Прописка кабельного производства была определена одним росчерком пера

 

Осенью 1941 года шла спешная эвакуация заводов «Москабель» и «Электропровод» из столицы в глубокий тыл страны. Еще на месте первый был переименован в «Сибкабель» с производством голых проводов, обмоточной меди и эмальпроводов в городе Кемерово, а второй получил название «Томсккабель» с производством проводов и кабелей с резиновой изоляцией в Томске. Потом было принято решение не распылять кабельное производство и сосредоточить его в столице Кузбасса, и лишь дополнительным приказом НКЭП СССР от 15.11.1941 завод «Сибкабель» тоже был направлен в Сибирские Афины.

Для подготовки приема эвакуированных заводов 18 ноября 1941 года в Томск приехали представители «Эмальпровода» – главный инженер завода Абрам Филькельштейн и старший инженер Степан Савченко. Сибирь встретила москвичей трескучими морозами.

Косыгин дал добро

К тому времени город уже принял эвакуированное население и несколько московских предприятий, поэтому с помещениями для размещения кабельного производства возникли большие трудности: выделенное решением правительства здание мукомольного техникума было занято под госпиталь. Представители «Эмальпровода» дважды обращались к членам Государственного комитета обороны Маленкову и Косыгину о ситуации с площадями. 5 декабря 1941 года телеграммой Алексея Косыгина городу было предложено освободить помещение и передать его заводу. Вскоре под производственные цеха также отошли здания Дома науки им. Макушина и областного суда. В течение двух месяцев поступавшее оборудование размещали в приспособленных под цеха старинных особняках купеческого Томска. Но как? Приходилось объединять отдельные комнаты, кое-где прорубать в стенах ниши, убирать потолки между этажами. Привезенные части станков чистили, комплектовали и монтировали без чертежей, на память, потому что технологическая документация запаздывала или попросту отсутствовала. Тем не менее 8 декабря 1941 года был издан первый приказ по заводу «Томсккабель» и открыт текущий счет в Госбанке. Всего на тот момент из столицы прибыл 291 человек – 196 рабочих, 16 служащих и 79 ИТР.

Из воспоминаний москвича Алексея Суркова, ставшего впоследствии третьим директором завода: «Трудно поверить, что такой небольшой коллектив работников и такие небольшие мощности, прибывшие в тяжелые годы войны из Москвы в Томск по существу на голое место с точки зрения организации завода, но на благодатную почву, превратились в мощный гигант кабельной промышленности.

Надо было решать труднейшую задачу – дать фронту продукцию при любых условиях. И коллектив проявлял невероятную оперативность, строя в тяжелейших и непривычных условиях завод.

Я помню, как наши резинщики, волочильщики, освинцовщики, крутильщики в короткий срок приспосабливали имеющиеся помещения под цехи кабельного производства, эмаль- и обмоточных проводов. Их работа в те годы – образец трудового геройства. Не имея никаких подъемных средств, они завод подняли на руках».

Перед коллективом москвичей стояла действительно непростая задача – провести не только организационную и техническую перестройку в неприспособленных помещениях, но и подготовить и обучить кадры из числа томичей. Вскоре на завод устроилось 475 человек, из них 349 составляли женщины.

Из воспоминаний Веры Сливкиной: «Я родилась в Первомайском районе. В 16 лет меня вызвали в сельсовет и сообщили, что отправляют в Томск, на завод. До райцентра шли пешком, а оттуда на повозках привезли в Томск, поселили на улице Соляной, 3. В комнате не было ни матрасов, ни белья. Конечно, было страшно и жутко. Я часто плакала. На второй день нас привели в цех, а ведь мы даже не знали, что такое завод. Первое время были подсобными рабочими, а потом меня поставили на аппарат сухого испытания под наблюдением мастера, чтобы не ударило током. Но вскоре перевели на изолировочную машину».

1942-й: первые десять килограммов провода

Для обеспечения производства паром приспособили паровоз С-170. Чтобы доставить его к цехам, потребовалось много труда и сил: прямо на зимнюю дорогу укладывали рельсы и руками, с помощью ломов двигали чугунную махину метров на пять-семь вперед, затем разбирали рельсы сзади и укладывали снова перед паровозом.

Электроэнергия подавалась на завод по воздушной трассе, которую провели в марте 1942-го, а в ноябре того же года началось строительство кабельного фидера от ГЭС протяженностью 2,3 километра. В качестве пруда-охладителя инженеры предложили использовать Белое озеро.

Весной 1942 года по решению горисполкома для завода отвели отрезок железнодорожного пути, а к концу проложили ветку железной дороги от станции Томск-2 протяженностью 3,2 километра.

