардинальному решению Сергея Жвачкина.

– Зачем вам менять статус городского депутата на федерального? (Ирина Евтушенко борется за право участия от «ЕР» в выборах в Госдуму РФ. – Прим. ред.)

– Потому что так можно решить еще больше проблем. Весь мой жизненный опыт – это путь по восходящей: я приехала из Усть-Каменогорска, Восточный Казахстан. Девочка с чемоданом, двумя косичками, в Томске ни одного знакомого не было… С первого раза поступила в мединститут, хотя окончила обычную среднюю школу. Работала и санитаркой, и медсестрой, и акушеркой, и врачом-гинекологом. Кандидатская, докторская, заведование кафедрой, участие в создании перинатального центра…

Много занималась демографической политикой – возглавляла группу по повышению рождаемости в Томской области. Тогда мы поняли, что рождение второго и третьего ребенка нужно стимулировать, свои предложения отправляли в правительство. Все это в итоге вылилось в программу материнского капитала, в льготы по ипотеке. Так что я хорошо представляю, какие механизмы должны быть задействованы, чтобы ситуация в здравоохранении реально улучшилась. Кроме того, у меня много коллег в других городах, мы дружим, я знаю чаяния и беды в области медицины практически в каждом регионе. Думаю, мне хватит авторитета быть услышанной.

Справка «ТН»

Ирина Евтушенко – главный врач ОГАУЗ «Областной перинатальный центр», заместитель председателя Думы города Томска. В 1980 году окончила лечебный факультет Томского медицинского института (ныне – СибГМУ). Доктор медицинских наук, профессор. С 1997 года – завкафедрой акушерства и гинекологии лечебного факультета СибГМУ. Замужем, воспитывает дочь.

ЦИФРА

13 500 детей родилось в областном перинатальном центре за пять лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

58 + = 68