23.02.2018

Комендант «Крепости». Зачем сибирские мужики снова берут Рейхстаг

Статей на сайте: 76

 

Осенью 2013 года томичи принимали участие в крупномасштабной военно-исторической реконструкции битвы за освобождение города Запорожье от немецких захватчиков. В «сражении» на Партизанской балке были задействованы более 700 человек из девяти стран, а также четыре самолета, восемь танков и 600 единиц прочей боевой техники времен Великой Отечественной войны. Как рассказывали организаторы, часть ее была предоставлена запорожскими реконструкторами, а часть – Министерством обороны Украины и киностудией им. А. Довженко. Руководитель военно-исторического объединения «Крепость» Алексей Кузьмин вспоминает: сибиряков встречали как родных. Еще были живы люди, которые помнили, как в город победно вошла 79-я гвардейская дивизия. Все было настолько искренне, трогательно и от сердца, что, когда грянул майдан, наши ребята просто не поняли: а в той ли Украине они были два месяца назад? Так в историю неожиданно и страшно ворвалась современность.

 

 

Оживление истории

Что такое историческая реконструкция? «Википедия» говорит, что это воссоздание разных явлений прошлого: костюмов, бытовых предметов, оружия, технологий, занятий, событий. За последние годы реконструкция в России из экзотического хобби превратилась в социально значимый способ репрезентации прошлого. Движение не просто стало массовым – оно вышло на улицы, научилось вписываться в городские ландшафты. Сейчас Россия лидирует в мире по масштабам, качеству и количеству исторических фестивалей. Ежегодно их посещают сотни тысяч россиян и тысячи реконструкторов, представляющих эпохи от античности до конца XX века.

В Томской области вплоть до последнего десятилетия движение реконструкторов в основном охватывало два исторических периода – освоение Сибири и вой­ну 1812 года, где принимал участие Томский пехотный полк. Что касается реконструкции времен Великой Отечественной войны и темы военно-патриотического воспитания, то первое зарождалось на основе увлечения ретроавтомобилями (то есть являлось в какой-то степени элитарным), а второе было представлено в основном поисковым движением. Еще в начале 2000-х на парад Победы в областном центре впервые вышли раритетные грузовики и ГАЗ-67. На них ехали люди, облаченные в костюмы, слегка напоминающие военную форму бойцов Красной армии.

 

Парад Победы, 2015 год. Идут томские кадеты. Экипировка ОВИР «Крепость»

 

– Ну, очень слегка, – смеется руководитель «Крепости» Алексей Кузьмин.

Дистанция, которую томские реконструкторы прошли за какие-то пять-шесть лет, просто огромна. Сегодня, с гордостью говорит командир «Крепости», военно-историческое движение в Томской области – крупнейшее за Уралом. Конечно, помог опыт соседей. В первую очередь новосибирцев: к тому времени, когда томичи примеряли первые аутен­тичные гимнастерки бойцов РККА, соседи уже щеголяли в подлинных генеральских галифе с лампасами. Просьба не понимать в буквальном смысле слова – это, конечно, шутка, образ. Но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки. Цель каждого реконструктора – максимально приблизиться к оригиналу. Это касается одежды, обу­ви, оружия, предметов военного быта… Все, говорит Алексей, начинают с копий или, еще хуже, с подделок (копии, по крайней мере, не прикидываются оригиналом!) – ужасного китайского ширпотреба. Постепенно на смену ему приходят качественные, почти не отличимые от настоящих вещи.

– Сейчас в России это серьезный бизнес, – рассказывает Кузьмин. – Все начиналось с небольших фабрик, оставшихся еще с советских времен, которые работали на киностудии, изготавливали театральный реквизит. К ним обращались и первые реконструкторы. Но постепенно акценты сместились – это уже товары для киностудий стали сопутствующим продуктом, а главными клиентами теперь считаются реконструкторы.

 

Настоящий реконструктор не просто одевается в костюм определенной исторической эпохи – он должен почувствовать себя человеком того времени, будь то боец Красной армии или сотрудник НКВД.

Алексей Кузьмин, руководитель военно-исторического объединения «Крепость»

 

На нем защитна гимнастерка…

Даже кинорежиссеры, рассказывает Алексей, теперь предпочитают в качестве массовки использовать их брата. Например, Бондарчук в «Сталинграде». Во-первых, меньше заморочек – люди приходят «со своим». Можно сэкономить на костюмах и реквизите. Во-вторых, реконструкторы в какой-то степени тоже актеры. Каждый из них старается максимально вжиться в образ – не только одеваться, но и держать себя, чувствовать себя солдатом Великой Отечественной.

– Сегодня оригиналами и копиями мы оснащены примерно 50 на 50, – рассказывает Алексей. – Подсумки, вещмешки, каски, фляжки – оригиналы. Одежда – это все-таки в основном новодел.

Объясняется просто: мало кто после войны мог повесить форму в шкаф, чтобы сохранить на память внукам. Разве что в семьях высшего офицерства. Подавляющее большинство бывших фронтовиков после демобилизации таскали и солдатское хб, и офицерские кителя до крайней степени изношенности. После чего из не истлевших еще фрагментов кроили детскую одежку: больше носить было просто нечего. Так что лишь самые серьезные коллекционеры могут сформировать, например, полностью оригинальный костюм летчика. Кроме всего прочего, это ну о-очень дорого.

Все реконструкторы своего рода коллекционеры. Но они не так фанатично относятся к своей экипировке именно потому, что она для них все же экипировка, а не фетиш, как для настоящего коллекционера, который за редкий экспонат готов хоть почку свою продать. Коллекционная ценность вещи, ее редкость и рыночная цена для реконструктора важна. Но для него это не цель, а средство.

 

Орудия времен Великой Отечественной войны приезжают в районы Томской области

 

Мужские игры на свежем воздухе

А цель? Этот вопрос я задавала Алексею Кузьмину не раз. Что это все же такое – военно-историческая реконструкция? Что преобладает: интерес к истории или желание побегать-пострелять? Это больше театр, стремление отдать дань прошлому или просто войнушка для так и не повзрослевших мальчишек?

И первое, и второе, третье, соглашается наш визави. А еще  это такая территория вроде закрытых английских клубов, куда женщины и собаки не допускаются, или гаражей брежневских времен, где проводили свой досуг советские мужики от слесарей до профессоров. Вот и в реконструкции представлены самые разные социальные группы – от работяг до успешных бизнесменов. Как пример, известный в Томске коллекционер ретроавтомобилей Андрей Барышников, с демонстрации которых и началась томская реконструкция времен Великой Отечественной войны.

Увлечение военно-исторической реконструкцией – недешевое удовольствие, но в то же время не дороже охоты и рыбалки. Обмундирование солдата вермахта, кстати, стоит значительно дороже, чем бойца РККА. Это одна из причин того, что томичи редко проводят полноценные реконструкции – «фашистов» приходится приглашать «из-за бугра» – новосибирцев. Поэтому все фильмы, которые снимали у нас (в зданиях бывшего училища связи, ТВМИ и на кузовлевском полигоне) делали совместно с реконструкторами из «столицы Сибири». Там «немцев» традиционно больше. Может, потому что больше богатых людей, которые могут позволить себе дорогостоящие игрушки.

 

 

Больше, чем реконструкция

Насчет игрушек: при всем уважении к новосибирцам, для них до поры до времени реконструкция была именно «мужской игрой на свежем воздухе», чем-то вроде страйкбола. Кузьмин со товарищи практически сразу решили: мы пойдем другим путем. Выражаясь высоким штилем – поставим свое хобби на службу обществу.

– Есть, конечно, люди, которые приходят просто потусоваться, – говорит глава «Крепости». – Но надолго они не задерживаются. Условие простое: хочешь поучаствовать в наших мероприятиях – приходи, для начала мы тебе обмундирование дадим. А потом будь добр сам.

Никто никому ничего не должен. Но теперь почти ни одно значимое мероприятие в городе, по крайней мере в летний период, не обходится без участия реконструкторов.

– Зимой мы отдыхаем, занимаемся, что называется, матчастью, а со сходом снега начинаются тренировки. Или репетиции, как назовете. Сначала подготовка к 9 Мая, затем – к крупнейшему фестивалю «Сибирский огонь», далее «Свеча памяти», ну а летом уже два года подряд – «гастроли» по районам области в рамках проекта «Оружие Победы». Это уже не хобби, это полноценный социальный проект. Участвуют в нем целые семьи. Практически у всех реконструкторов сыновья лет в 12 уже надевают форму.

 

Взятие Рейхстага. Съемки на кузовлевском полигоне и в здании бывшего училища связи

 

Работа «Крепости» не ограничивается выступлениями на публику. Хотя и это гораздо больше, чем просто «театр многих актеров». Есть и другие, мало известные широкой публике направления. Это поисковики. Они базируются в Томском экономико-промышленном колледже. Это огромная работа по увековечению служивших в 79-й гвардейской дивизии. «На нее, пожалуй, и жизни не хватит», – говорит Алексей Кузьмин. И, наконец, главная мечта – создать в Томске военно-исторический музей.

– Цель такую мы себе поставили – до 2020 года. А там поглядим.

Фото из архива Алексея Кузьмина

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 70 = 80