Для обеспечения рабочих сельхозпродуктами с весны 1942 года при заводе было организовано подсобное хозяйство, в котором насчитывалось 20 коров, 120 гектаров посевов, 18 гектаров картофельных полей, которые располагались в районе сегодняшнего телецентра.

Через полгода после эвакуации – в апреле 1942-го – страна получила первую продукцию. Это были 10 килограммов обмоточного провода. Рабочие выносили их из цеха на руках.

Из воспоминаний москвича, ветерана производства Анатолия Шабалова: «Машины грубого волочения были покрыты коркой льда, эмульсия замерзала. Волочильщики работали в валенках, шапках-ушанках. Но не мороз пугал рабочих – повышенного внимания требовала ретортная печь: когда ее растапливали мазутом, чтобы отжигать проволоку, такой угар стоял, света белого не видно. В месяц она работала не более десяти дней – не хватало мазута».

Тем не менее вскоре удалось наладить выпуск необходимых для фронта саперных проводов и проводов полевой связи.

9 июля 1942 года Совнарком СССР разрешил Наркомэлектропрому объединить кабельные заводы в государственный союзный завод «Сибкабель». Его первым директором стал авторитетный и мудрый Павел Королев.

 

1943-й: переломный для страны и для завода

В тот год начала проводиться большая работа по жилищному и бытовому обслуживанию рабочих и ИТР. Ремонтировались дома местного совета на площади 860 кв. метров, где располагались общежития рабочих, улучшилось снабжение топливом, инвентарем и постельными принадлежностями. Несмотря на военное время, кабельщики приступили к строительству корпуса цеха силовых кабелей с соответствующими вспомогательными и подсобными помещениями, решение о его проектировании было принято еще осенью 1942 года. Полностью он был сдан в эксплуатацию только в 1947-м. Там разместились волочильный, резиноделательный и резинопокрывательный цеха.

Тем временем расширение завода продолжалось за счет выгруженного оборудования. Был установлен волочильный станок для тончайшего волочения фирмы «Бауэр», свинцовый пресс КР-1, трехфазная крутильная машина, вулканизационный котел в цехе тяжелых кабелей, произведена полная реконструкция эмальпечей. Монтажные работы проходили в тяжелых условиях: не было подъемных механизмов и транспорта – оборудование грузили вручную, укладывали на широкие металлические сани-листы и с помощью 20 лошадей подвозили к месту назначения. 

Но даже в таких невероятно трудных условиях в 1943 году кабельщики впервые выполнили план по сдаче продукции. С этого времени они стали выпускать силовые кабели, с медной жилой, контрольные, морские неосвинцованные, врубовые, шланговые тяжелые, антенные канатики в резине.

 

Вышли из фронтовой бригады

В технологии кабельного производства присутствует множество сопутствующих производств. Одно из таких – изготовление тары для кабелей и проводов. В годы войны цех по выпуску деревянных барабанов для эмальпроводов находился в подвале Дома науки им. Макушина. Основными рабочими там были томские подростки 13–14 лет. Как фронтовое задание восприняли они работу по изготовлению катушек и барабанов. Бригада ребят во главе с Сашей Андреевым так и называлась – фронтовая. Стал уже хрестоматийным пример того, как этот подросток по производительности в работе обогнал автомат, на котором точили шейки катушек: Саша на станке выдал рекордные 800 штук, а автомат – только 600. «Зачем мне такая техника, – шумел в сердцах начальник цеха, – когда паренек дает ей двести очков вперед!» В мирное время Александр Андреев возглавлял волочильный цех – первый в технологической цепочке кабельного производства.

 

1944-й: год ударного труда

В проволочном цехе дополнительно установили три волочильные машины «Мюльтипль». В обмоточном цехе после капитального ремонта умельцы запустили обмоточную машину, смонтировали и сдали в эксплуатацию еще один подъемник для высвобождения рабочих рук. А тем временем в резиновом цехе были сданы в эксплуатацию резино­смесительные вальцы и установка для распарки каучука.

В 1944 году завод вновь выполнил план, причем по выпуску саперных проводов – досрочно. Весь коллектив подхватил идею социалистического соревнования, так что на конец года среди кабельщиков уже были свои 227 стахановцев и 91 ударник коммунистического труда.

После залпов Великой Победы в Томск стали возвращаться фронтовики. На заводе увеличилось число рабочих-мужчин, хотя женщин по-прежнему было больше. Завод функционировал в две смены при 11-часовом рабочем дне с двумя выходными в месяц.

* * *

После войны часть московских специалистов вернулась домой, а рабочие навсегда прописались в Томске, положив начало многим славным династиям. Так эвакуированные из столицы осенью 1941-го заводы «Москабель» и «Электропровод» стали мощным фундаментом, на котором уже 79 лет базируется одно из крупнейших промышленных предприятий Томска.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 3 = 7