Когда-то речка Ромашка была объектом пристального внимания томских экологов. Еще в конце существования Союза, когда чуть-чуть приоткрылась завеса над сверхсекретностью, за которой прятались все тайны Минсредмаша (ведомства, рожденного еще Лаврентием Павловичем Берией), мы с руководителем только что образованного районного комитета охраны природы Николаем Чапайкиным лазали с дозиметром по ее берегам, измеряя уровень радиации. Ведь речка с романтическим названием была вовсе не речкой, а каналом, по которому сбрасывалась вода, охлаждавшая реакторы СХК. Да и само название – от самого первого типа реакторов. Шутники были наши ядерщики…

Мутанты спрятались…

В те давние времена наши «зеленые» всерьез спорили, водятся ли в Чернильщиковой протоке рыбы-мутанты, и рассуждали, что будет, если ее употреблять в пищу. Продвинутые хозяйки на полном серьезе ходили на рынки с дозиметрами. Не меньше споров вызывала проблема купания в Томи ниже Северска. Тем более что на берегу протоки стояли запрещающие знаки. При том что в десятке метров – почтовские мичуринские. Сомневаюсь, что кто-то сильно соблюдал запреты.

С тех пор много воды утекло. О мутантах давно забыли, как и об исследованиях якобы повышенной онкозаболеваемости в Самуськах (тем не менее поселок включили в состав ЗАТО, что дало жителям некоторые льготы). Что до Ромашки, то вода в ней и вовсе иссякла – после остановки последнего реактора охлаждать стало нечего, наведенной радиации тоже не стало, и в Чернильщикову протоку многие годы подряд хлещут чистейшие канализационные стоки. Чистейшие – в смысле ничем не очищенные. Потому что пресловутая механическая очистка, о которой периодически говорят официальные северские экологи, это не более чем сито, которое задерживает только твердую фракцию. Сами понимаете чего. По сути, в течение многих лет здесь совершается уголовное преступление, ведь именно так называется загрязнение рыбо­хозяйственных водоемов. Не поверите, но не только Томь, но даже Ушайка и Киргизка таковыми являются. И периодически за сброс несанкционированных стоков в них наказываются какие-то предприятия. Не очень строго, но тем не менее. Если бы к нашему закрытому соседу применялись аналогичные санкции, он бы давно стал банкротом. Но пресловутая политика двойных стандартов действует и здесь. Украл велосипед – сел на нары. Украл миллионы – попал под амнистию.

ОНФ начинает и…

Очередную (не скажем безнадежную, хотя очень хочется) попытку привлечь внимание общественности, власти и, главное, надзорных органов к проблеме отсутствия очистных сооружений в Северске и слива неочищенных стоков в реку Томь предприняли активисты Общероссийского народного фронта.

То, что это произошло именно сейчас, не случайно: именно в жару обостряется побочка от сброса канализации в Томь – это исходящее от реки зловоние. Ведь продукты жизнедеятельности города с населением 115 тыс. человек – это вам не сливы от нескольких бараков. Но и им в Томске парадоксальным образом уделяется больше внимания.

На днях активисты регионального отделения провели рейд по окрестностям ЗАТО, близ Ромашки. Иначе это называется северным сбросным каналом, куда уже шесть лет после остановки последнего из атомных реакторов, вся охлаждающая вода с которых раньше шла на разбавление канализационных стоков, эти самые стоки идут непосредственно после сита. С тех пор вся органика и прочее содержание канализации попадают в Томь.

Эти пчелы дают неправильный мед

– Ромашка – это река смрада. Жителям деревень Попадейкино, Коломино, Быково, Чернильщиково и проезжающим по трассе вблизи рек Кисловка и Бурундук летом дышать нечем. Ситуация с неконтролируемыми сбросами в Томь в районе Северска наносит серьезный ущерб экологии. Проблему очистки стоков в городе нужно срочно решать, – возмущается член регионального штаба ОНФ, координатор проекта ОНФ «Село. Территория развития» в Томской области Екатерина Радионова.

На неприятные запахи со стороны Северска жалуются все жители окрестных населенных пунктов, в том числе расположенных с противоположной, левой стороны Томи. Так, в региональное отделение ОНФ по этому поводу пожаловались жители деревни Попадейкино Томского района.

– Я в районе деревни Попадейкино держу пасеку. Мы постоянно мучаемся от неприятных запахов, которые приходят к нам со стороны Северска. В ветреную погоду вся деревня ощущает непередаваемый смрад, который идет со стороны реки Томи и города Северска. Канализационные стоки идут по реке прямо напротив нашей деревни, – рассказал житель Томского района Евгений Матвеев.

Активисты ОНФ, конечно, отлично знают, что в Северске уже не первый год остро стоит проблема развития сетей водоотведения. Городу нужны новые очистные сооружения с биологической очисткой. В прошлом году активисты ОНФ и экологи уже обращались в прокуратуру и другие надзорные структуры с просьбой предпринять меры по ликвидации сбросов неочищенных стоков Северска в Томь. В ответе Росприроднадзора сообщается, что в 2019 году ведомство провело внеплановую проверку и выявило, что СХК осуществляет сброс загрязняющих веществ в составе стоков на правом берегу реки Томи с превышением допустимой концентрации. Местные власти планируют построить и ввести в эксплуатацию новые городские очистные сооружения стоимостью 3,8 млрд рублей. Но сделать это планируется только к 2024 году.

ЗАТО мы делали ракеты…

– На сегодняшний день Северск – единственный город в России с населением свыше 100 тысяч жителей, который не имеет очистных сооружений. Проблема обострилась, когда в закрытом городе остановились атомные реакторы. Вся охлаждающая вода с них шла на разбавление коммунальных стоков Северска, разбавлялись практически в соотношении один к ста, поэтому как для реки Томи, так и для жителей это было не таким пагубным. Теперь разбавлять нечем, и все идет напрямую в Томь. Ущерб, который наносится водным объектам, невосполним. Сейчас люди пользуются большим количеством химии при мытье посуды, очистке сантехники, химия попадает в коммунальные стоки и, конечно, уничтожает организмы, которые служат основой питания для рыбы в реках. А запахи от стоков ощущают уже жители Томского района с левой стороны реки Томи. Мы предлагаем властям более активно участвовать в нацпроекте «Экология» и привлекать из Федерации средства на строительство очистных сооружений. Для начала необходимо разработать проект, – прокомментировал ситуацию член Общественной палаты Томской области Сергей Жабин.

И что дальше? Все прекрасно понимают, что решить проблему в одночасье ЗАТО не может. Город сам оказался в заложниках у ситуации. Но, может, пора уже власти всерьез поставить вопрос перед Минатомом: или он осуществляет в Северске свои грандиозные ПРОРЫВы, или прежде строит в городе горшок. А иначе нам оно не нано. Не ино. И вообще стремно.

Когда верстался номер

Как нам стало известно, ситуацией с очистными сооружениями в Северске заинтересовалась Генеральная прокуратура РФ.

Автор: Марина Веревкина
Фото: пресс-служба ОНФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 4 = 9