Как оппозиционные и независимые депутаты выиграли выборы и проиграли в борьбе за руководство думой Томска нового созыва

Три, четыре

На стене третьего этажа Думы города Томска пустовало место для фотографий депутатов седьмого созыва. Это было символично: до минувшего вторника городская дума еще была пустым местом и только на уходящей неделе стала оформляться: фракционно, организационно и даже политически. Главным думообразующим фактором всегда являлся ее председатель. Его выборы и прошли 6 октября.

На первое собрание молодые независимые депутаты взлетали по крутым лестницам на четвертый этаж без одышки. В зале уже сидел пришедший раньше всех томский депутат Государственной думы от фракции ЛДПР Алексей Диденко. Моральная поддержка городским либерально-демократически настроенным депутатам была и правда необходима. Их имена мало что говорили широкой публике, и шансы избраться в председатели поэтому стремились к нулю.

Независимые депутаты допытывались у остальных, смогут ли они проголосовать за единого оппозиционного кандидата – Ксению Фадееву из томского штаба Навального.

– Я приму решение, когда послушаю всех кандидатов на пост председателя городской думы, – честно признавалась единственный депутат от «Партии Роста» Елена Ульянова. – Я не поддерживаю партию власти, но и отдавать свой голос по принципу «кто угодно, только не единоросс», не буду. Послушаю всех и приму решение.

Словно понимая важность своего первого спича в думе, Ксения Фадеева в который раз штудировала два с половиной листочка отпечатанного текста.

Оставалась главная интрига – на кого поставит «Единая Россия» и поддержат ли эту кандидатуру коммунисты и эсеры.

К 10.00 в зале был полный кворум – все 37 депутатов, если, конечно, считать и Владимира Самокиша, который присутствовал в зале по видео-конференц-связи. Ссылаясь на Закон о защите персональных данных и врачебную тайну, причины его домашнего карантина не раскрывались. Выглядел, впрочем, победитель по мажоритарному округу вполне здоровым. (Как потом выяснится, именно Самокиш станет лакмусовой бумажкой для определения кислотности независимых депутатов.) Но, пока звучал гимн, думалось лишь о том, стоит ли Владимир Игоревич у своего компьютера по стойке смирно или счел это избыточным в домашних условиях.

С небес на землю

Начал собрание 71-летний Василий Еремин, старейший депутат городской думы. Призывавший во время предвыборной кампании «сменить власть – сохранить город», он сидел за одним столом президиума с мэром Томска Иваном Кляйном, который поздравил депутатов и только.

– Вам предстоит, уважаемые депутаты, в кратчайшие сроки разобраться не только в ситуации на округе, но и найти решения общегородских проблем. А мы сегодня находимся в непростой ситуации, – признавался мэр. – Мы потеряли значительную часть доходов городского бюджета – больше одного миллиарда рублей. Уже провели оптимизацию бюджетных расходов, и надо это сделать еще. Предстоит принимать сложные решения, и нам, то есть вам, предстоит избрать председателя думы. Не сомневаюсь, что это будет человек с лидерскими качествами и историей успеха, который сможет сплотить всю команду депутатов.

Так стало понятно, кого именно хочет, но не может пока назвать мэр Томска, который к тому же поспешил откланяться, поскольку не хочет «влиять и давить, да вы и сами справитесь».

ЛДПР выдвинула в председатели известного в узких кругах помощника депутата Юрия Ворошилина, который прошел в городскую думу по партийному списку следом за «паровозом» партии Жириновским. Такой карьерный скачок через депутатские головы выглядел безрассудным и безнадежным, но других кандидатов либерал-демократы в своих рядах не вырастили.

Яблочники выдвинули бессменного Еремина. Оппозиция – Фадееву. Единороссы – Акатаева.

Фадеева сразу определила место «Единой России» в городской думе:

– Теперь вы – оппозиция! – сказала Ксения Владиславовна. – Дума – снова место для дискуссий в интересах томичей. Она должна стать образцом открытости и прозрачности. Все заседания комитетов и комиссий должны транслироваться, чтобы люди видели, что говорит и за что голосует их депутат. И конечно, новым председателем думы должен стать депутат, не имеющий отношения к «ЕдРу».

Имеющий отношение к «ЕдРу» депутат Илья Леонтьев спросил про личный опыт Ксении в деле руководства большими коллективами и знакомство со сложными финансово-хозяйственными проблемами, которые стоят перед Томском. Фадеева высказалась демократически:

– Председатель думы – это не завхоз, а такой же депутат, которому люди доверили решение своих проблем.

