По деревне ходит парень

Давно нет на карте татарской деревни Нуркай, а нуркайцы перебрались в соседний Новоисламбуль, но свято чтят память героев Кривошеинской земли. Вот что рассказывают сегодня о семье Камалдиновых.

Отец Фараха Камалдинова был участником Японской и Первой мировой войн. В деревне Нуркай он своими руками построил дом для семьи, плотничал, столярничал, клал печи. Фарах, родившийся в 1914-м, многое унаследовал от отца: талант рассказчика, плотницкое мастерство. Пилить тёс и плахи, вручную поперечной пилой распускать брус для косяков – работа очень тяжелая. Но в труде парень закалялся. Как вспоминал его друг Рахим Гайнулин, не было в деревне парня сильнее. На Сабантуях и в борьбе Фарах всегда выходил победителем, ему не было равных в поднятии двухпудовых гирь. Он пользовался большим уважением среди ребят не только за силу: в деревне, где немногие имели даже начальное образование, Фарах окончил семь классов!

В 1928 году вожак молодежи и главный рассказчик сказок вдруг куда-то пропал. В деревне ходили слухи, что он уехал в Колпашевский окружком ВЛКСМ. Через три недели Фарах вернулся в гимнастерке защитного цвета, с настоящим командирским ремнем, с портупеей, в галифе и с комсомольским билетом. Мальчишки в холщовых рубашках и штанах ходили за ним ватагой. Так в Нуркае появился первый комсомолец. Вслед за ним в комсомол вступили и другие молодые ребята, образовав комсомольскую ячейку. Работая над ликвидацией безграмотности, каждый из них должен был научить читать и писать двоих человек. Они ставили концерты для односельчан, распространяли книги.

Комсомольцы во главе со своим вожаком организовали складчину и купили радиоприемник, установили антенну. По вечерам народ собирался и слушал радио.

 

Отличный стрелок призы получал

Через Осоавиахим Фарах Камалдинов достал учебную винтовку и организовал стрелковый кружок.  Затем комсомольцы вскладчину купили мелкокалиберную винтовку ТОЗ-8. Знал ли Фарах, как пригодится ему бое­вая подготовка совсем скоро? Наверняка.

Спустя всего четыре года Фараху Камалдинову довелось участвовать в боях с японскими милитаристами у озера Хасан в составе 95-го стрелкового полка 32-й дивизии, стать участником Советско-финской войны в 1939–1940 годах. После ее окончания сын крестьянина из маленькой сибирской деревушки окончил Московское пехотное училище. А с июня 1941-го начался путь Фараха Камалдинова, уже опытного бойца, по фронтам Великой Отечественной войны. Он участвовал в обороне Сталинграда, но особо отличился под Курском, будучи командиром взвода автоматчиков 410-го стрелкового полка 81-й стрелковой дивизии.

 

Противостояние

За время почти четырехмесячной позиционной войны на северном фасе Курского выступа воины 13-й армии генерала Николая Пухова проделали поистине титаническую работу по созданию мощной обороны города. Вместе с однополчанами трудился над совершенствованием оборонительных рубежей и Фарах Камалдинов. Взводный и его бойцы, понимая всю ответственность предстоящих боев, старались как можно лучше к ним подготовиться.

81-й стрелковой дивизии предстояло обороняться на острие главного удара гитлеровцев, рвавшихся к Курску с севера. Под южным скатом высоты 265,2, недалеко от города Малоархангельска Орловской области, в боевом охранении располагался 1-й взвод автоматчиков 410-го стрелкового полка под командованием Фараха Камалдинова. Его воинам предстояло предотвратить внезапное нападение наземного противника, не допустить проникновения его разведки в расположение охраняемых войск, обеспечить в случае столкновения с врагом время и выгодные условия для развертывания и вступления в бой основных сил армии. Боевое охранение располагалось всего в 40–60 метрах от опорного пунк­та гитлеровцев, прозванного вороньим гнездом. Используя железнодорожную насыпь, враг укрепился здесь прочно. Колючая проволока в два ряда, минные поля, пулеметные огневые точки – всё это должно было обеспечить неприступность его позиций.

Но и советские воины сделали всё, чтобы гитлеровцы не про­шли. Вблизи от «вороньего гнезда» они оборудовали крытые в несколько накатов блиндажи, опоясали свой участок проволочными заграждениями и траншеями, пулеметными и стрелковыми ячейками, соединили их ходами сообщения. Гарнизон боевого охранения в ходе боя мог занять круговую оборону и драться в самой сложной обстановке. За противником велось круглосуточное наблюдение.

 

Бой с тиграми

Ранним утром 5 июля в воздухе появились гитлеровские штурмовики и бомбардировщики. Войдя в пике, они сбросили свой смертоносный груз на нашу оборону. Почти одновременно открыла огонь вражеская артиллерия, а вскоре начали наступать тан­ки и пехота противника. Против 81-й дивизии вражеское командование бросило две пехотные дивизии, усиленные штурмовыми орудиями «Фердинанд». На 6-ю роту, в состав которой входил взвод Камалдинова, двигались 28 тяжелых танков «Тигр». Три танка и около 150 немецких солдат двигались точно на окопы Камалдинова. Фашисты шли в полный рост за танками, полагая, очевидно, что после мощных авиационных и артиллерийских ударов на нашей передовой никого в живых не осталось.

Но пересидевшие бомбежку и артобстрел бойцы напряженно всматривались в приближающегося врага. Когда вражеские машины приблизились, первым вступил в единоборство командир взвода Камалдинов. Он метнул гранату, а за ней – бутылку с зажигательной смесью. Гитлеровский «тигр» задымил.

