28.04.2018

Каким могут сделать мир будущего генетики

Статей на сайте: 30

 

Генетика – одна из самых активно развивающихся и любопытных сфер медицины. О мифах, загадках и перспективах этой науки «ТН» поговорили с Антоном Марковым, научным сотрудником лаборатории популяционной генетики НИИ медицинской генетики Томского НИМЦ.

 

 

 

Не отстаем от мира

– Антон Владимирович, насколько исчерпывающую информацию о человеке можно получить благодаря ДНК-исследованию?

– По генотипу (совокупности генов данного организма) возможно понять, является ли человек потенциальным носителем опасных заболеваний. Можно оценить степень риска развития социально значимых болезней – онкологии, сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета, шизофрении, психических расстройств, инфекций.

По генотипу можно проследить генетическую историю его носителя. Понять, выражаясь бытовым языком, какие крови в нем намешаны. Особенно если это выходец из этнически изолированной группы: можно определить место рождения человека вплоть до конкретного села. На этом, кстати, основаны подходы современной криминалистки. Наш институт второй год является участником большого совместного проекта с коллегами из Белоруссии по установлению генетических особенностей разных народностей, населяющих территорию постсоветского пространства. В дальнейшем созданная база будет использоваться криминалистами для установления личности подозреваемого.

Характер по генотипу определить пока сложно. Но реально. Какие-то черты характера и склонности генетически обусловлены. Их можно прослеживать. Изучением этого вопроса занимается психогенетика.

– Какие страны лидируют в области генетических исследований по различным направлениям?

– Судя по публикациям, США, Великобритания, в последнее время Китай набирают обороты. Наша страна, к сожалению, пока на лидерские позиции претендовать не может. Но и сказать, что все у нас плохо, тоже нельзя. В России уделяется серьезное внимание развитию генетики, финансированию научных проектов. Проблема в другом: мы работаем на зарубежном оборудовании с зарубежными реактивами и расходными материалами. Это несколько притормаживает и удорожает процесс. Тем не менее в России, и в Томске в том числе, проводятся исследования на мировом уровне. В нашем институте под эгидой Томского НИМЦ созданы все условия для выполнения конкурентоспособных научных работ, поддерживаемых госфондами.

– Какими проектами гордится томский НИИ медицинской генетики? Где вы стали первыми?

– Наша лаборатория, и я в частности, сейчас занимаемся исследованием влияния генетических факторов на развитие атеросклероза и его последствий. В том числе поиском новых эпигенетических маркеров, которые могли бы пролить свет на то, как происходит развитие заболевания, и открыть возможности для ранней его диагностики и лечения.

В нашей лаборатории проводятся передовые исследования по изучению генетических основ бронхиальной астмы, туберкулеза, сахарного диабета, процесса фиброгенеза – характерного последствия многих заболеваний.

Коллеги из лаборатории цитогенетики изучают причины, конкретные механизмы геномных и хромосомных аномалий, их вклад в нарушение развития организма. В лаборатории эволюционной генетики проводится анализ генетического разнообразия населения России и сопредельных территорий, что позволяет проследить историю расселения человека в Евразии, выявить следы естественного отбора, связанные с адаптацией человека к условиям среды обитания. Лаборатория наследственной патологии и лаборатория молекулярной диагностики – первопроходцы по разработке и применению новых методов и технологий в диагностике наследственных болезней.

 

Не так страшен ГМО…

– Помогает ли здоровый образ жизни избежать наследственных заболеваний? Или все предопределено генами?

– Практически все болезни в той или иной степени генетически обу­словлены. Мы выделяем наследственные заболевания, имеющие ярко выраженный генетический компонент, связанный с мутацией генов и сильным от этого эффектом. И социально значимые – сердечно-сосудистые, иммунные, аллергические, психоневрологические с менее выраженным генетическим компонентом. В последнем варианте конкретный генотип человека предрасполагает к развитию заболевания, формирует определенную степень риска. Она варьируется в зависимости от болезни (от 30 до 80%). В остальном все зависит от человека: какой образ жизни он ведет, как питается и так далее.

Есть гипотеза, что генотип современного человека адаптирован к условиям первобытного времени. Что логично: в масштабе эволюции жизни на Земле человечеству не так много лет. Раньше люди жили в условиях недостатка пищи. Поэтому определенные гены работали на запасание питательных веществ. Сегодня – эпоха пищевого изобилия. Но продукты этих генов также эффективно запасают питательные вещества. Отсюда ожирение, диабет второго типа и атеросклероз, если человек ведет малоподвижный образ.

