Известный отечественный генетик в ракурсе науки и семьи

Время не подвластно человеку. Независимо от его воли и желания оно неумолимо движется вперед. Можно лишь оглянуться, чтобы оценить – что успел и что нет. К сожалению, выдающийся ученый Сергей Назаренко не сможет сам подытожить пройденное: в 2005-м в возрасте 55 лет его не стало. Но это могут сделать те, кто был рядом с ним. Сегодня о Сергее Андреевиче рассказывают его друг и руководитель, ученик и преемник, соратница по работе и спутница по жизни.

Памяти Сергея Назаренко посвящается научно-практическая конференция «Генетика и патология: актуальные проблемы современной генетики», которая пройдет 28–30 ноября в Томске.

Справка «ТН»

Сергей Назаренко (1949–2005) – выдающийся ученый, основатель школы цитогенетики человека в Сибири (цитогенетика – раздел генетики, изучающий наследственность на уровне клеточных структур), создатель и руководитель лаборатории цитогенетики НИИ медицинской генетики СО РАМН, член-корреспондент РАМН, д.б.н., профессор. Основная сфера его научных интересов была связана с исследованиями онтогенеза человека, мутагенеза и эпигенетической наследственности. Он автор 230 научных работ, четырех монографий. Под его руководством защищены одна докторская и 15 кандидатских диссертации. При его активном участии был выполнен международный проект по молекулярно-цитогенетической диагностике хромосомных болезней при поддержке Швейцарского научного фонда. Он являлся членом Российского общества медицинских генетиков, Европейского и Американского обществ генетики человека, Европейской цитогенетической ассоциации, членом экспертного совета РФФИ, научного совета РАМН и Минздрава по медицинской генетике. Сергей Назаренко имел не только отечественную, но и мировую известность.

Сергей Назаренко со своей семьей. Вспоминает Людмила Назаренко: «За почти 30 лет совместной жизни мы с Сергеем ни разу серьезно не поссорились: было просто некогда. Да и мужем он был очень хорошим. Ремонт квартиры, сантехника, закупка продуктов лежали на нем. Дочка Маша тоже была на нем, он уводил и забирал ее из садика, провожал в школу, ходил на родительские собрания. А вот когда она поступала в медуниверситет, Сергей Андреевич принципиально отстранился. Маша и поступила самостоятельно, и за все годы учебы не получила ни одной четверки. Сейчас она научный сотрудник нашего НИИ, к.м.н., занимается проблемами атеросклероза. О том, что у Сергея Андреевича онкология, мы узнали случайно. Его успешно прооперировали в Москве, но, к сожалению, уже были метастазы. Свою помощь предлагали швейцарские, американские коллеги, однако Сергей Андреевич понимал, что это бесполезно. Он уходил из жизни так же достойно, как жил»

Легкий на подъем

Валерий Пузырев

Валерий Пузырев, директор НИИ медицинской генетики СО РАМН, академик РАМН:

– Мы познакомились с Сергеем Андреевичем в 1972 году на первой школе медицинских генетиков, которая проходила в Казани. Проводил ее учитель Сергея Андреевича Николай Бочков, директор Московского НИИ медицинской генетики, признанный авторитет у ученых-генетиков страны. Так получилось, что мы с Назаренко жили в одном бунгало, и уже тогда он произвел на меня сильнейшее впечатление своей научной любознательностью и общительностью. Затем наши пути разошлись почти на 10 лет. Я работал в Новосибирске, он после окончания аспирантуры у Бочкова – в Киргизии. А когда мне в 1981 году предложили создать в Томске отдел, переросший впоследствии в самостоятельный институт медицинской генетики, я по совету Бочкова написал Назаренко письмо: «Сережа, хочешь нам помочь?» Он и его супруга Людмила без колебаний согласились – Сергей вообще был очень легким на подъем. Так начался второй круг нашего общения.

