Пандемия переместилась в регионы, где число заболевших продолжает расти. Еще в начале коронавирусной эпопеи президент Путин передал краям и областям все полномочия. И тут пошло-поехало – каждый стал бороться в меру своих представлений. По итогам, как водится, обещали наградить отличившихся и наказать провинившихся. Кто из регионалов отличники, а кто – двоечники?

Подсобянинцы

Как только губернаторам дали волю, каждый пошел своим путем. Самые осторожные копировали Москву с ее жесткими ограничениями. Некоторые даже пошли еще дальше, видимо, желая обеспечить себе конкурентное преимущество в свое­образном антивирусном соревновании глав регионов.

– В Еврейской автономной области перекрывали федеральную трассу, закрыв границы региона, видимо, чтобы через них вирус не прошел. В Краснодарском крае проводили тотальное штрафование всех нарушителей самоизоляции, обогнав по этому показателю остальные регионы, и даже устроили казачье патрулирование улиц, – рассказал политолог, руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

 

Дубинками, нагайками и помидорами

Казаки на юге России вооружились градусниками и вышли на улицы. В самом начале пандемии они вообще обходились без каких-либо измерительных приборов, просто хватая и сопровождая в больницу всех встреченных на улицах азиатов. Надо ли говорить, что кашлянуть или чихнуть поблизости от «прививочных патрулей» в городе мало кто решался. Убоялся ли вирус казачьих нагаек, трудно сказать: Краснодарский край сегодня находится чуть ниже середины списка регионов по числу зара­зившихся, прибавляя по 60 человек в сутки. К тому же кубанский губернатор Вениамин Кондратьев первым закрыл церкви для посещений, сказав речь, которая быстро разлетелась по Сети как мем – глава региона произнес слово «многоконфессиональный» только с четвертой попытки.

Силовой метод продемонстрировали и в Чечне, где не соблюдающих самоизоляцию граждан охаживали полицейскими дубинками и заталкивали по домам. Параллельно в республике было объявлено о продуктовой помощи от фонда матери Рамзана Кадырова: «По решению дорогой мамы, президента РОФ имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова Аймани Несиевны в ближайшее время 33 тысячам семей из Чеченской Республики раздадут хлеб и помидоры. Кроме того, все желающие, у кого имеется земля для возделывания, получат семена для посева различных культур».

– Самое интересное, что жесткач со стороны региональных властей не дал какого-то супер­эффекта, а, наоборот, иногда приводил к обратному результату, – отмечает Гращенков. – В Коми, где с первого дня вводили ограничения по типу московских, не удалось избежать серьезной вспышки, за которую губернатор в итоге и поплатился своей должностью. Кстати, как только поснимали губернаторов Коми и Камчатки за ковид, заболеваемость в регионах только выросла. Вирус нашей вертикали власти не подчиняется.

Эксперт считает, что в погоне за Москвой некоторые регионы выглядели достаточно нелепо. Например, липецкий глава ввел цифровые пропуска для жителей Задонска, Липецка, Ельца и Чаплыгина, где цифровизация для многих жителей еще более непонятное явление, чем коронавирус. На поход в магазин по пропуску выделялся ровно час. В Саратове, где также пытались ввести пропуска и раздать их людям очно, собрали такую плотную очередь, что в городе реально возникла угроза вспышки заболеваемости. В итоге ограничений в небогатых и без того регионах люди получили дополнительный удар по доходам и занятости.

– На примере Москвы все эти цифровые антивирусные барьеры показали свою очевидную неэффективность, – считает Гращенков. – 5 миллионов человек только в Москве все равно выходили из дома. А QR-привод стал главным образом средством запугивания – или не выходи из дома, или плати.

– Апофеозом стало введение графика прогулок тогда, когда граждане массово уже забили на самоизоляцию. В каком коконе и отрыве от реальности находятся руководители, которые принимают подобные решения? – задается вопросом политолог Александр Кынев. – В целом именно губернаторы-технократы показали себя менее эффективными – суеты от них было много, а глупостей – еще больше.

 

Против ветра

– Наиболее адекватными оказались губернаторы, которые ближе к земле либо выдвигались от оппозиции – хабаровский Фургал, хакасский Коновалов, орловский Клычков, пермский Махонин, которые принимали только точечные меры, – говорит Александр Кынев.

Ковид-сенсацией стал мэр Саянска Иркутской области Олег Боровский, который первым снял меры самоизоляции. Сам бывший предприниматель, он пошел навстречу бизнесу, который взвыл от остановки экономики. «Если бы ввели режим чрезвычайной ситуации, то все бы поняли. А то, что сейчас, это какая-то полумера. Полуможно, полунельзя. Зачем из людей баранов делать?» – возмущался в интервью Боровский, который за время пандемии значительно прибавил популярности.

«Цифровые пропуска – это избыточная, плохо работающая и унижающая достоинство людей мера. Мы пойдем на нее только в экстренном случае», – заявил томский губернатор Сергей Жвачкин. Его высказывание быстро стало бить рекорды по просмотрам.

– Сергей Жвачкин – тяжеловес в политике, с большим опытом, поэтому у него есть право на свое мнение. Хотя в случае вспышки ему бы это мнение, конечно, не простили, – говорит Кынев. – То же самое – губернатор Белгородчины Савченко, который вводил ограничения постепенно, и только те, без которых нельзя было обойтись.

«Московский пояс» пошел своим путем. Тверская и Яро­славская области пошли по шведско-белорусскому варианту, сведя ограничения к минимуму, – работало все, кроме общепита. «У нас тут русская Швеция», – хвастались жители этих регионов. Подмосковье первоначально делало кальку с Москвы, но потом перешло на путь послаблений раньше, чем это сделала столица.

 

Оргвыводы откладываются

Первоначально ожидалось, что губернаторопад по результатам борьбы с пандемией продолжится. Но двумя отставками все ограничилось. Хотя ситуация в большинстве регионов далека от благостной. Но даже дагестанский коллапс остался без последствий.

– В Дагестане ситуация вышла из-под контроля во многом потому, что во властных структурах республики оказалось максимальное количество варягов – от главы республики, премьера до отдельных министров. Но у них в регионе авторитета нет вообще. Поэтому объявленные меры там просто все дружно игнорировали, – объясняет Кынев.

Сейчас федеральная власть явно не намерена проводить дальнейшие разборы региональных проблем.

– Стало ясно, что объективной, правдивой статистики по регионам в Москве просто нет, – считает Илья Гращенков.

Полную версию статьи читайте на https://sobesednik.ru/obshchestvo/20200622-poshla-bolet-guberniya

Римма Ахмирова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 4