Очень скоро выяснится, что новые депутаты – тоже люди и готовы пожертвовать своим коллегой и интересами его избирателей, чтобы получить место у руля. Так что последнее слово было за Чингисом Акатаевым.

Первый учитель

По количеству вопросов Акатаеву от депутатов было понятно, кого они считают главным соперником и будущим руководителем городской думы. В своем выступлении Чингис Маметович сразу показал себя опытным руководителем и эффективным переговорщиком.

– Управлять можно машиной, а не самостоятельными людьми с историей успеха, – дипломатично начал опытный в прошлом банкир, депутат и замгубернатора в труднейшей социальной сфере. – Поэтому вижу перед собой три задачи. Первая: услышать и понять каждого из депутатов. Вторая: сделать думу самостоятельным игроком на политической арене Томска. И третья: сблизить взгляды всех фракций, чтобы вместе двигаться вперед.

– Как вы будете поддерживать отрасль местного самоуправления? – задал вопрос новоиспеченный депутат, который запутался сам и потому пытался запутать Акатаева.

– Если вы имеете в виду сокращение затрат на муниципальное управление, то у нас в нем работают больше тысячи человек, у которых семьи и дети. На социальные расходы уходит 63% городского бюджета. Если вы захотите сэкономить хотя бы 300 миллионов, то придется закрыть два муниципальных детских садика. Даю вам слово, что родители вас не поймут.

Урбанист Артем Канарев спросил про очень важную лично для него вещь: «частокол фонарей на площади Ленина». Акатаев сообщил, что «с ними не сталкивался». Как, впрочем, и большинство томичей. А вот вопрос про выпадающие доходы городского бюджета был не в бровь, а в глаз:

– Еще пять лет назад только и разговоров было, что о Томске с его университетами, ОЭЗ, – констатировал Акатаев. – Сегодня центр инвестиционной активности в Новосибирске. Томск идет мимо инвестиций, а это рабочие места и дополнительные доходы бюджета. Бюджет – это налоги с малого и среднего бизнесов, которые сильно пострадал в период пандемии. С этим надо срочно что-то делать, иначе сокращение бюджетных доходов, а значит и расходов, больно ударит по людям.

Казус Самокиша

Чтобы стать председателем, Акатаеву надо было набрать 19 голосов. 11 единороссовских ему были обеспечены. Еще восемь все вместе могли дать коммунисты, эсеры и самовыдвиженцы. Это был вполне вероятный расклад. Но новые депутаты, как оказалось, были готовы на многое, чтобы отобрать даже один голос у партии власти. Попытки организовать голосование единоросса Владимира Самокиша на дому были встречены в штыки.

– Вы открываете ящик Пандоры, – заявил депутат ГД РФ Алексей Диденко. – Со всей страны к нам в Государственную думу России обращаются депутаты разных уровней и просят разъяснить, можно или нет голосовать по видео-конференц-связи, можно ли организовать выездное голосование. Мы всем отвечаем, что нет, такой возможности регламент не предусматривает. Если так пойдет дело, депутаты вообще перестанут ходить на заседания!

Вслед за ЛДПР принялись лишать Самокиша голоса представители штаба Навального и другие независимые кандидаты.

– Коллеги! Лишая Самокиша права проголосовать, вы лишаете права голоса и 1 300 его избирателей, – искренне негодовал депутат Илья Леонтьев. – Как это вяжется с вашими словами о демократии, соблюдении интересов всех томичей?

Возмущенный даже сквозь видеосвязь Владимир Самокиш сказал, что увидел истинное лицо своих новых коллег и сделает выводы.

Глаза открылись не только у Самокиша. Уже в первом туре 20 депутатов отдали свои голоса Чингису Акатаеву. Ульянова послушала всех претендентов, все взвесила и тоже проголосовала за Акатаева.

Ксения Фадеева получила много, но недостаточно – 15 голосов. Двое депутатов от ЛДПР проголосовали за Хорошилина. За Еремина не проголосовал никто.

Новоизбранный председатель Думы г. Томска в напутственном спиче был краток:

– Томск – это огромный механизм, в котором люди ежесекундно сталкиваются с огромной палитрой проблем. Они ждут от нас решений этих проблем. У меня есть большая мечта, – почти как Мартин Лютер Кинг завершил свою речь Акатаев, – чтобы через пять лет мы гордились тем, что были депутатами седьмого созыва, и нам не было стыдно.

Но некоторым депутатам стыдно стало уже.

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 4