Иван и Михаил Почекины: Брату можно доверить все… кроме своей скрипки!

IMG_4781

В Томской филармонии стартовал 70-й концертный сезон. По традиции его открыл академический симфонический оркестр. В праздничный вечер вместе с томскими музыкантами на сцену вышли молодые талантливые скрипачи Иван и Михаил Почекины. Они приехали в Томск в рамках проекта Министерства культуры России и Московской филармонии «Звезды XXI века». В эксклюзивном интервью «Томским новостям» столичные музыканты рассказали о своих небогемных привычках, о том, каких житейских радостей их лишает скрипка, и чем они не готовы пожертвовать друг для друга.

Паганини в моей голове

– Иван и Михаил, только что у вас закончилась репетиция с оркестром. Некоторые актеры театра признаются, что репетиции они любят больше, чем спектакли. Но у музыкантов-то наверняка все иначе – вам нравится играть, когда в зале сидят слушатели…

Иван:

– Не знаю, как другие музыканты, но лично я утренние репетиции ненавижу, потому что я сова и ранний подъем для меня – настоящая пытка. Но, с другой стороны, качество игры в состоянии, когда ты подскочил с подушки и сразу схватился за смычок, – показатель твоего исполнительского уровня и готовности выйти с этим произведением на публику.

– Вы оба занимаетесь музыкой с пяти лет. Признайтесь честно, скрипка лишила вас детства?

Михаил:

– Конечно. Но здесь без вариантов. Потому что занятие музыкой требует каждодневных кропотливых репетиций. И неважно, играешь ты на скрипке, кларнете, пианино или трубе. Тем более родители в этом плане воспитывали нас очень строго: «Можете заниматься чем угодно, но прежде будьте любезны выполнить музыкальный урок».

– Скрипка и сегодня отнимает у вас много времени и лишает каких-то житейских радостей?

Михаил:

– А как же! Мы, например, болеем за московский «Спартак», но вырваться на стадион удается редко. Да и посмотреть футбольный матч по телевизору из-за наших постоянных разъездов тоже не всегда получается.

Иван:

– Только я бы сказал, что сегодня скрипка не отнимает, а занимает основную часть жизненного времени и пространства. Такая формулировка будет точнее.

– Согласитесь, что в нынешние времена решение связать свою жизнь с искусством – рисковое предприятие. Все-таки культура не самое доходное место. Да и гарантий, что все у тебя сложится благополучно (даже при наличии таланта), тоже нет – уж очень специфические правила игры в искусстве. Выбирая профессию музыканта, вы осознавали, что идете на определенный риск?

Иван:

– Не я выбирал – родители выбирали… Нет, безусловно, есть среднестатистический набор характеристик, по которым люди оценивают каждую профессию – «хорошая» она или «плохая»: зарплата, возможность карьерного роста, наличие рабочих мест… С таких позиций быть музыкантом, конечно, не самая завидная участь. Но какую бы профессию человек ни выбрал, он всегда хочет развиваться и проявить себя ярче коллег. А я еще и перфекционист: если уж берусь за какое-то дело, то стараюсь делать его по максимуму, насколько мои способности позволяют. Поэтому я сосредоточен не на том, что может дать мне профессия, а на том, каких вершин я могу в ней достичь.

Михаил:

– А мне кажется, что мотивация людей от искусства вообще выходит за рамки житейских нужд. Они занимаются музыкой, литературой, живописью потому, что не могут этого не делать. Если я, например, долго не беру в руки скрипку, у меня в голове начинает звучать какая-то мелодия. Настойчиво и непрерывно. До тех пор, пока я ее не исполню.

Дуэль на смычках

– В творческой среде, чего уж скрывать, царят жесткие законы конкуренции. Да и между братьями порой возникает дух соперничества. А в ваших профессиональных отношениях есть соревновательный момент?

Иван:

– Нет. Потому что, занимаясь каждый своей музыкальной карьерой, мы не ориентируемся друг на друга. Встречаемся на чемоданах, когда случаются совместные гастроли, и вновь расходимся в разные стороны.

– Но во время репетиций, когда что-то не получается, вы можете поругаться?

Михаил:

– В творческом процессе ругань и выяснение отношений – не самое конструктивное занятие. К тому же на сцене мы понимаем друг друга с полувзгляда. Хотя без спорных моментов на репетициях тоже не обходится. Но тогда у нас начинается дискуссия, иногда спор: один что-то предлагает, другой отвергает…

Иван:

– При этом, если предлагает Миша, а отвергаю я, он посылает меня в дальнее и нескучное путешествие (смеются).

