Персона
05.04.2019

«Как весна, так хочется сбежать»

Статей на сайте: 17180

Известный томский геолог: о перспективах отрасли, прагматиках в профессии и непроходящей любви

Это повторяется каждую весну. Из года в год. На протяжении вот уже 55 лет. Профессор отделения геологии ТПУ Леонид Рихванов в шутку называет такое состояние сезонным зудом. Жить в прежнем ритме становится невозможно. Хочется сорваться с места, бросить все и рвануть «в поле». Хотя это могут быть и не равнины вовсе, а горы, глухая тайга или знойная пустыня. «Поле» в разговорном обиходе геологов – экспедиции, которые традиционно стартуют в конце весны.

– Я больше полувека в профессии. И по-прежнему убежден: большинство геологов в душе – романтики, – говорит Леонид Петрович. – А еще геолог – человек, который не просто любит природу. Он все время стремится что-то новое узнать, увидеть, найти, понять, чтобы принести людям пользу. Это ощущение и атмосфера полевых экспедиций затягивают.

Такая аномалия…

Прагматики, заверяет заслуженный геолог России, тоже прекрасно приживаются в профессии. Более того, люди такого склада обязательно должны быть. Из них получаются отличные главные инженеры, начальники участков, специалисты по исследованию и бурению скважин.

– Конечно, чем мы старше, тем менее подвержены сиюминутным порывам. Молодой азарт утихает. Становишься более степенным, мудрым, оседлым. Но как весна, так неизбежно тянет «в поле», – улыбается Леонид Рихванов. – Наверное, геолог – это все-таки образ жизни. И склад натуры. Представители нашей профессии в большинстве своем люди неуспокоенные, свободолюбивые, жадные до впечатлений.

Леонид Петрович и сегодня не отказывает себе в удовольствии отправиться в экспедицию. Пусть даже в непродолжительную по времени, недалекую по расстояниям и несложную по задачам. Прошлым летом, например, с коллегой и одним из своих аспирантов побывал в Хакасии.

– Для меня такие вылазки – внутренняя потребность, способ держать себя в жизненном и профессиональном тонусе. Ну и обязательная часть образовательного процесса, – рассказывает профессор Рихванов. – Это в мою бытность студентом с нами работали бывалые геологи, показывали и разъясняли, что, как и почему. Сегодня такой подход к летним практикам скорее исключение, чем правило. Вот и получается, что мой аспирант занимается вещами, о которых не имеет представления. Речь про исследование специфических горных пород, которые весьма аномальны по своим радиоактивным свойствам. Пришлось выехать на местность и показать, как работать с такими объектами.

«Геолог – он как хирург»

Размышляя сегодня о себе и своей жизни, доктор геолого-минералогических наук не сомневается: из него мог бы получиться отличный хирург.

– Мне кажется, толковый геолог сродни толковому хирургу. Имею в виду способность обоих к бесстрастному анализу, вниманию к деталям, умению принимать решения с холодной головой. Еще из меня бы, наверное, вышел неплохой военный. Жена все время говорит, что я – невозможный командир, – смеется Леонид Петрович.

Про военную стезю, кстати, не такая уж и шутка. Леонид рос парнем крепким, основательным во всех отношениях и вполне мог претендовать на место в пограничном или ракетном училище. О чем одно время подумывал. Но на момент выбора профессии уже был заражен духом геологической романтики. За что говорит спасибо старшему брату Александру – фронтовику, замечательному человеку и геологу от Бога. Когда Лёне было 15 лет, брат позвал его с собой в летнюю экспедицию: «Чего каникулы зря тратить, когда можно делом заняться? Заодно и оденешь-­обуешь себя к школе». Участники геологических экспедиций получали неплохие деньги. Для деревенской семьи в те годы – большое подспорье.

Цели привести брата в геологию у Александра не было. Но парень втянулся. Поступать из родной Иркутской области поехал в ТПУ, где одна из лучших горно-геологических школ Сибири.

«Сюрпризы еще будут»

Есть мнение, что время больших геологических открытий осталось позади. Ну разве что Антарктида какие-то сюрпризы еще преподнесет.

– Позади осталось время больших геологических открытий легких месторождений, – уточняет Леонид Рихванов. – Причем случилось это еще в 1960-е годы. На смену им пришла (и продолжается по сей день) эпоха открытий месторождений средней доступности, скрытых толщами на относительно небольшой глубине – 200–300 метров. Когда и они будут разведаны, начнем работать на серьезных глубинах – 500–700 метров. Геология тем и интересна, что не дает сидеть на месте. Надо постоянно искать, прогнозировать, проверять догадки.

Сюрпризы, уверен Леонид Петрович, могут быть где угодно. Не только в Антарктиде.

– Что такое Антарктида? Сплошная толща льда в сотни метров. Что там под ней скрыто, остается только догадываться. Этот континент до сих пор толком не изучен и не исследован. Считаю, что человеку в силу своего пакостливого характера нечего там делать. Надо ограничиться наблюдениями за атмосферой. А вот куда действительно стоит направить геологические силы, так это в арктическую зону за 70-й широтой. Вот где поле непаханое и, вероятно, много заглубленных месторождений.

У отечественной геологической отрасли, констатирует профессор Рихванов, большой накопленный опыт и резерв. В советские времена сложилась четкая структура, которая очень хорошо работала.

– К сожалению, не могу сказать то же самое про современную геологию. Отрасль переживает не лучшие времена. Судите сами: сейчас держатся на плаву предприятия, которые пользуются прежней инфраструктурой и ресурсами, открытыми еще в 1960–1980-е годы. Для любой страны открытие новых месторождений – удовольствие очень дорогое. Но оно того стоит, – комментирует заслуженный геолог РФ. – Чтобы выжить в сложной экономической ситуации, оставаясь независимым, государство должно обладать определенными видами сырья. Это нефть, благородные металлы (прежде всего золото) и уран. Если еще и алмазы имеются, совсем здорово. Ни одна страна мира, кроме России, не может похвастаться наличием всех этих ресурсов оптом. Еще и в таком количестве. Ну, разве еще ЮАР. У них, правда, нет нефти. Но они ее успешно покупают у других стран в Мировом океане. Задача нашей страны – грамотно использовать свой мощный ресурсный потенциал.

Сегодня, по словам томского профессора, наиболее успешную политику в области минеральных ресурсов ведет Австралия. Каждые пять лет всю территорию страны покрывают геолого-­съемочные работы с использованием аэрогеофизических методов. Австралийцы не скрывают: они применяют геофизические методы исследования, некогда популярные в СССР. В итоге открыли уникальное месторождение золото-ураново-медных руд – Олимпик-Дам.

День, который прожит не зря

– С одной стороны, я завидую ребятам, которые идут сегодня в геологию. У них впереди столько открытий и всего интересного, – признается Леонид Петрович. – И в то же время мне их жаль: современная программа высшей подготовки сильно выхолощена. Студенты получают мало знаний и навыков. Стало меньше практик. Случается, отправляясь в экспедицию, они даже не знают, как управиться со спальным мешком. А ведь романтика профессии – это не только гитара, восходы, закаты, разговоры у костра. Но и суровые будни геологической работы.

Из экстремальных условий, в которых приходилось находиться Рихванову, – работа на высокогорье. Перепады высот – непростое испытание для человеческого организма. За работу в таких условиях геологам полагается отдельная доплата. Из других воспоминаний – экспедиция по поиску алмазов на Сибирской платформе. Такого количества гнуса Леонид Петрович больше никогда и нигде не встречал. Даже специальный костюм не спасал. Промываешь породу в лотке, и руки все сплошь облеплены мошкарой.

Впрочем, все это компенсирует другая сторона геологической практики.

– Ощущения, которые дарит соприкосновение с естественным миром, не получишь больше нигде и никогда. Там, как бы пафосно это ни прозвучало, экология души работает. И вообще начинаешь по-настоящему ощущать вкус жизни. Я своим студентам все время повторяю: день, в который вы не сделали для себя ни одного открытия – личного, профессионального, творческого, прожит зря.

Так может рассуждать только настоящий геолог, влюбленный в свою профессию. Леонид Рихванов, безусловно, из этой породы. Пусть так и не научился играть на гитаре.

Автор: Елена Смирнова

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − = 8