Пенсионер-журналист – это особый вид homo sapiens, который, оказавшись на «воле», только на первый взгляд предается привычным будничным делам, отрешившись от всего «мирского». Занимается здоровьем, читает книги, помогает в воспитании внуков… На самом деле работа его никогда не отпускает. А уж попробуйте его сделать затворником! Ничего не выйдет! Он точно засохнет и заболеет, если не будет знать, что происходит вокруг, чем живут страна и область, любимый коллектив, какой очередной финт выкинул американский президент Трамп и что затевает родное правительство. Общение, коммуникация, познание нового – суть нашей профессии. Поэтому так легки на подъем ветераны-журналисты, которым только брось клич об очередной экскурсии или пресс-туре, и они уже готовы в путь.

От начала до конца

Поначалу вроде бы удивление от приглашения: «Мясокомбинат?» А потом восторг: «Это же так интересно, давно не бывали! Любопытно, чем нас сейчас кормят?» И шутка советских времен: «А туалетную бумагу по-прежнему в колбасу добавляют?.. Ха-ха. Когда надо ехать?..»

На мясокомбинате, принадлежащем «Сибирской Аграрной Группе», на приеме визитеров давно набили руку. И все-таки встреча не утративших любопытства и профессиональной хватки журналистов-ветеранов обязывает. Многие из них бывали здесь прежде, и им будет с чем сравнить. Поэтому, вопреки сложившейся практике знакомить делегации с каким-нибудь одним процессом, нас решили познакомить со всем циклом производства.

– Люблю показывать всё от и до, –  призналась ведущий технолог Ирина Скокшина.

Но экскурсию начала все же не с производственного процесса, а с истории комбината. Просто так устроено помещение: чтобы попасть в цех, надо пройти по длинному коридору. А там для наглядности и для сравнения фотографии до и после.

– О, так я же помню эту разделку! – весело вспоминает одна из экскурсанток.

Хотя, глядя на условия, в которых работали люди, можно было только им посочувствовать.

 

На фоне свиных туш

Мы – в отделении обвалки, не менее впечатляющем. Свиные полутуши поступают по конвейеру, а специалисты, ловко орудуя электропилой и ножами, отделяют мясо от кости. Мы обратили внимание, что здесь много молодых мужчин. Наблюдать за их ловкостью – одно удовольствие, хотя это, пожалуй, один из наиболее трудных участков. 12 часов на ногах! Это единственный цех, где нет ночных смен. А перерабатывают за смену здесь до 70 тонн мяса! В тот день, когда мы были на экскурсии, заявка была на 49 тонн сырья. Кстати, по технике безопасности здесь все специалисты работают в кольчужных фартуках и кольчужных перчатках. Ножи, которые у них в руках, в прямом смысле слова как бритва.

Далее в процесс вступают жиловщики. Крупные куски мяса они делят по сортам и разделывают его так, чтобы в мякоти не осталось ни одного хрящика. Кому понравится, если он обнаружится в колбасе? А шкуро­съемная машина ловко отделяет от мякоти шкурку.

– Куда ее потом? – интересуются экскурсанты. – Выкидывают?

– Да что вы, – удивляется Ирина Скокшина, – это же самый ценный продукт! В нем столько белка и коллагена! Доводим до состояния эмульсии и добавляем в продукт.

Признаться, потребительское восприятие несколько иное. Я, например, если вижу, что в состав колбасы входит свиная шкура, стараюсь такую колбасу не покупать. Это вроде бы как отходы добавляют, а оказывается, что совсем наоборот – полезно.

Следующий цех – фаршесоставления. Мясорубка здесь, конечно, не та, что на хозяйской кухне. Объемы о-го-го, и всю работу выполняет автоматика.  Обращаем внимание, что рядом с конвейером стоят емкости со снегом, и его добавляют в фарш. Это еще что за новость? А Ирина Владимировна нахваливает:

– Смотрите, кристаллы снега делают фарш гладким, глянцевым.