– И в детстве тоже не выясняли, кто из вас главный?

Михаил:

– А вот в детстве было за что побороться (улыбается). У нас дома была большая комната для репетиций. Обычно ее занимал Ваня. Ну и я тоже хотел там играть. И когда жаловался родителям на брата, они мне говорили: «У тебя скрипка маленькая, потому и комната для занятий тебе нужна небольшая. Инструмент там звучит лучше».

Иван:

– На самом деле родители тебя грамотно задвигали, теперь вот отыгрываешься за былое (смеется). А если говорить серьезно, то Мише как младшему брату всегда позволяется чуть больше.

– Знаю, что для музыканта его инструмент – вещь неприкосновенная, которую он никогда не даст коллеге «в аренду». А брату доверить свою скрипку можно?

Иван:

– По этому поводу у нас взгляды разные. Я могу доверить брату все, а он мне – все, кроме своей скрипки.

Михаил:

– Я из тех музыкантов, которые очень привязываются к своему инструменту. Мне кажется, что, после того как кто-то чужой сыграет на моей скрипке хотя бы одно произведение, она начнет звучать по-другому.

Если скрипка хандрит

– Правду говорят, что скрипка – очень капризный инструмент?

Иван:

– Еще бы! Например, она «метеозависимая». В Москве у нас сейчас тепло, а в Томске за окном почти минус. И батареи в гримерке вовсю работают. В итоге моя скрипка стала расстраиваться. Но, если бы мы жили в Томске и поехали на гастроли, скажем, в Санкт-Петербург, она бы и там начала точно так же хандрить. Из-за резкой смены климата.

– А вам никогда не хотелось наорать на скрипку? Ну, знаете, когда на репетиции что-то долго не получается, бросить в сердцах: «Ах, да что б тебя!..»

Иван:

– Только на себя хочется накричать в таком случае (улыбается). А вообще, когда ты не в духе, лучше вовсе не брать скрипку в руки. Все равно ничего хорошего из этой затеи не получится. Проверил на себе неоднократно. Так что сначала успокойся, а потом уже начинай репетировать.

– Ну и с кем же тогда сложнее выстроить отношения: с капризной скрипкой или с капризной женщиной?

Иван:

– Скрипка априори верная, а вот женщина – не всегда (улыбается).

Михаил:

– А еще скрипка – очень честная барышня: в нее сколько вложил, столько и получишь в ответ.

– Вам нравится выступать на одной сцене. Что еще вы любите делать вместе, кроме просмотров футбольных матчей?

Михаил:

– Попить пива после концерта и поговорить за жизнь (улыбается). Эту привычку мы привезли из Германии, где учились. Там все студенты-музыканты после учебного дня дружными рядами отправляются в паб, чтобы обсудить за бокалом пива дела насущные.

Иван:

– Но во время наших с братом посиделок оценки «хорошо/плохо сыграл на концерте» не звучат. Потому что каждый все про себя знает и понимает. Да и произведения, как правило, мы играем не в первый раз… В детстве, когда у меня случались неудачные дебюты, мудрые люди говорили: «Что же ты так расстраиваешься? Ты ведь только один раз исполнил это произведение». Раньше я этого не понимал. И только с опытом осознал: дебютировав с каким-то произведением, нельзя исполнить его в совершенстве. Оно будет жить и развиваться вместе с тобой: меняешься ты – меняется и его звучание. Это как с книгами: читая их в школе, мы, как правило, видим только буквы. И уже в зрелом возрасте, после повторного прочтения, открывается смысл, который за этими буквами скрыт. Поэтому на сцене нужно всегда спрашивать с себя по гамбургскому счету. Но и понимать, что время победить невозможно.

IMG_4706

справка «ТН»

Иван и Михаил Почекины родились в Москве в семье музыкантов. Их мама – преподаватель игры на скрипке, отец – известный скрипичный мастер. Оба брата окончили музыкальное училище при Московской консерватории и Высшую школу музыки в Кельне. Почекины – участники международных фестивалей в России и за рубежом, лауреаты международных музыкальных конкурсов. Они выступали с ведущими российскими и зарубежными оркестрами. В числе стран, где музыканты побывали с гастролями, – Испания, Австрия, Германия, Швейцария, Франция, Италия.

«Качество игры в состоянии, когда ты подскочил с подушки и сразу схватился за смычок, – показатель твоего исполнительского уровня.

«Скрипка априори верная, а вот женщина – не всегда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *