Максим Садченко

Все аварийно-спасательные формирования показали высокий профессионализм
Все аварийно-спасательные формирования показали высокий профессионализм

Работа на отдаленных неф­тегазовых месторождениях требует особого профессионализма, собранности и ответственности. Ведь грамотное ведение технологических процессов позволяет не только эффективно добывать и подготавливать углеводороды, но и не допускать чрезвычайных ситуаций на опасных производственных объектах. В этих условиях комплекс различных превентивных мер, реализуемых на месторождениях, служит укреплению безопасности и надежности производства. Чтобы адекватно и слаженно реагировать на все возможные нештатные ситуации, работники месторождений ОАО «Томскгазпром» – добывающего предприятия ОАО «Востокгазпром» – регулярно принимают участие в масштабных комплексных учениях. Одно из них прошло в середине августа на Мыльджинском месторождении.

Всегда готовы

Три часа дня. Лучи послеобеденного теплого августовского солнца играют на металлических поверхностях объектов Мыльджинского нефтегазоконденсатного месторождения. Ведется стабильная добыча и подготовка углеводородного сырья, персонал находится на своих рабочих местах. И вдруг! Чрезвычайная ситуация возникает внезапно и раскатами сирены разносится по всей производственной и жилой зоне…

Голос диспетчера в громкоговорителе приказывает немедленно собраться руководящему составу в здании служебного эксплуатационного блока. В зале совещаний уже развернута карта местности, подготовлены рации и средства индивидуальной защиты. Начальник штаба учения дает основные вводные.

– По сообщению очевидца – линейного трубопроводчика – в районе подводного перехода на реке Нюрольке, в 1,5 км от села Мыльджина, произошел разрыв конденсатопровода с выливом нефтепродуктов в реку, – говорит начальник штаба учения, ведущий специалист специального отдела ОАО «Востокгазпром» Сергей Кочкин. – Оператор технологических установок уже доложил дежурному диспетчеру о спаде давления в конденсатопроводе. Скорость течения реки – 1,5 метра в секунду. Соответственно, времени на выставление боновых заграждений на реке для сбора вылившихся нефтепродуктов у нас не более полутора часов.

На карте начальник штаба показывает место условной аварии и берег реки Нюрольки в районе терминала по отгрузке смеси пропана и бутана технических – важного продукта переработки газа. Именно отсюда удобнее всего задержать распространение нефтепродуктов и извлечь их из воды.

Параллельно с совещанием в СЭБ ведется сбор всех подразделений, участвующих в ликвидации аварии на базе линейно-эксплуатационной службы. Действуя быстро и четко, работники с помощью манипуляторов грузят на машины все необходимое оборудование: нефтесборщики, боны, резервуары, надувные модули санитарного поста и полевой столовой на случай, если на ликвидацию аварии потребуется продолжительное время.

Еще несколько минут, и команда выстраивает спецтехнику для выезда к месту ликвидации аварии. Клубы пыли взрываются под колесами тяжелой техники, и колонна начинает движение до места условной аварии…

Есть где развернуться

От месторождения до берега реки более 20 км. Чтобы упростить водителям автомобилей ориентирование на местности, на всех развязках и перекрестках дороги выставлены патрульные. Они указывают направление движения колонне, а также не допускают выезда на дорогу посторонних автомобилей, которые могут помешать движению. Первыми в вахтовке едут специалисты линейно-эксплуатационной службы.

– В распоряжении специалистов имеется весь необходимый состав автомобильной и спецтехники, – поясняет начальник укрупненного нефтегазового промысла ОАО «Томскгазпром» Валерий Барышев. – Сегодня мы видим лишь пятую часть той техники и оборудования, которые находятся на оснащении Мыльджинского месторождения. Но этого вполне достаточно для ликвидации аварии такого масштаба. Все оборудование находится в работоспособном состоянии. Кроме того, в составе спецтехники всегда присутствует пожарная машина для тушения возможных возгораний.

И вот уже колонна подъезжает к берегу реки Нюрольки. Специалистам необходимо не только максимально собрать движущееся по реке пятно нефтепродуктов, но и извлечь их из воды и утилизировать.

Глядя на слаженные действия специалистов, понимаешь, что каждый в этой команде знает, что, как и в какой момент он должен сделать. Несколько человек запрыгивают в кузов «Урала»-тягача. В считаные секунды из открытого борта грузовика уже извлекаются десятиметровые рукава бонов. Пока одни специалисты соединяют их между собой, другие прикрепляют конструкцию к скимирам и помпам для выкачивания собранных нефтепродуктов в резервуары. Еще минута, и боны цепляют за катер, находящийся здесь на постоянном дежурстве, и перекрывают ими русло реки так, чтобы условное загрязнение не смогло двинуться дальше.

– Нефтепродукты гораздо легче воды, поэтому пятно на поверхности реки движется по течению. Боны удерживают загрязнения, а мы откачиваем их вот в такие сборные «бассейны» – резервуары, – поясняет мастер ЛЭС Антон Старков, указывая на только что собранные емкости из герметических пологов и металлических каркасов. – Скопившиеся в них неф­тепродукты мы соберем, а затем утилизируем на мобильной факельной печи. Важно делать это максимально оперативно, чтобы не переполнить резервуары.

В это время пятно нефтепродуктов уже вплотную подступает к заградительным бонам. Кстати, его спасатели имитируют с помощью рассыпанного по поверхности воды сорбента. Как только насосы приступают к откачке сорбента в резервуары, запускается печь для сжигания нефте­шлама.

В ходе учений новый поворот – на печи гремит условный взрыв. По легенде, один из трубопроводчиков ЛЭС получил ожог, другого отбросило взрывом, и он сломал ногу. Тут уже пригодился выставленный полевой санитарный пост. С виду он напоминает большой белый шатер, однако в этой палатке имеется все необходимое оборудование для проведения реанимационных и посттравматических мероприятий. Здесь «пострадавшим» и оказывают первую медицинскую помощь.

На момент «взрыва» весь объем нефтешлама уже извлечен из реки. Еще несколько минут, и специалисты докладывают о полной ликвидации пятна на реке. Мобильная лаборатория, развернутая здесь же, после третьего, контрольного, забора воды подтверждает отсутствие нефтепродуктов в воде.

Экзамен сдан

В масштабном учении были задействованы все специалисты промысла: от мастеров и работников линейно-эксплуатационной службы до связистов и медиков. Поэтому основной задачей была не только ликвидация аварии, но и налаживание взаимодействия между аварийно-спасательными формированиями во время ликвидации ЧС. Это особо подчеркнул, обращаясь к участникам учения, главный инженер ОАО «Томскгазпром», заместитель генерального директора по производству ОАО «Востокгазпром» Виталий ­Степанов.

– От того, насколько быстро и слаженно все службы отреагируют на ЧС, будет зависеть стабильная работа всей компании, – уверен Виталий Петрович. – И сегодня вы доказали, что можете эффективно реагировать на нештатные ситуации. Считаю, что по итогам учения все подразделения заслужили высокую оценку.

Подобные комплексные учения на месторождениях предприятия проходят раз в три года. Кроме этого, «Востокгазпром» ежегодно проводит объектовые тренировки, тактико-специальные учения как в целом на месторождениях, так и в отдельных структурных подразделениях. Периодичность проведения учений и тренировок определена соответствующими документами ПАО «Газпром» и МЧС России.

DSC01995

Развертывание заградительных бонов для улавливания нефтепродуктов на реке

DSC02052

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

36 − = 35