Но меня лично это не убеждает, звучит как-то сомнительно: снег же грязный, как его ни чисти… И это сомнение остается до самого окончания экскурсии, когда я задаю все тот же сакраментальный вопрос: «А как насчет снега? С улицы, инфекция…» И тут хохочет уже не только Ирина Скокшина, а все мои коллеги. Так это же снег особый, его и ледяную смесь изготавливают в специальных холодильниках, как полагается по технологии, чтобы структура фарша была лучше.

А пахнет вкусно!

…Мясо да мясо… Хочется и продукцию наконец посмотреть. Ее формуют также в отдельном цехе.  С сосисками справляется автоматика. А вот что касается сарделек, наполненную череву женщины перевязывают вручную. Движения отработаны до автоматизма. Когда вы покупаете сардельки в вакуумной упаковке, то у вас наверняка и сомнения нет, что все эти колбаски абсолютно одинаковые. Так оно практически и есть, хотя на стадии формовки их отделяли одну от другой на глазок. На первый взгляд, работа женщин проще простого, но попробуйте всю смену на конвейере разделить на колбаски километры наполненной фаршем черевы. Не каждый это выдержит.       

 Мы попробовали сосиски с пылу с жару. Вкусно! А дальше и вовсе запахло копченым. Это самый теплый цех на комбинате. Чтобы оценить его по достоинству, надо иметь в виду, что температура в остальных цехах плюс 4–6 градусов, этого требует технология производства.  А вот здесь комфортная среда плюс обалденный запах. Его источают печи, куда закладывают будущую копченую колбасу, грудинку, окорок. Сырьем служат опилки бука – нам их тоже показали.

Еще нельзя пройти мимо, чтобы не заглянуть в помещение, где хранят специи. Невероятно манящий запах восточных приправ, но производство – вредное. Подыши-ка целыми днями куркумой, кардамоном, жгучим перцем.

 

Пельмени – как из пушки

Еще одно любопытное производство – изготовление пельменей. Всегда оставалось загадкой: ну как можно одновременно налепить тонны этого сытного блюда, если, когда их лепишь всей семьей, то за вечер на листе оказывается сотни три-четыре? Оказывается, все может умная машина: и тесто по-особому замесить (оно такое упругое, что рукам неподвластно), и тонны фарша за смену переработать. Конвейер захватывает и восхищает.

Есть еще цех по фасовке фарша, вакуумное отделение, склад готовой продукции, к которому поутру выстраиваются десятки машин. К их встрече уже готова упакованная в термоформу продукция на любой вкус.

 

За всё мы вас благодарим

А мы разоблачаемся – сдаем халаты, бахилы, перчатки и прочую амуницию (санитарный контроль здесь очень строгий) и, впечатленные увиденным, продолжаем задавать вопросы.  Какая средняя зарплата по комбинату? Есть ли социальный пакет?  Где обучают специалистов и что противопоставляют конкуренции? Ирина Скокшина рассказывает и объясняет. За 20 лет на заводе произошла настоящая революция. Здесь все непрерывно учатся. Особенно после внедрения проекта «Бережливое производство». За кадры на производстве держатся, но не скрывают – работа трудная. В качестве поддержки – и существенная помощь в оплате путевок на санаторно-курортное лечение и в детские лагеря, и материальная поддержка при семейных обстоятельствах, и на сборы первоклассника в школу, и ежемесячный продуктовый набор, и возможность получить на родном предприятии беспроцентную ссуду, и многое другое.

На эти и другие вопросы на мясокомбинате ответили без запинки и наглядно. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать или услышать.

Мы благодарим и нашего экскурсовода, Ирину Скокшину, которая о своем производстве рассказывала так, что не было никакого сомнения: она любит свое дело и горит на работе. А также руководство предприятия, которое откликнулось на обращение областного союза журналистов провести в рамках реализации гранта администрации Томской области для НКО экскурсию ветеранам, и это стало подарком для представителей печатных СМИ в честь Дня российской прессы. Спасибо большое!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 3