Персона
27.03.2015

Какие книги читает Сергей Максимов, чтобы приблизить свои романы к реальности

Статей на сайте: 492

Максимов

Уверен: книга никуда не пропадет. С электронными носителями все не так просто. Был момент – на них стали переводить все библиотеки, а затем выяснилось, что технологии не так уж и вечны. Только на наших глазах сколько всего сменилось – дискеты, диски, флешки… Книга эталонна, ничего умнее не придумали. Со временем она становится менее распространенной, но даже приобретает изысканность.

Сергей Максимов

По данным Муниципальной информационной библиотечной системы Томска, романы томича ­Сергея Максимова «Цепь грифона», «Путь грифона» и «След грифона», выпущенные издательством «АСТ» в 2010–2013 годах, читатели запрашивают наравне с западными бестселлерами и российскими классиками. На вопрос, что он сам чаще всего читает, писатель и поэт вспоминает шутку:

– Как-то классик отечественной поэзии профессор Литинститута Владимир Костров ответил на этот вопрос: «Когда мне хочется что-то почитать, я сажусь и пишу». А если серьезно, чтение – это обязательное условие для того, чтобы мыслить. Не думать, а именно мыслить.

Судьба и история

– События трилогии начинаются в 1907 году в Томске, а заканчиваются в 1945 году в Китае, – рассказывает про популярную серию Сергей Максимов. – Персонажи разные – это и Сталин, и руководители советской разведки, и генералы царской армии. В том числе историческая личность генерал Пепеляев, человек, который, по сути, закончил Гражданскую войну в 1923 году (о последнем эпизоде борьбы – знаменитом Якутском ледяном походе Пепеляева – оставил воспоминания его соратник генерал Вишневский, его книга называется «Аргонавты белой мечты»). Я, конечно, пишу не биографию, а художественное произведение. Тем не менее не могу приписывать человеку качеств, которых у него не было, поэтому при подготовке приходится читать много специальной литературы. Собственно, необходимость изучить тот или иной вопрос и служит основанием выбрать книгу для чтения в данный момент. Например, узнать факты о 1920–1930-х годах помогали работы томского историка Валерия Уйманова. Интересуясь вопросом золота (в сюжете трилогии прослеживается в том числе история легендарного золота Колчака), я переписывался с Николаем Стариковым, теперь известным общественно-политическим деятелем. Бестселлерами стали его книги «Кризис: как это делается», «Сталин. Вспоминаем вместе», «Национализация рубля – путь к свободе России».

Ложная память

– Мемуары – еще один источник информации. Хотя я отдаю себе отчет: они не всегда правдивы и порой опровергают друг друга, например, прилет Жукова в Ленинград во время войны описывали четыре генерала, и у каждого указывается разное время и даже разные аэродромы. Это называется эффектом ложной памяти… Собственно, все исторические романы – это и есть «ложная память». Как говорил мастер этого жанра Валентин Пикуль, исторический роман – это не то, что было на самом деле или было выдумано. Это то, что было вопреки всему. Писатель Юлиан Семенов, который придумал Штирлица, давал другое определение: роман – это поток социальной информации. Поэтому совершенно напрасно ругают детективщиков и фантастов! В 1990-е годы, когда не было денег на книги, один мой состоятельный приятель постоянно покупал детективные серии. И серьезные книги. Я читал вслед за ним и таким образом познакомился с книгами Данила Корецкого, замечательного мастера, к тому же настоящего генерала-милиционера. Если я открываю книгу и вижу, что сюжеты, подходы повторяются, я сразу же ее закрываю. Особенно много претензий к современным авторам. И к отечественным, и к зарубежным. Булонская система вершит свое черное дело. В конце прошлого года в Томске была делегация немецкоязычных писателей. Председатель нашей организации по простоте душевной поинтересовался: «А каких русских писателей вы знаете?» Смеялись долго и от души. Гости назвали Сорокина… Правда одна писательница лет 30, подумав, добавила: «И еще Лермонтов». Подозреваю, что зарубежные авторы плохо знают даже свою классическую литературу, ту, что была знаковой в нашей юности – Майн Рид, Фенимор Купер, Марк Твен, Стивенсон, Джек Лондон, О’Генри. Разве что фамилия Хемингуэя о чем-то им говорит…

Наверное, фамилии советских литераторов им ни о чем не говорят. А между тем этот период великий. Еще недавно был Распутин… Его надо читать каждому русскому в обязательном порядке. Лермонтов – даже не обсуждается! Пройдут века, а он всегда будет современным. Классиков – Толстого, Достоевского – молодежи трудно понять, и заставлять их полюбить этих авторов бессмысленно: пусть сами дозреют и прочитают годам к 30…

Стоит также обратить внимание на томских писателей – недавно вышли новые книги Сергея Заплавного, Валентина Решетько, Вениамина Колыхалова. В сегменте исторического или авантюрного романа нет равных нашему Борису Климычеву.

Музы великих

– Сейчас я много читаю книг по искусству, смотрю альбомы современной живописи, потому что пишу роман «Снег Матисса», посвященный нашей землячке Лидии Делекторской, музе Анри Матисса. Замечательный труд об этом великом французском художнике написал Луи Арагон. О Лидии оставили воспоминания многие – Константин Паустовский, Даниил Гранин, Ирина Антонова (экс-директор Пушкинского музея) и другие. И для всех она осталась загадкой… Благодаря поддержке этой женщины Матисс в последние 20 лет своей творческой жизни плодотворно работал.

Томск присутствует в романе – это Гражданская война, детство Лидии. Для меня важен еще один вопрос: почему русские женщины так вдохновляли великих художников? Ведь Делекторская не единственный пример: Ольга Хохлова – муза Пикассо, Дина Верни – муза Аристида Майоля, само собой, нельзя не вспомнить о Гале и Сальвадоре Дали… Я пытаюсь найти ответ на этот вопрос. Он достоин того, чтобы написать целый роман.

Цитата

Почему многих писателей – Булгакова, Шолохова, Пикуля, Алексея Толстого – так интересовала личность русского офицера? Почему они делали его главным героем своих знаменитых романов? Вероятно, это наиболее чистый тип представителя национальной элиты, на примере которого можно было показать честность, преданность своей Родине и в то же время весь масштаб трагедии русского человека в переломную эпоху. Назначение литературы еще и в том, что она дает героев для других видов искусства. Что интересно, «Брат» Балабанова имеет литературного предтечу – это герой Виктора Астафьева из повести «Русский алмаз».

что вы читали

Владимир Соснин, генеральный директор компании «Контек-Софт»

Владимир Соснин, генеральный директор компании «Контек-Софт»

Владимир Соснин, генеральный директор компании «Контек-Софт»:

– Прочитал две книги. Первая попала ко мне по рекомендации друзей – «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости», ее автор – Нассим Николас Талеб, ливанец, выпускник Сорбонны, нью-йоркский финансовый гуру. Это размышления очень незаурядного человека о жизни и о том, как найти в ней свое место. Вторая книга – «Любовь к трем Цукербринам» Пелевина. Хотелось посмотреть, куда он движется…

Ада Бернатоните, киновед

Ада Бернатоните, киновед

Ада Бернатоните, кандидат искусствоведения, член Гильдии киноведов и кинокритиков России, доцент ТГПУ:

– «Желтая маска» Уильяма Уилки Коллинза (это основоположник жанра детектива, исторический предшественник и литературный учитель Артура Конан Дойла). Выбрала ее, потому что захотелось впасть в детство. Читала ночью, впала так хорошо, что приснился жуткий сон, после которого не могла уснуть. Это псевдоготический роман с совершенно реалистично меркантильной основой про любовь и месть, но стиль настолько проникновенный, что ощущения, навязанные автором, пробирают.

Книжный топ марта

В марте в сети «Читай-город» (интернет-доставка плюс три офлайн-магазина в Томске) сменился лидер продаж: на первое место вышел роман Вероники Рот «Четыре. История дивергента», что объяснимо: киноверсия книги с успехом идет в прокате. Также среди самых популярных авторов и книг – Д. Киз «Таинственная история Билли Миллигана», два романа Дж. Мойес – «До встречи с тобой» и «Танцующая с лошадьми», детская книга Дж. Боуэна «Уличный кот по имени Боб. Как человек и кот обрели надежду на улицах Лондона».

Читатели областной научной библиотеки им. Пушкина чаще всего брали домой роман Сергея Алексеева «Сорок уроков русского», «Обитель» Захара Прилепина, книги Валентина Распутина и Рэя Брэдбери, «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

35 + = 39