Как корреспонденты «Томских новостей» служили в отдельной роте ППС

Статей на сайте: 85

Фото: Артем Изофатов

_J0A10431

Для кого-то пятница – выдох после напряженной трудовой недели: веселые посиделки с друзьями или романтический вечер при свечах с любимым человеком, безбашенная игра в покер или генеральная уборка дома… А мы торопимся в полицию. Первый в этом году дождь пляшет по лужам и осевшим сугробам, но радоваться чуду природы совсем некогда. Служба зовет.

_J0A0392

Пять дней в неделю улицы Томска патрулируют «Белые медведи» – солдаты срочной службы Северской дивизии. Они – серьезная подмога городской полиции. «Сегодня мы в интеллигентном районе дежурим, – говорит капитан Михаил Кашкаров, – хлопотнее всего бывает в Октябрьском да в Ленинском». В рядах северчан красотка Лана – чемпионка Сибири, овчарка, на счету которой десятки удачных операций по защите порядка

Пять дней в неделю улицы Томска патрулируют «Белые медведи» – солдаты срочной службы Северской дивизии. Они – серьезная подмога городской полиции. «Сегодня мы в интеллигентном районе дежурим, – говорит капитан Михаил Кашкаров, – хлопотнее всего бывает в Октябрьском да в Ленинском». В рядах северчан красотка Лана – чемпионка Сибири, овчарка, на счету которой десятки удачных операций по защите порядка

Выворачивай карманы, лейтенант

Во время развода руководство отдела полиции № 1, или Кировского РОВД, муштрует этих ребят так, будто им предстоит бросок на передовую или дежурство в одном экипаже с министром внутренних дел Колокольцевым. По рассказам, Владимир Александрович очень крут по отношению к подчиненным, у которых «каша во рту стынет, когда о своих правах и обязанностях говорят».

Применение оружия. Личный досмотр граждан. Досмотр детей… Процессуальные азы – отвечают те, на кого глаз руководящий упадет – отскакивают у полицейских от зубов. Особенно впечатлил старший лейтенант, отбарабанивший правила применения табельного оружия. Такого глубокой ночью разбуди, и он по всей форме, слово в слово выдаст требуемое регламентом службы.

От звездочек и полосок на погонах уже рябит в глазах, в зале больше полусотни человек. Этот развод не рядовой – вторые сутки на Кировской земле проходит операция «Безопасный район». «Томские новости» хоть на довольствие и не поставлены, но временно зачислены на службу.

– Отдельная рота, проверка укомплектованности! Удостоверения. Жетоны. Фонарики…

Я даже немного хихикнула – чего так дотошно? Зачем карманы-то выворачивать у полицейских и допытываться, кто как действовать будет в случае чего? Уж по сто раз все проверено-повторено. Потом из разговоров с ребятами поняла – они живут по принципу «соблюдение законности гражданами невозможно без соблюдения законности стражами порядка».

– Отдельная рота, на выход!.. Господа журналисты, а вам особое приглашение?

Ну никак мы не ожидали, что попадем в авангард райотдела. Не посрамим. Во всяком случае, обузой не будем.

Напарники

В напарниках у нас оказалось симпатичное трио: тот самый старлей, который отчеканил на разводе правила применения оружия – Роман Расулов; лейтенант Алексей Иванов и водитель-полицейский Сергей Новицкий. И, конечно же, «таблетка» – повидавший всякое, но очень бодрый УАЗ-452.

Роман – новоиспеченный заместитель командира отдельной роты ППС. Экономист с высшим образованием, он пришел 11 лет назад в полицию за романтикой и, похоже, навсегда здесь окопался.

– А как романтика? Годы службы ей крылышки-то не опалили? – пытаюсь шуткой поговорить о серьезном.

– Нет. Напротив. Мне работа очень нравится, и со временем романтизм по отношению к этой профессии у меня совершенно не уменьшается.

Хозяйство у Расулова и его коллег по райотделу хлопотное. Иногда на один вызов приходится тратить два-три часа.