– Еще одна теория – употребление некоторых продуктов снижает риск развития генетических заболеваний. Есть ли в этом правда?

– Существуют наследственные заболевания, требующие соблюдения диеты. Например, больные целиакией исключают из рациона  зерновые – у них не усваивается глютен.

Если говорить про многофакторные болезни, то универсальных советов в питании нет. Кроме одного. Мутации в ДНК – результат ошибок, возникающих при копировании ДНК, или воздействия повреждающих факторов. Физических – ионизирующего излучения, химических – соединений, способных нарушать структуру ДНК, и биологических – воздействия вирусов. Есть вещества, способные снижать или устранять негативные воздействия повреждающих факторов. Например, пищевые антиоксиданты. Самые сильные содержатся в зеленом чае, шпинате, салатных листьях, богатых клетчаткой продуктах. Поэтому в совете употреблять в пищу как можно больше зелени, фруктов, овощей есть свой резон.

– А если эти фрукты и овощи окажутся генетически модифицированными?

– Сейчас развею миф: никакого вреда для организма человека генетически модифицированные продукты не представляют. Все, что мы употребляем с пищей, распадается до мономеров, которые всасываются в ЖКТ, и уже из них строятся полимерные макромолекулы – нуклеиновые кислоты, белки, углеводы…

Откуда пошла эта растиражированная страшилка, я не знаю. Есть частная гипотеза. Инициатором этих баек в США стали компании, производящие пестициды. Дело в том, что генетически модифицированные растения устойчивы к вредителям. У производителей пестицидов был риск, что им придется потесниться с рынка.

По закону генетически модифицированные продукты в нашу страну завозиться могут, создаваться здесь – нет. Что приводит к отставанию сельскохозяйственного сектора. За рубежом генетически модифицированные растения спокойно производятся и употребляются.

 

Гениями рождаются?

– Мы часто говорим: «Лидерами (актерами, гениями, предпринимателями) рождаются». С точки зрения генетики, ими рождаются или все-таки становятся?

– Вопрос о генетической природе таланта будоражит умы ученых на протяжении многих веков. Известный российский генетик ХХ века Владимир Эфроимсон полагал, что гениальность во многом обусловлена генетически. В настоящее время гена гениальности не выявлено. Зато точно установлено: сочетание определенных вариантов генов в большой степени определяет интеллектуальные способности человека, его склонность к определенному виду деятельности. Но полноценно развиться заданная генетическая программа может только в соответствующих условиях. Важны обстановка, в которой растет человек, воспитание, социокультурная среда.

– Как же прожекты о том, что через энное количество лет будущие родители смогут выбирать пол ребенка, рост, внешность, черты характера?

– Только в утопическом будущем, где частные корпорации по «штамповке» людей захватили власть (улыбается). Чисто технологически мы уже обладаем инструментами, позволяющими проводить отбор будущего человека с определенными признаками. Речь идет о предымплантационной генетической диагностике – процедуре в цикле ЭКО, когда после оплодотворения яйцеклетки специалисты наблюдают за развитием эмбрионов и отбирают те, которые имеют нормальный набор хромосом без мутаций, вызывающих конкретное заболевание. Но производится эта процедура строго в медицинских целях и по медицинским показаниям.

Есть Нюрнбергский кодекс, регулирующий принципы проведения медицинских опытов над людьми. Все, что делается во благо здоровья человека, – пожалуйста. Но цвет глаз, интересы, привычки – это уже неоправданная блажь.

– Какие перспективы открывает перед нами развитие генетики?

– Самые радужные. Это развитие персонифицированной медицины: зная генотип пациента, мы сможем подбирать для него конкретную дозу лекарства и курс лечения заболевания. Большие надежды связаны с технологией CRISPR/Cas-редактирования – точечного воздействия на определенные участки генома. В перспективе мы сможем лечить многие генетические заболевания. Серьезно исследуются возможности влияния на процессы старения организма. Как максимум мы сможем продлить жизнь человека, как минимум – обеспечить старость без возрастных заболеваний совсем или с минимальным их эффектом. Это не фантастика, а вполне возможная реальность.

Фото: Валентина Половникова

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − = 10