Левее подбитого «тигра» двигался второй, но наскочил на мину. Сильным взрывом была сорвана гусеница и разворочена левая сторона железной громады. Попытки врага продолжать атаку под прикрытием третьего танка потерпели крах. Связной Камалдинова Эргаш Шукуров подорвал и этот танк.

Вторая атака уже четырьмя «тиграми» кончилась для гитлеровцев потерей еще трех танков. Группа фашистов была уничтожена почти полностью.

Сгруппировав новые силы, враг пошел в третью атаку. Семнадцать смельчаков Камалдинова вступили в неравную схватку. Машины противника забросали бутылками с зажигательной смесью, а немцев, зашедших с тыла, уничтожали автоматным огнем. Однако врагам все же удалось ворваться в траншею боевого охранения. Завязалась рукопашная схватка. Одного из гитлеровцев Фарах Камалдинов сбил прикладом, второго в упор расстрелял из автомата, третьего свалил гранатой, бросив ее за крутой поворот окопа. Наши воины потеряли одного товарища, а двое, в том числе и Камалдинов, были ранены, но не покинули поле боя.

 

Вышли из окружения

Гарнизон был окружен. Не теряя самообладания, командир взвода оценил обстановку и  приказал автоматчикам нанести огневой удар на северной стороне обороны, затем перенести его на западную и восточную стороны и уже потом двинуться в южном направлении. Обман противника удался – прорыва на юг враг не ожидал. Взвод вырвался из ловушки и занял вторую оборонительную линию батальона у станции Мало­архангельск.

В новом жестоком бою взвод младшего лейтенанта Камалдинова четыре раза отбрасывал численно превосходящего врага. Гранатами и бутылками с зажигательной смесью камалдиновцы уничтожили шесть немецких танков и одну танкетку, 170 фашистов. Будучи раненным в ногу, а потом контуженным, командир взвода автоматчиков отказался от госпитализации и ни на минуту не терял управление боем. Потери взвода были минимальными: двое убитых и двое раненых. Взвод вышел из окружения с оружием и вынес раненых товарищей.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 августа 1943 года в числе других отличившихся младшему лейтенанту Камалдинову Фараху Гимдиевичу (так в документе) присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (с номером 1262) – за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство.

О подвигах его стало известно воинам всего Центрального фронта, а затем и 1-го Украинского, где продолжал сражаться герой. Имя его с гордостью называли в своем письме Верховному главнокомандующему И.В. Сталину бойцы-татары 1-го Украинского фронта, дав клятву биться с врагом как Фарах Камалдинов.

 

Старые раны

По разным данным, Камалдинов был ранен то ли 9, то ли 14 раз. Пять ранений – тяжелые, но Фарах всегда возвращался в строй. Много лет спустя его друг Рахим Гайнулин вспоминал: «Когда после войны мы встретились и мылись в бане, я насчитал на его теле девять ран».

Фарах Камалдинов освобождал Украину, Польшу, дошел до Берлина. В 1946 году он ушел в запас в звании старшего лейтенанта. После войны Фарах Гимдеевич часто вспоминал Эргаша Шукурова, своего ловкого и сообразительного солдата. После боя на Курской дуге командир и его ординарец попали в разные госпитали и больше не встречались. Фарах Гимдеевич  даже думал, что Эргаш погиб. Как-то он написал об Эргаше в институт истории Академии наук  Таджикистана. Там сделали запросы об отважном юноше в республиканские газеты Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. И вот 5 марта 1984 года в квартиру в г. Темиртау, где в то время жил Камалдинов, явился представительный мужчина и отрекомендовался: «Ординарец Эргаш Шукуров прибыл в ваше распоряжение». Однополчане встретились через 40 с лишним лет… Стоит ли говорить, что слезы стояли в глазах обоих суровых мужчин, татарина и таджика. Многое вспомнили они в тот день, многих однополчан помянули.

 

Еду я на родину

После войны Фарах Камалдинов жил и работал в подмосковной Балашихе, в Карачаево-Черкессии, в Томске, бывал в Кривошеинском районе. В районной газете «Ленинский путь» от 2 ноября 1978 года юнкор Ирина Глазунова поделилась впечатлениями о встрече школьников с героем-земляком: «По команде «Смирно!» замерли отряды пионерской дружины Жуковской восьмилетней школы. В строгой тишине идет сдача рапортов. За столом президиума – Герой Советского Союза Ф.Г. Камалдинов. С восхищением смотрят пионеры на человека, грудь которого украшают высшие знаки отличия страны: орден Ленина и золотая медаль Героя. …Он выступил на сборе дружины, осмотрел зал боевой славы и крае­ведческий музей. С одобрением отозвался о работе поискового отряда, предложил красным следопытам адреса для переписки. Каждая встреча с почетным членом нашей дружины Ф.Г. Камалдиновым памятна нам».

Фарах Камалдинов, как и многие ветераны, активно участвовал в работе по военно-патриотическому воспитанию молодежи. 7 ноября 1975 года ему даже была объявлена благодарность Советского комитета ветеранов войны за подписью председателя генерала Павла Батова и ответственного секретаря прославленного Алексея Маресьева.

 Скончался Фарах Камалдинов 28 августа 1989 года (по другим данным – в 1984 году) в Казахстане. Его имя увековечено на мемориале города Караганды, где похоронен герой.

21 июня 2003 года в селе Кривошеино рядом с мемориалом воинам-землякам состоялось открытие стел трем героям-кривошеинцам: Федору Матвеевичу Зинченко, Алексею Григорьевичу Федюкову и Фараху Гимдеевичу Камалдинову.

Ульяна Литвинова

Фото из архивов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =