Власть
28.10.2016

Как градоначальник видит проблемы города

Статей на сайте: 16752

Мария Крайнова

tnews859_10

Мэр Иван Кляйн рассказал журналистам об итогах реализации программы «Наш Томск» за три года. Основные направления программы – создание общественных пространств, развитие городской инфраструктуры и формирование активного городского сообщества. Глава города продемонстрировал слайд-шоу, а потом ответил на вопросы.

Метель как форс-мажор

Готов ли город и «Спецавтохозяйство» к работе в зимний период?

– Администрация и САХ сделали все возможное, чтобы встретить зиму и первые снегопады во всеоружии. Результаты вы видите. Первый обильный снегопад вскрыл некоторые недостатки. В целом техника вся готова (133 единицы), штаты укомплектованы. Но никакие расчеты не помогут, когда «вдруг случается», происходят непредвиденные обстоятельства. Тогда необходимо десятикратно увеличить количество техники, пятикратно увеличить штат. Я условно сейчас говорю. К таким форс-мажорам мы никогда готовы не будем – денег не хватит. Закупим в десять раз больше техники, и она будет стоять. Мы этого хотим? Нет, конечно. Мы готовы работать в обычном режиме. А на форс-мажоры давайте привлекать и бизнес, и жителей города, и управляющие компании, которые должны нам помогать. Мы сразу указали главам районов и управлению дорожной деятельности на необходимость исправления прошлогодних ошибок: обратите внимание на тротуары, внутриквартальные проезды и внутридворовые территории.

Вам торги или уехать?

Итоги торгов по маршрутам. Трое перевозчиков отказались от заключения контрактов. Есть опасения, что 1 января городу может не хватить автобусов.

– Практически все маршруты мы отторговали, по четырем перевозчики отказались от подписания контрактов. В октябре объявили повторные торги, на них есть заявки – порядка 30 претендентов на каждый маршрут. Все отказавшиеся уже внесены ФАС в реестр недобросовестных перевозчиков и будут лишены возможности участвовать в дальнейших аукционах. Мы убеждены, что торги пройдут нормально, и 1 января, как и планировалось, будет введена новая маршрутная схема. Проводили встречи и с победителями, и с проигравшими. Есть некоторое недопонимание, но мы это предвидели и готовы выступить гарантом публичности договорных отношений между ними. У победителей все равно не хватит техники, чтобы закрыть все контракты, а у проигравших должна быть возможность работать на этих маршрутах.

15 минут – и в путь!

Баланс между частным и общественным транспортом. Европа идет по пути развития последнего.

– Чтобы брать вектор на развитие общественного транспорта, надо ответить на вопрос: какими финансовыми ресурсами для этого обладает Томск? За последние три года мы в бюджете довели до 200 миллионов рублей субсидии, которые ежегодно направляются на содержание электротранспорта. 200 миллионов народных денег мы тратим на то, чтобы нести убытки за муниципальный общественный транспорт! Трамваи худо-бедно окупают операционную деятельность: нет прибыли, но и убытков нет. А троллейбусы генерируют одни убытки. Мы должны обсуждать это с городским сообществом: что лучше – троллейбус или автобус?

Примерно 20% жителей города пользуются трамваями и троллейбусами, около 80% – маршрутками. В других муниципальных образованиях РФ система работает наоборот, но там и вложения другие. Если мы найдем источники финансирования – да ради бога! Но в сегодняшней системе рыночных отношений это маловероятно. Почему у ТТУ такие издержки? Они должны по закону о безопасности транспорта иметь камеры в салонах, не допускать переработок и так далее. Потому и получается тариф в 30 рублей. Вы готовы к этому? Транспортная схема обсуждалась открыто – помните, какой шум подняли и жители, и перевозчики, когда мы предлагали, чтобы на троллейбусных маршрутах не было автобусного транспорта? А сегодня на каждом – по четыре дублирующих маршрута. Кто будет ждать троллейбус 15 минут, если маршрутки ходят одна за другой? Никто. Несмотря на то что цены в муниципальном транспорте несколько ниже.