Немало уже прошло времени с тех пор, как не стало Сергея Андреевича. Но вспоминается он часто, как будто мы продолжаем вместе работать. Он практически с нуля создал лабораторию цитогенетики, вместе со своими учениками многое сделал для развития клинических направлений, диагностики хромосомных болезней. Сергей Андреевич талантливо излагал материал слушателям – студентам, врачам. Он был очень ответственным, принципиальным в суждениях о научных фактах и о людях, которые работали в науке рядом с ним.

Сергей Назаренко почти никогда не отдыхал. Редко, но мы все-таки певали песни под его гитару. Он любил лес и уходил по грибы один, возвращаясь всегда с богатым «уловом». Рожденный в Таджикистане, Сергей так и не научился кататься на лыжах, как я ни старался его обучить. Он был потрясающе общительным человеком, шумным, все комментирующим. Его всегда хотелось слушать.

Заразительный трудоголизм

Игорь Лебедев

Игорь Лебедев, заведующий лабораторией цитогенетики НИИ медицинской генетики СО РАМН, д.б.н.:

– Сергей Андреевич каким-то боковым зрением видел не только магистральные научные направления, но и параллельные перспективные пути. В мире еще только подступаются к каким-то исследованиям, а он уже начал ими заниматься и своих коллег на это нацелил. Он вообще любил давать ученикам темы, над которыми еще никто не работал. Например, мне, третьекурснику-практиканту, предложил приготовить хромосомный препарат из первой делящейся клетки эмбриона. То есть Сергей Андреевич дал импульс развитию такого направления, как хромосомный анализ при невынашивании беременности. Он провел диагностику многих случаев редких хромосомных синдромов и описал их. Руководил очень важными для томичей работами, связанными с хлопком на СХК в 1993 году, и на основании исследований доказал, что среди факторов риска превалирует не радиационная, а химическая составляющая. Результаты полностью подтвердились параллельными исследованиями в лаборатории Бочкова. Объективность, независимость научных суждений всегда отличали Сергея Андреевича. Своей увлеченностью, трудоголизмом Сергей Андреевич заражал всех вокруг себя. При этом он никогда ни от кого не отмахивался, всегда говорил: «Не получается? Приходи в любой момент, попробуем разобраться».

В России сейчас не более 200 цитогенетиков, работающих на здравоохранение. Это так называемый штучный товар. Профессор Назаренко относился к этой редкой касте, он знал хромосому «в лицо», умел с ней работать, транслировал методический опыт в практику. Ему посчастливилось сделать много научных открытий. Залогом того были мощный интеллект, интуиция, способность схватывать все на лету.

Гармоничный союз

Людмила Назаренко

Людмила Назаренко, заместитель директора НИИ медицинской генетики СО РАМН по научной и лечебной работе, д.м.н., профессор, заслуженный врач РФ:

– Мы с Сергеем познакомились в аспирантуре Московского института медицинской генетики, куда он приехал из Таджикистана, а я из Киргизии. Это было удивительное время, насыщенное не только активными научными занятиями, но и встречами с очень интересными людьми. Перед нами, например, выступал легендарный Тимофеев-Ресовский, ставший героем романа Гранина «Зубр», а моим научным руководителем был хранитель библиотеки Тимофеева-Ресовского Владимир Иванов. Специализации у нас с Сергеем были разные – он занимался цитогенетикой и в основном сидел в лаборатории, я больше наблюдала пациентов, вечером возвращалась в институт, проводила необходимые исследования, поздно ночью мы вместе возвращались в общежитие. В плотном графике работы и обычных для того времени сельхоззаданий (поливали капусту в колхозе, перебирали картофель на овощебазах) мы умудрялись выкраивать время на театры – бывали в «Современнике», в Ленкоме, на Таганке… Тогда все повально увлекались бардами, мы приглашали в институт Кима, Визбора. Сергей Андреевич был фанатом Высоцкого, мне больше нравился Окуджава. Мы вообще гармонично дополняли друг друга: он – теоретик-биолог с классическим университетским образованием, я – в большей степени практик с медицинским вузом за спиной, и Сергей Андреевич, способный неординарно и широко мыслить, нередко подталкивал меня к неожиданным интерпретациям: а почему бы тебе не подумать вот в этом направлении? Сейчас мне очень этого не хватает…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *