Григорий Шатров

TNews830_17

Веление времени и настойчивость людей открыли в начале 60-х годов прошлого века большую томскую нефть. Но волею судеб промышленного освоения нефтегазоносного края могло не быть еще долго. А ведь начиналось все хорошо…

Мечты и холодный расчет

Ученые доказали, что Томское Приобье богато углеводородами. И в 1965 году в высоких союзных инстанциях разведанные запасы высококачественной нефти на Соснинском, Советском и Медведевском месторождениях были утверждены.

Позитивная реакция Москвы на появление новой перспективной нефтяной провинции была добрым знаком. Руководство области поспешило не только застолбить права на эту территорию (предприимчивые соседи-тюменцы намеревались забрать у томичей целый Александровский район), но и форсировать работы по подготовке к промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений.

В сжатые сроки наши специалисты составили грандиозную по масштабам и почти идеальную программу. В основу проекта были положены 22 пункта, стратегически направленные на будущее мощное развитие территории. Нужно было все делать системно: открыть филиал ВНИИ буровой техники, выделить средства для капитального строительства жилья нефтяников, протянуть ЛЭП-500, связь, построить в Колпашеве завод по ремонту техники, нефтебазы, четыре речных порта, аэродромы второго класса в Колпашеве, Парабели, Каргаске, Среднем Васюгане и Александровском для перевозки грузов и пассажиров вертолетами и самолетами. Затем, внимание, спроектировать и построить автодороги Томск – Колпашево – Средний Васюган, Каргасок – Александровское.

По расчетам томичей, запущенная машина должна была стремительно заработать уже в 1966 году.

В мае 1965 года от Госплана и профильных министерств пришел отказ. Мотив – сырьевая база Томской области мала, и целесообразней позаботиться об усилении разведочных работ.

Актуальность добычи углеводородов в области перешла в вялотекущее русло и сошла на нет.

Напор и организация

Пришедший на пост первого руководителя области Егор ­Лигачев буквально с первых дней своей работы начал продвигать утраченную нефтяную тему. Снова были подготовлены предложения в профильные ведомства. Правда, с умеренными интересами. После нескольких редакций и разгромных совещаний от томской мечты осталось только семь пунктов. В конечном постановлении правительства они превратились в четыре задачи. То, что страна хотела получить от томичей, увеличилось, а то, что могли получить томичи, – уменьшилось. Небольшой победой было то, что планировалось выделить средства для строительства жилых домов и производственных баз. И то, что на работников были распространены северные льготы.

За положительное решение вопроса Москва предложила свою динамику добычи: от 50 тыс. тонн в 1966 году до 2,5 млн через четыре года. Требовалось сосредоточить работы на крупных и наиболее перспективных площадях – государство хотело экономить. Были полностью сняты с повестки вопросы о дорогах, портах, углублении рек.

Не решенные тогда проблемы сопровождали томскую «неф­тянку» долгие годы. Все достижения приходили в борьбе. С природой, с противоречивыми решениями центра. Пришлось нешуточно побиться, чтобы магистральный нефтепровод уходил не в Тюмень, а проходил по нашей территории к Анжеро-Судженску. Были и зарубленные проекты – строительство крупного нефтехимического комплекса в районе Киреевска (Шегарский район).

Главное – никто не опускал руки. На очереди был большой газ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 12 = 14