Соль, слезы и труд девушек, обдумывающих житье

– Парень есть?

– Сейчас нет, – вздыхаю я.

– Это хорошо. Нам не нужны разборки в заведениях.

Менеджер по набору текильщиц продолжает как в анекдоте:

– Заповедей у промомоделей текилы немного: всего девять. Но не вздумай прелюбодействовать с гостями. А так всё просто:

1. Следи за внешним видом.

2. Всегда улыбайся.

3. Не конфликтуй, а то уволят («вы заменимы, а клуб – нет»).

4. Много не пей, а то уволят.

5. С гостями не ешь.

6. Не разбивай бутылки.

7. Не уезжай из заведения вместе с гостями.

8. Никакого секса, тем более за деньги, уволят со скандалом и позором («случаи разные бывали. Если узнаю…»).

9. За боди-шот бери больше.

Тело – в дело

Шот – порция спиртного. Боди – тело. Клиенты, любящие пить текилу по правилам, если захотят, слизывают соль с твоего тела, а кусочек лайма берут из твоих губ. Ощущения нормальные, но в душ после смены бежишь как стометровку. За боди-шот платили дополнительно 500 рублей плюс цена алкоголя. Хотя каждая девушка оценивала боди-шот по-своему. Потом мне объяснили, что в 500 рублей можно оценить живот и грудь, а с руки пойдет и 250. Но не каждый мужчина согласится платить дополнительные 500 рублей. Им сначала кажется забавным слизать соль с тела девушки, а потом выясняется, что это не стоит 500 рублей. Некоторые считают, что им всё даром должно доставаться, и обижаются на отказы.

А так, на первый взгляд, не работа, а загляденье!

Ты ходишь по залу в коротких шортах, колготках в сетку и клетчатой рубашке. Выглядишь безупречно: прическа, макияж, маникюр, педикюр… улыбка. Нас украшают высокие каблуки и «патронташ» – пояс с рюмками-шотами. Мы цокаем по кафелю, нося в руках тяжелые бутылки с виски или текилой, подсаживаемся к гостям, улыбаемся и веселим их, предлагаем выпить и берем за это деньги.

Деньги – вперед!

Алкоголь берем из бара. У бармена специальная тара с меркой – замеряет, сколько взяла и сколько продала. Но процент с продаж небольшой (10 или 15%). Большую часть заработной платы составляли, конечно, чаевые. Иногда на чаевые мужчины тратили больше, чем на сам алкоголь. У меня был случай, когда мужчина заплатил мне 10 тысяч рублей за то, что составила ему компанию. Но такое было один раз.

Деньги только наличкой (хотя потом стали и с терминалами ходить). Деньги всегда брали вперед – этому учишься сразу: не взяла вперед деньги, потом не удивляйся, что клиент не хочет платить. Такое бывало, и не раз. Взрослые мужчины сначала уверяли, что они при деньгах, и уговаривали налить вперед, а потом божились барменам, охранникам, админам, что им никто не наливал и платить они не будут. И всё, текильщица в проигрыше, потому что за недостаток алкоголя в бутылке платит уже она.

Наличку прятали в лифчик. А куда еще? В лифчике – крупные купюры, по карманам – мелочь. Сдачу тоже из лифчика доставали. Шутки, веселье, иногда смех… сквозь слезы.

Романтика!

Романтики в работе текильщицы в действительности не особенно много. Знакомства с мужчинами в атмосфере дурмана личного счастья не приносят. Встречи со знакомыми и (не дай бог!) с преподавателями из университета казались страшнее проваленного экзамена.

При этом нужно было быть безупречной, улыбающейся и харизматичной каждые пятницу и субботу, даже если у тебя умерла любимая кошка. Попадали в команду текильщиц далеко не все. И дело было не только в привлекательной внешности. Не менее важным было умение общаться, знакомиться, предлагать и… продавать, продавать, продавать!

Работа ночная. Оставались не все. У меня был случай, когда девушка, которую я стажировала, сбежала через десять минут. Трубки не брала, на сообщения не отвечала. Я ее понимаю.

Хотя ведь с самого начала ясно, что работа эта не для всех… Но почему все-таки работали?

Проза жизни

Тут тоже всё как в анекдоте про дорогого ежика: очень деньги нужны. Мы студенты-очники: времени нет, а на стипендию не проживешь. А тут работать приходилось всего два дня в неделю, но за несколько часов ты можешь заработать столько, сколько некоторые – за месяц. Только не стесняйся – подходи и наливай.

Хороший заработок – единственное, что порой удерживало. В барах и клубах вероятность познакомиться с добрыми, честными и хорошими людьми с каждым часом стремилась к нулю. Женщины нам часто завидовали, мужчины пытались споить, устроить личную жизнь (или ночь), торговались и так далее. Хотя, конечно, не все. Помню, как однажды двое мужчин, которым я наливала, пытались накормить меня, передавая закуски под столом так, чтобы начальство не увидело. Благодаря им я продержалась всю оставшуюся ночь. Спасибо, ребята!

Отцы и детки

Часто бывали ситуации, когда мы с представителями старшего поколения не понимали друг друга. Я им про текилу, они мне про водку. Этим мужчинам даже само слово «шот» не нравилось, в первый раз слышали. Какой же это шот, когда это рюмка?

Но еще больше нас забавляли «ценители» текилы, или виски, или рома и прочего, которые побывали в Мексике, на Кубе и там пробовали «настоящую» текилу, или виски, или ром или еще что, а не «это ваше пойло». С такими только теряешь время и деньги. Они источали столько яда, что даже в примиряющей силе алкоголя можно было усомниться.

А женщины (в основном постарше, после 40) у нас в России мировые… Почти у каждой текильщицы был случай, когда в свою смену она подружилась (ну как подружилась: наливала всю ночь) с компанией женщин, которые приняли ее как родную! С одной из них я познакомилась в караоке-баре. Она долго за мной наблюдала, затем поймала чуть ли не за рубашку, когда я проходила мимо, и усадила прямо перед собой. Попросила налить и рассказать о себе: сколько лет, где учусь, на кого… Она с пониманием отнеслась к выбору работы, потому что сама «кем только не работала в молодости». Напоследок пожелала найти хорошую приличную работу и ушла. Больше я ее не видела.

Приличный город

Всё закончилось относительно быстро. Наши работодатели приехали из Новосибирска и почти сразу сообщили нам о том, что от Томска они просто в шоке: владельцы заведений просили текильщиц «вести себя поприличнее»… В Новосибирске, Красноярске, Москве было совершенно наоборот. Через год я ушла, так как подработка больше не приносила столько денег, чтобы закрывать глаза на ее минусы. Еще примерно через год в томском интеллигентском климате бизнес окончательно загнулся.

Но я ни о чем не жалею. Опыт работы текильщицей был потрясающей проверкой на прочность. Мы научились держать спину прямо под прицелом десятков глаз, улыбаться в лицо оскорбляющим и не принимать близко к сердцу абсолютно ничего. Спасибо большое, текила-мама, за школу жизни!

Автор: Марина Анкудинова
фото из архива автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

30 − 22 =