– Теперь в границах района много населенных пунктов – Тимирязево, Степановка, Дзержинское, Лоскутово. Ковров-самолетов у нас пока нет, – улыбается Роман, – а оставить без внимания сообщение из деревни мы не можем. Там то с топором сосед соседа гоняет, то кто-то пальбу из ружья откроет. Да и вообще, главный смысл работы полицейского, и я в этом глубоко убежден, – быть всегда на глазах у людей. Эта профилактика повсеместного тотального присутствия людей в форме позволяет спокойнее себя чувствовать томичам и гражданам с уголовными наклонностями кислород перекрывает.

– И это правда, – включается в разговор лейтенант Иванов, – чем больше мы на глазах, тем спокойнее в городе. Взять пьяного человека. Он запросто может стать объектом преступления, а может сам преступление совершить. Поэтому мы следим, чтобы до греха не доходило.

На фоне разговора Петрович – Сергей Новицкий, в который раз придирчиво обходит машину:

– За дежурство километров 200 наматываем. Наша ласточка свое уже отходила, почти два десятка лет в строю. Скоро в запас увольняется. А мы будем на новой машине с жуликами бороться.

Беседу за жизнь прерывает рация. Выдвигаемся на полицейский стационарный пост у Лагерного сада. Мое место – у окна, рядом с большим баулом, в котором аккуратно сложены бронежилеты и каски.

– А мой размерчик найдется, если что?

– Упаси бог! Пусть дежурство будет спокойным, – почти в голос восклицают напарники.

_J0A0519

Только через сутки вернется старший лейтенант Расулов домой, где, как всегда, трехлетний Данилка, напялив на голову отцовскую шапку с кокардой, по всей форме доложит: «Здлавия зелаю! Все без плоисествий, товалищ командил!»

Только через сутки вернется старший лейтенант Расулов домой, где, как всегда, трехлетний Данилка, напялив на голову отцовскую шапку с кокардой, по всей форме доложит: «Здлавия зелаю! Все без плоисествий, товалищ командил!»

Разными дорожками

– Ой, какой красивый полицейский, – не сдерживаюсь я, переступив порог стационарного поста на Лагерном.

Старший сержант Светлана Комратова четко докладывает заместителю командира роты – дебошира привезли. Уже не в первый раз за последние двое суток этот товарищ гостит за решеткой. Буянил в одном из жилых домов. В кровь разбился, скорая приехала одновременно с полицией. Привели парня в чувство более-менее и опять сюда доставили. Старший лейтенант Расулов интересуется обстановкой вообще:

– Как дела вокруг стелы?

– Сейчас все спокойно, – отвечает Светлана.

А в разговоре с нами жалуется на обилие в округе торговых точек. Именно они частенько становятся причиной нервозности горожан – спиртное льется в округе рекой, и пьяных хоть отбавляй. Летом тоже здесь «весело» – народ гуляет на всю катушку. А ведь томичи любят приводить сюда детей, гости города считают обязательным посетить Лагерный сад.

Полицейские принимают решение везти дебошира, который уже успел немного прийти в себя, в райотдел. Соседство в машине не из приятных. Но сразу вспоминаю крылатое «Это твоя родина, сынок». К 20.00 в «Комнате для разбирательств с доставленными» (так на дверной табличке значится) уже шесть обитателей. Смотреть на них тошно: полулюди-получеловеки. Правда, уже все притихшие и даже в пьяном угаре изображающие смирение.

– Сейчас будет решаться их дальнейшая судьба. Кто-то поедет в медвытрезвитель. Кто-то – под административный арест, – поясняет мне Роман. – Ну а мы заглянем на Осипенко, 31.

– А что это мы – без звонка? Нас же не вызывали, и никто там не ждет, – забыв о субординации, панибратствую с командиром. Старший лейтенант только вздыхает:

– Вот и хорошо, что не ждут.

Жукова бы в Томск

Едем на один из самых злачных адресов. Эта пятиэтажка – постоянная головная боль полицейских. Вытянутое здание имеет на первом этаже несколько входов-выходов. И ни на одном нет домофона. Были, да сплыли. Теперь это круглосуточно-круглогодичное пристанище бездомных, алкоголиков и мелкого жулья.

– Порой до десятка собирается здесь таких, – местная жительница Елена Петрова в отчаянии. – Кому мы только не жаловались – в мэрию, депутатам… Без толку. Если два дня проживем, не вызывая наряд полиции, – это уже событие.

На этом адресе я поняла суть дотошности сборов роты перед дежурством. «Фонарики у всех?» Мои напарники без фонариков обойти территорию первого этажа просто не смогли бы – темень непроглядная.

– Приходится лазить и по чердакам, и по подвалам – гонять незаконных обитателей, – рассказывает лейтенант Иванов. – А у нас очень много мест, заброшенных управляющими компаниями, но облюбованных бездомными. А где бездомные – там ссоры, драки, преступления.

Осипенко, 31, славится тем, что здесь работает точка по продаже спиртного. Патрули ППС приедут, разгонят страждущих, цыкнут на торгашей – большими правами законодатель их не наделил. Да и участковый может только штраф выписать за незаконную торговлю алкоголем. Манана – так зовут местную бандершу – с улыбкой заплатит штраф, который ну совсем не сказывается на ее экономическом состоянии, хоть каждый день выписывай, и тут же ныряет в гараж, что стоит во дворе. Там склад готовой продукции. А, кроме штрафа, другой законной возможности прекратить разгул подпольной торговли в стране не существует. Вспомнила послевоенную Одессу, когда Жуков плюнул на законы и своими не всегда законными методами навел-таки порядок в городе. Старлей меня осек:

– Ну, мы же строим правовое государство, поэтому прежде всего полиция должна четко следовать законам. А законодатели должны, обязаны делать их толковыми и несущими благо обществу… Удивительно, но сегодня и в этом рассаднике зла спокойно.

Position number one

На Советской, 59, подхватываем улыбчивого старшего лейтенанта. Знакомимся.

– Участковый Бейбыт Кауметов, – протягивает он руку.

Я совсем ни к месту – машина ППС, вокруг люди в погонах, серьезная работа – вдруг вспомнила некогда популярнейшего Кая Метова и запела:

– Позишен намбар уан – отдыхаю сам.

Позишен намбар ту – к тебе хочу.

Я знаю точно, знаю наверняка,

Сегодня вторник и ты дома одна,

И я тебе звоню, позишен намбар ту…

Старший лейтенант будто только этого и ждал:

– Кай Метов – мой дядя. Мы с родственниками разрешили ему слегка исковеркать фамилию – сценическое имя должно быть красивым, звучным, и из Кауметова он превратился в Кая Метова.

– Да вы что?! – не унималась я. – Ох, и зажигали мы под вашего дядюшку в 90-х…

Минут через пять воспоминаний и смакований происходившего когда-то под музыку Кая Метова старший лейтенант вздохнул:

– Да шучу я…

Даже у нашего невозмутимого старлея глаза от такого неожиданного облома округлились.

– Не люблю уныние, оно мешает работать, – продолжал улыбаться Бейбыт. – А музыкальная тема, не расстраивайтесь, у нас с вами сейчас продолжится. Вот только до адреса доедем.

Гоголю и не снилось

Кузнецова, 30… Известный дом не только в Томске, но и далеко, даже очень далеко за его пределами. Здесь больше 20 лет жил уникальный композитор, заставивший в свое время вздрогнуть от своего таланта всю Европу, – Эдисон Денисов. Табличками квартировавших здесь в разные годы жильцов можно запросто увешать все наружные стены дома. Радиофизик Владимир Кессених, тот самый, что построил в СССР первую ионостанцию. Академик Андрей Красин, один из создателей первой в мире атомной электростанции. А сколько замечательных преподавателей и сотрудников классического университета имели здесь угол…

В подъезде трепет от предвкушения встречи с чем-то возвышенным, удивительным только нарастает. На стенах (я от неожиданности даже растерялась) галерея портретов русских поэтов и писателей. Яркие лакированные постеры так и притягивают к себе – Гоголь, Достоевский, Пушкин, Лермонтов, Салтыков-Щедрин. Биографии, отрывки из произведений. Видно, тонкие ценители прекрасного здесь обитают…

– Не расслабляться! У кого аллергия на запахи, прошу быть внимательными, – уже не шутит Кауметов.

И действительно, только переступаем порог одних, так сказать, сеней (в подъезде их несколько), в нос бьет не просто жуткий, а ядовитый запах затхлости, стойкого перегара, преющих вещей и гнили. Даже за очками глаза начинают слезиться.

– Дверь с номером семь нас интересует. Соседи уже и не знают, как жить дальше, – поясняет ситуацию участковый.

Ему позвонил хозяин одной из соседних квартир с просьбой приструнить жильцов за стенкой.

– Рассадник клопов у них там, мышей. Грязь невероятная, – рассказывает Владимир. – Порой к двери своей не пробраться – вповалку человек пять-шесть пьяных на полу.

– Знаете, как обидно за Томск становится, когда возбужденные иностранцы бегают вокруг дома, фотографируются, от восторга у них эмоции зашкаливают, – вторит мужу супруга Елена, – а в подъезд зайдут – и куда восторги пропадают. Пулей на улицу вылетают. На свежий воздух.

А каково туристам, когда, прогуливаясь по Кузнецова, они отскакивают от окон этой квартиры, из которой к ним тянутся руки и доносится пьяное бормотание: «Денег дайте или еды»…

С трудом, но достучались до обитателей квартиры № 7. У входа четыре доверху набитых мусором мешка. Пройти мимо них и не грохнуться в обморок может только очень стойкий человек. В квартире на этот раз удивительно тихо. Мать и сын уже почивают.

– Рано легли. Тут Сашка приходил, телевизор, гад, украл. Вот и спим теперь вечерами, – хозяйка Вера Ильинична к людям в форме очень доброжелательна, я бы даже сказала, ласкова.

Участковый у нее не в первый раз. После бесед с ним женщина наводит какой-никакой порядок. Вот и на этот раз клятвенно обещает мусор выбросить, собутыльников не привечать, клопов погонять.

– Вера Ильинична, – строго говорит участковый, – сам лично проверю. Если что – не обижайтесь.

* * *

…На улице буквально захлебываемся свежим весенним ветром. Дождь уже затих. Город окончательно размяк в пятничной неге. Полупустые улицы утопают в огнях – красотища! Чтобы разглядеть ее, чтобы прочувствовать каждой клеточкой истинную прелесть и ценность этой жизни, оказывается, надо было всего ничего – помотаться с полицейскими по городу и увидеть то, что в большинстве случаев остается за кадром. И называется «другая сторона Луны».

За сутки дежурная часть полиции Кировского района зарегистрировала 68 сообщений о всевозможных ЧП. «Довольно спокойные сутки», – сухо прокомментировал цифру начальник дежурной смены лейтенант Александр Быстров

За сутки дежурная часть полиции Кировского района зарегистрировала 68 сообщений о всевозможных ЧП. «Довольно спокойные сутки», – сухо прокомментировал цифру начальник дежурной смены лейтенант Александр Быстров

И генералу не грех отдать честь такому старшему сержанту, как Светлана Комратова. Они с братом (он работает в уголовном розыске этого же райотдела) решили стать основателями фамильной династии полицейских. Родители не против

И генералу не грех отдать честь такому старшему сержанту, как Светлана Комратова. Они с братом (он работает в уголовном розыске этого же райотдела) решили стать основателями фамильной династии полицейских. Родители не против

На автовокзале полицейские следят за происходящим в четыре глаза. «В день по 2–2,5 тысячи людей проходит через нас. А в выходные, праздники и того больше. Карманники сюда не суются, знают, что хлопнем сразу. Вот человеку сейчас стало плохо, скорую вызвали. Рабочие будни, одним словом», – не отрывая взгляда от пропускной рамки говорит старший сержант Александр Мархонько

На автовокзале полицейские следят за происходящим в четыре глаза. «В день по 2–2,5 тысячи людей проходит через нас. А в выходные, праздники и того больше. Карманники сюда не суются, знают, что хлопнем сразу. Вот человеку сейчас стало плохо, скорую вызвали. Рабочие будни, одним словом», – не отрывая взгляда от пропускной рамки говорит старший сержант Александр Мархонько

_J0A0583

_J0A0521

_J0A0558

_J0A0969

_J0A0608

Редакция газеты «Томские новости» благодарит лейтенанта полиции Дмитрия Антончева за помощь в подготовке материала.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 41 = 51