Как родители и врачи борются за каждый грамм недоношенных детей

Фото: Артем Изофатов

TNews837_01_CMYK_

В областном перинатальном центре в изголовье почти всех детских реанимационных столов стоят иконки. Например, Дамира защищает святой Дмитрий, в честь которого мальчик был крещен в первые недели жизни. При нормальном течении беременности он до сих пор рос бы в животике мамы – ему, если считать по акушерскому сроку, всего 36 недель. Но судьба распорядилась иначе: малыш родился в 25 недель весом всего 550 грамм. Это то пограничное состояние, когда никто не даст гарантий на успех: детей с массой тела от 500 до 750 грамм здесь выхаживают в 73% случаев. Слава богу, для Дамира главная опасность уже миновала: на днях его перевели из реанимации в отделение патологии новорожденных и недоношенных детей, где основная задача – наедать щеки.

четверня кесарево
Самый «молодой» пациент ОПЦ родился на 25-й неделе — у мамы резко поднялось давление и ее экстренно прооперировали

Любовь = жизнь

Мама Надежда как раз принесла сыну сцеженное молоко: в ОПЦ по максимуму стараются сохранить грудное вскармливание. Дамир пока не может есть сам – кормят через зонд каждые три часа. Распашонка самого маленького размера ему по пятки, ножки торчат из подгузника, как карандашики. Вспоминаю, как боялась взять на руки собственную новорожденную дочку, хотя она была просто гигантом по сравнению с пациентами ОПЦ – 3,5 кг! А тут нужно справляться с человечком в 3–4 раза меньше…

– Мы здесь третий месяц, медсестры научили, как правильно обращаться с таким малышом, – рассказывает Надежда, сидя на диванчике в ожидании кормления.

Она кажется очень спокойной и даже хладнокровной. Рассказывает, что не испытала шока, когда впервые увидела своего крохотного сыночка:

– Я сама врач акушер-гинеколог, и никто же не исключает в процессе работы врача выкидыши, от эмбриона до крупных детей… Так что я, как профессионал, видела всякое.

Но затем ее голос вздрагивает:

– А как мать, я, конечно, была потрясена. Спокойствие, которое вы видите, – это просто маска. Это первый ребеночек, долгожданный. На сегодняшний день у нас все неплохо. Но такие детки быстро переходят из хорошего состояния в плохое…

_J0A5474
Медицинские сестры в ОПЦ обладают какой-то удивительной способностью успокаивать детей: только двухмесячный Миша подал голосок, как Юлия Сторожевская накрыла его пеленочкой, поправила валик по бокам, что-то прошептала – и мальчик снова спокойно спит. Медперсонал дежурит в палатах круглосуточно. Это тяжелая работа и морально, и физически – с одной стороны, надо неотрывно следить за показаниями аппаратуры и выполнять все назначения врача (например, ставить инъекции, при этом венка у недоношенного малыша чуть толще человеческого волоса). С другой – поддерживать мам, не каждая из которых с первых дней готова принять свою непростую жизненную ситуацию…

Шанс для Дюймовочки

– Мне кажется, на 70% успех в выхаживании маловесных деток зависит именно от настроя мамы, – говорит медицинская сестра Ольга Кунцевич, закрепленная за палатой, где лежит Дамир.

– Я бы, наверное, дал еще больше, – добавляет заместитель главного врача по педиатрической помощи, главный внештатный неонатолог СФО кандидат медицинских наук Валерий Горев. – Задача мамы – не потерять веру, дух, продолжать любить своего ребенка, даже несмотря на то, что он, возможно, останется больным. Если симбиоз мамы и врачей гармоничен, как правило, все заканчивается хорошо.

_J0A5586

Технологии, конечно, тоже критически важны. Раньше без специализированного перинатального центра шанс выжить у недоношенных деток был очень маленьким. А теперь – пожалуйста, в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных уже 1,5 месяца выхаживают Мирославу, которая родилась 480-граммовой. Горев слегка приподнимает накидку ее кювеза, и сердце сжимается от жалости: куклы и то бывают больше… Малышка обвешана датчиками, которые контролируют все жизненно важные параметры: давление, пульс, насыщенность крови кислородом. Чуть что не так – аппаратура подаст сигнал.

– Мы оставляем за собой право на неудачу – все-таки Мирослава родилась очень рано, на 25-й неделе (пошли на родоразрешение, чтобы спасти жизнь мамы, у которой резко поднялось давление). Но сейчас мы в большей степени уверены в успехе, чем три недели назад, – рассказывает Валерий Викторович. – Вот представьте: здоровый ребенок, который рождается в срок, сделав хороший запас, чтобы адаптироваться к внеутробной жизни, как мишка набрал в себя бурый жир, микроэлементы, – даже с таким уровнем готовности доношенные дети удваивают свой вес только к полугоду. А этой малышке чуть больше месяца, а она уже весит почти вдвое больше, чем при рождении, – 730 грамм. Это высочайшие нагрузки на сердечно-сосудистую систему! Мы должны ребенка так кормить, так о нем заботиться, чтобы его сосуды успевали расти, чтобы сердце успевало адаптироваться к растущей массе тела, увеличивающемуся объему крови. За последние пять лет у нас произошел колоссальный прорыв в этом направлении. Детей, родившихся с массой тела больше 750 грамм и на сроке гестации больше 26 недель, мы выхаживаем в 96% случаев, более крупных, свыше 1 кг, – в 99,6%. Сейчас появляется оборудование нового поколения, с которым можно вести речь уже не просто о выживании, а об улучшении качества выживания. Надеюсь, оно и нам станет доступно.

В данный момент в ОПЦ выхаживают 52 маловесных ребеночка.

Горев с ребенком

Хеппи-энд

Детей, чья история пребывания в ОПЦ закончилась хеппи-эндом, наблюдают в отделении катамнеза. В возрасте до года – каждый месяц, затем раз в год на протяжении пяти лет. Хирург, офтальмолог, невролог, педиатр, лактолог, социальный работник – целый штат специалистов помогает адаптироваться к жизни вне больницы. К неонатологу Кристине Куликовой как раз привели двухлетнюю Ульяну Нефедову – крепкую, ладную, улыбчивую девчушку.

– Какая ты красавица, уже и сережки в ушках! Давай с тобой соберем пирамидку… Умница! Вот, смотри, желтый и синий кубики. Дай синий… Правильно, молодец!

_J0A5598

_J0A5607

– Ульяна родилась на три месяца раньше срока с массой 1220 грамм. Мы провели в больнице больше двух месяцев, – рассказывает между тем ее мама Евгения. – Хоть это и второй ребенок, мне было очень страшно! Первые полгода боялась ее потерять. Были и опасения, касавшиеся развития в будущем, но напрасно: она училась делать ровно то же, что и все дети, просто на три месяца позже. По каким-то показателям Ульяна даже перегоняет сверстников. Давно уже ходит на горшок, кушает сама, без помощи взрослых, и, кстати, такая мясоедка! Даже переживаю, что много ест.

– Не переживайте! – врач доволен осмотром. – У вас отличная девочка!

Выхаживание недоношенных детей – не просто технология, это целая философия. Это прежде всего любовь к ребеночку – со стороны мамы, папы, всего персонала. Это их терпение и стойкость. Это правильный уход – круглосуточный и беспрерывный, без права на сон…

Ирина Евтушенко, главный врач областного перинатального центра, профессор

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *