Искать самолет в лесу все равно что иголку в стоге сена. Особенно если пропал он более 70 лет назад. Но есть такая работа – беречь память о тех, кто ценой своей жизни сохранил мир и покой на земле. Поэтому год от года поисковый отряд «Память» отправляется в экспедиции по местам боевых действий Великой Отечественной войны. В этом году при поддержке АО «Томскнефть» ВНК бригада поисковиков почти месяц работала в Калужской области. Благодаря им еще двадцать солдат и четыре летчика перестали числиться пропавшими без вести.

Обшивку на ложки

Экспедиция работала в 50 километрах от Брянска. Полевая вахта длилась 26 суток, включая проживание на месте проведения экспедиции.

– В этом году погода преподнесла нам сюрприз, – рассказывает Марат Санаев, начальник оборонно-спортивного клуба, десантник и командир поискового отряда «Память». – В первый же день начались дожди, и они продолжались до нашего отъезда. Плюс холодные ночи – до 7 градусов тепла. Вдобавок мы половину срока прожили в палаточном лагере в лесу. Это сказалось на моральном состоянии и физическом здоровье людей. Но, несмотря ни на что, мы работали в соответствии с планом. По нашей оценке и по оценке кураторов из поискового движения России, эта экспедиция была очень удачной. Особенно по линии авиации.

Поиск пилотов авиации Великой Отечественной войны – дело, в котором не всегда надеешься на успех. Сбито самолетов много. Погибших летчиков много. Судьба некоторых до сих пор неизвестна. Хотя прошло уже более 75 лет с того периода. Природа поглотила часть артефактов, превратила в ржавчину или уничтожила. Но самое главное – это вмешательство человека. Обычно, если самолет падал на вражеской территории, сразу приезжала зондеркоманда. Она осматривала место и, независимо от того, был там летчик или нет, закидывала всё взрывчаткой – чтобы припасы не попали к партизанам или регулярным частям. А когда война закончилась, то к местам падения началось паломничество местных жителей. После войны не хватало алюминия. Естественно, люди шли и брали разбросанные на земле фрагменты крыльев, фюзеляжа и превращали их в чашки-ложки.

Память в решете

В поисках самолетов отряд «Память» углубляется в глухие непроходимые леса. Здесь до войны были населенные пункты. Большинство из них были разграблены и сожжены. Из других просто сбежали. Лес быстро занял свободную территорию.

4 июля у экспедиции была первая успешная находка – самолет модели Як-7Б – один из самых распространенных советских истребителей во время войны. Одномоторный, экипаж – один человек, маневренный, хорошей конструкции.

– Мы неоднократно работали на этом месте, находили крупное и мелкое железо и даже останки частей пилота. И в этот раз мы хотели доработать до конца и принять решение – захоронить летчика неизвестным или попытать счастья, – говорит Марат Санаев. – Два дня мы с ребятами отработали на этом месте. Сделали два огромных сита – 1,5 х 1,5 метра – и целыми сутками просеивали весь грунт с места падения и в округе 50 метров. Попалось много интересных предметов.

Например, маленькая непримечательная железка, похожая на звено цепи. Для простого человека – это лишь кусок ржавого железа. А это звено рукава подачи патрона к крупнокалиберному пулемету самолета. И по инструкции на этих звеньях выбивался номер самолета. Буквально несколько движений щеткой по металлу – и поисковики увидели заветные цифры. Уже через сутки они знали, что это бортовой номер самолета лейтенанта Анатолия Калиниченко из города Темрюка Краснодарского края. Он был сбит группой «мессершмиттов» 22 августа 1942 года и до сих пор считался пропавшим без вести.

Лёнька, ты?

Вообще этим летом поисковики отработали 12 мест падения самолетов. Две цели оставили на будущее. Марат Санаев надеется, что благодаря поддержке «Томск­нефти» отряд выйдет на них в следующем году. Подстегивало интерес команды еще и то, что в этом районе пропал сын Хрущева Леонид, летчик, пилот Як-7Б. И он до сих пор не найден.

– И каждый раз, когда находим здесь Як, говорим: «А вдруг это Лёнька?», – рассказывает Марат. – Как раз те два самолета, до которых мы еще не добрались – «яшки» с летчиками на борту. Сын одного из очевидцев падения рассказал, что, когда подъехала зондеркоманда, они увидели, что самолет почти полностью вошел в грунт. Немецкий офицер отдал честь, и они уехали. Даже взрывать не стали. А потом, когда поле запахивали, то и самолет закопали. Я думаю, сейчас он на глубине пяти-семи метров. Главное, чтобы он там был. А мы-то его уж вытащим.

Кроме летчиков поисковики подняли в этом году 20 солдат. Все погибли в 1943 году. Документов ни у кого не было. Все разорванные и покалеченные, потому что погибли в атаке. Часть из них похоронили. Кроме того, установили четыре бетонных обелиска на местах гибели летчиков. Они простоят не одно столетие. В каждый обелиск закладываются узлы самолета в качестве арматуры.

Впереди у отряда «Память» много работы. Поисковики говорят: все надо делать аккуратно и медленно. Ведь стоит упустить всего одно маленькое звено, и историю целой жизни уже не восстановить.

Автор: Максим Садченко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

90 − 83 =