На тебе, Боже, что нам не гоже

Состоялось несколько встреч городских властей с представителями Русской православной церкви по поводу их претензий на здания ТВМИ. Удалось ли добиться консенсуса?

– РПЦ уже несколько раз обращалась, последний раз нам пришлось создать комиссию по урегулированию споров. Город четко обозначил свою позицию. Мы за соблюдение закона и за историю, но есть госпрограмма «Образование», которую мы обязаны исполнять. У нас не хватает учебных мест и школ. Поэтому наша позиция неизменна: на проспекте Кирова, 49, должно быть образовательное учреждение. По улице Никитина, 8: мы понимаем, что у РПЦ есть право претендовать на центральный корпус, и готовы рассматривать вопрос о передаче. Но. Нет денег у нас, и мы не видим, откуда их возьмет Томская епархия. Когда будет полное понимание в этом вопросе, мы готовы говорить о передаче.

Последнее письмо от РПЦ мы получили буквально на днях. Там говорится: вы нам отдайте всё, а мы вам передадим в аренду здание под школу на 49 лет. Слушайте, ребята, это как-то несерьезно. Как и 10 тысяч подписавшихся, которыми вы оперируете. В городе 500 тысяч населения. Я не хочу никого противопоставлять, я говорю о сегодняшних потребностях Томска.

Там, за переездом, там – там-та-там…

Автомобилистов интересуют железнодорожные переезды. Есть мнение, что и на улице Мокрушина, и на Степановке дело не в количестве полос, а в том, что переезды закрываются, и движение останавливается. Когда ТДСК собиралась строить Южные Ворота, она обсуждала с властями то, как люди будут туда доезжать?

– Там не только ТДСК, там и другие строители: застраивается и микрорайон Степановский, и дальше. Я могу высказать свое личное мнение как человека и как жителя, а не как мэра. С разум-

ной точки зрения, они могли бы и поучаствовать в создании нормальных условий, поскольку микрорайоны, которые там предполагается возвести, измеряются десятками тысяч жителей. Можно, наверное, было все просчитать и заложить там дополнительные 3 копейки на каждый квадратный метр, чтобы вложиться в переезды. Гендиректор ТДСК Александр Шпетер как раз участвовал в финансировании строительства дороги от улицы Континентальной, город и ТДСК потратили 120 миллионов рублей.

Мы встали перед дилеммой: какой из переездов главнее? По-хорошему, и тот и другой необходимы. Но мы теперь дальше увязли. Специалисты ТГАСУ ведут наблюдение: как повлияет строительство развязки на 76-м километре на движение в городе? И они уверены: без путепровода на Транспортном кольце мы все равно задохнемся.

Вложения в воздух

На какой стадии решение вопросов по надземным переходам?

– Переход в конце проспекта Фрунзе в этом году введен в эксплуатацию, получим свидетельство на собственность и передадим его на обслуживание. По четырем надземным переходам на пушкинской развязке дело до сих пор в судах. Последняя госэкс-

пертиза говорит о том, что можно заменить подземный переход на надземный при выполнении определенных условий, которые еще требуют финансирования от «Сибмоста». Будут они это делать или нет, не знаю. Но до того, как они все выполнят, мы переход не примем.

Переход на проспекте Мира мы пока даже не рассматриваем. Там через 100 метров стоит светофор, кто принимал решение об этом строительстве, для чего оно, я не знаю.

Леса, которых нет

В отчете о деятельности администрации прозвучало: в городе порядка 100 кв. км городских лесов. Активисты ОНФ утверждают, что де-юре лесов в городе нет, и это порождает колоссальные проблемы. Кто кого вводит в заблуждение?

– Никто и никого. Ни в одном документе такого понятия, как городские леса, вы не встретите. Городских лесов в трактовке законодательства действительно нет. Чтобы их иметь, нужны большие деньги. Нужно иметь специальную службу, отнести леса к лесному фонду, а еще и согласовывать любую хозяйственную деятельность.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

34 − 33 =