Какое поколение нуждается в поддержке?

Статей на сайте: 16189

Моя родная сестра, которой до пенсии еще далеко, в сердцах написала: «Вот такие, как вы, трудоголики, до 70 лет работают, а нам из-за этого пенсионный срок продлили. Вам хорошо, а нам как жить? Цены растут быстрее, чем пенсия, «коммуналка» зашкаливает, а зарплата стоит на месте, даже падает. Переработку никто не оплачивает. Чтобы оплатить квартиру, что теперь, на производстве жить?»

Здравый смысл в этом раздражении есть. Обсуждая пенсионные изменения, мы увлеклись романтикой цветущих пенсионеров, которые не только моложаво выглядят, но и еще полны энергии, которую хотят потратить не на развлечения, а на любимую работу. С экранов телевизоров, с газетных страниц нам улыбаются крепкие мужчины в годах и ухоженные женщины, которые с энтузиазмом рассказывают, почему они никак не хотят расстаться с работой. А есть и просто уникальные экземпляры, которые и в 90 лет прыгают с парашютом, и в 80 садятся на шпагат. Но это уже шоу, а о подспудном смысле возрастного трудоголизма не трудно догадаться. Одна из главных причин– мизерный размер пенсионного довольствия, который и заставляет по мере сил трудиться.

Мы также с активностью проявляем беспокойство о поколении Z, которое войдет в силу как раз к тому времени, когда наступит «продленка» для ныне активно трудоспособного населения. И как бы новоиспеченные пенсионеры и те, кто стоит на пороге, не заняли рабочие места продвинутых высоколобых юнцов. Их и пытаются защитить уже сейчас. А вот самое работоспособное среднее звено остается как-то в тени: пусть, мол, плывет по течению, пока не причалит к пенсионным берегам.

Между тем именно это поколение 40–45-летних, чье становление пришлось на лихие девяностые с их челночным бизнесом, полной разрухой в экономике, дефолтом, ГКЧП и прочими напастями, из-за которых элементарно нельзя было найти работу, а диплом об образовании становился просто ненужной бумажкой, наиболее болезненно принимает на себя очередной удар. Да, именно это поколение, а вовсе не пенсионеры. Потому что у пенсионеров есть хоть какая-то подстраховка, а у этих людей нет. И довольно часто случается так, что у многих нет ни стажа, ни вообще трудовой книжки, а то, что записано в ней, при детальном рассмотрении ни один юрист не примет к исполнению.

Поколение 40–45-лентих – наиболее производительный возрастной ресурс, который и создает материальную базу для будущих поколений пенсионеров.

На это же поколение пришлось уже и два кардинальных изменения в расчетах пенсии, которые до сих пор мало кому понятны. У многих ли велика накопительная часть пенсии? А кто заработал такое количество баллов, чтобы ему хватило на пенсию выше прожиточного минимума? И ему же достаются все последствия растущих налогов, безработицы, «серых» зарплат и т.д. В то же время именно этот слой – наиболее производительный возрастной ресурс, который и создает материальную базу для будущих поколений пенсионеров. Но насколько эффективно и заботливо он используется? Увы, судя по состоянию экономики, пока не очень.

А ведь на этот возраст приходится и еще одна существенная нагрузка – воспитание детей. Особенно это касается женщин. Какие гарантии для матери сохранятся в условиях измененных пенсионных преобразований? Декретные, оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком – на это вряд ли кто покусится, а вот кому нужна будет работница, у которой двое-трое детей, но которая уже испахалась, поднимая их, а теперь вынуждена работать дольше обычного?

Вообще тема гарантий и льгот менее всего обсуждаема, и понятно почему. Помимо того что она затратна, она касается такой тонкой материи, как социальная справедливость. Одно дело – инвалиды, многодетные семьи, герои – это неприкасаемая каста, и о них государство должно заботиться при любых условиях. Другое – льготы, которые вряд ли таковыми можно назвать. Например, доплаты до уровня прожиточного минимума, когда социальная пенсия намного ниже средней страховой. Или всевозможные бесплатные проездные, особые условия получения ипотеки для некоторых категорий семей, предоставление земельных участков, путевок для лечения и т.д. Какие только ведомства не предоставляют льготы! Их множество.

В то же время и федеральные, и региональные, и муниципальные власти вынуждены балансировать между необходимостью исполнять существующие законы и защищать тех малоимущих граждан, на которых поддержка этими законами не предусмотрена, но без которой им просто не выжить. В нашей области давно стала применяться практика оказания адресной помощи. Но дело в том, что количество нуждающихся в ней растет. И региональный бюджет вынужден выделять все больше средств в ущерб развитию.

Наше государство постепенно из развивающегося превращается в социальное, и возникает ощущение, что этому нет конца. Хотя почему бы эту ответственность отчасти не переложить на тот же Пенсионный фонд, который мог бы изыскать резервы за счет более скромного существования управленческого аппарата или за счет проведения ревизии льгот. А еще лучше, если два источника финансирования – бюджет и Пенсионный фонд – найдут единый алгоритм страхования от бедности, и главным образом не за счет расширения списка льготников, а за счет роста пенсий и зарплат.

Автор: Нина Губская

Во всем должен быть здравый смысл

Сергей Панов, председатель Думы города Томска

– Изменение пенсионного законодательства вызвало большой общественный резонанс. И это объяснимо, потому что речь идет не о какой-то локальной проблеме, а о масштабной реорганизации, которая коснется каждого. И все же я бы не сводил столь радикальные изменения только к возрасту выхода на пенсию. Главное – сделать достойной жизнь уже на пенсии, а значит, поднять ее размер, причем на принципиально новый уровень.

Изменить ситуацию можно двумя путями. Один путь – увеличить налоговую нагрузку на бизнес. Но экономика такой шоковой терапии не выдержит. Многие предприятия просто разорятся. Другой – поднять пенсионный возраст, что соответствует практике уже действующих систем пенсионного обеспечения в европейских странах и на постсоветском пространстве. Мы также логически подошли к этому.

К нашим депутатам нередко обращаются моложавые женщины и мужчины, которые просят посодействовать им в трудоустройстве. И за всю свою многолетнюю депутатскую практику я не припомню случая, чтобы, наоборот, ко мне обратился кто-то с просьбой помочь выйти на пенсию раньше срока. Мол, все, невмоготу… Особенно некомфортно чувствуют себя пенсионеры в 55–60 лет. Они еще полны сил, а им предлагают: «Займитесь спортом, походите на курсы кройки и шитья, поживите для себя». И невдомек, что деловую женщину такое предложение только обижает.

Правда, надо иметь в виду, что женщины у нас разные. И их образ жизни, отношение к работе диктуется и менталитетом, и национальными особенностями, и местом проживания. Возможно, именно поэтому так много споров вызывает уравниловка – когда и мужчинам и женщинам предлагается выходить на заслуженный отдых в одно и то же время. В Москве количество женщин в бизнесе зашкаливает, и вряд ли они согласятся в 55 отойти от дел. В то же время женщины на Кавказе по обычаям своим больше сосредоточены на семье, а заботы о материальном состоянии берет на себя мужчина. Так, может, этим женщинам надо предусмотреть и более ранний выход на пенсию? Я за то, чтобы подход был дифференцированным. Это касается и всех льгот.

Мы, городские депутаты, не являемся муниципальными служащими и никаких преференций не имеем. У нас всего два депутата на освобожденной основе. В то же время есть такие сферы государственной службы, которые сопряжены с риском, с повышенными морально-этическими требованиями, с особой ответственностью за принятие решений. Особенно это касается правоохранительных органов, органов государственной безопасности и т.д. На трудную службу не всегда легко найти подходящих людей, в этом случае льготы являются своеобразными гарантиями их защищенности. Это так называемый соцпакет.

Кстати говоря, такие условия создаются и в корпорациях, компаниях. Если человек живет на Севере, у него вахтовый метод работы, он месяцами не бывает дома, то понятно, что у него должны быть хорошая зарплата, защищенная страховка, улучшенное медицинское обслуживание, путевки на совместный отдых.

Другое дело, что принцип «чем больше поработал, тем больше получил» надо внедрять повсеместно. А любую льготу необходимо обосновать. Во всем должен быть здравый смысл. Помните, какое возмущение вызывали поездки депутатов на автомобилях с мигалками и сиренами? Но ведь навели порядок.

Совсем скоро состоится обсуждение законопроекта во втором чтении. Законотворчество – сложный процесс, а работа над документом требует основательного и вдумчивого подхода. У нас большая страна, много отличий между регионами. В Томской области, например, районный коэффициент составляет 30%, а на Дальнем Востоке – 90%. Это говорит о том, что в каждом регионе есть свои нюансы, и они должны быть учтены. Я знаю, что органы субъектов Федерации тоже готовят свои предложения. Есть они и у нас, губернатор Сергей Жвачкин их выдвинул, они сформированы с учетом общественного мнения и уже направлены разработчикам.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 1 =