Преподаватели и студенты спецфака, 1943 год

Под общим девизом «Все для фронта, все для победы» в ходе Великой Отечественной войны возникало немало массовых общественных акций для помощи Красной армии – от записи в ополчение до соревнований скоростников на производстве, сдачи гражданами крови и денежных средств в Фонд обороны.

Томск тоже не остался в стороне. Буквально в первые дни фашистской агрессии, когда мало кто мог даже представить тяжесть предстоящего испытания, в Томске зародилась патриотическая инициатива, отразившая специфику города как сибирского научного центра. 27 июня 1941 года была сформирована первая в стране общественная организация для консолидации усилий ученых в интересах обороны и тыла – Томский комитет ученых (ТКУ). По словам профессора Бориса Токина, возглавившего комитет, патриотический порыв ученых Сибири создал с первых дней вой­ны особую форму своей научно-патриотической деятельности, свои штабы по мобилизации науки и техники. Зачинателем этого движения оказался старейший университет Сибири.

Залп из лабораторий

В конце 1941 года и весь 1942 год в Томске, насчитывавшем в то время около 130 тыс. жителей, находилось около 900 профессоров и доцентов. По концентрации ученых и студентов Томск был одним из лидеров среди вузовских городов Советского Союза. Но военное время потребовало иных форм организации научного поиска и целевой постановки задач. Прежде всего наука должна была максимально работать на оборону, выдавать готовые предложения, и для этого следовало найти решения предельного сокращения цепочки «лаборатория – производство». Результат прикладных исследований нужно было эффективно воплотить в изделия или технологии. И быстро.

В принципе, подход был не нов, в разных странах научные учреждения с необходимостью переключались на военную тематику, прикладную и срочную. Только феномен Томского комитета ученых при прочих известных и универсальных способах научного поиска заключался в том, что актуальные идеи помощи фронту выдвигали ученые абсолютно разных специальностей, коллективно, мозговым штурмом. Например, проблему замены импортных и дефицитных лекарственных растений сибирскими дикорастущими и снабжения ими гражданских и военных лечебных учреждений решали всем научным сообществом – от физиков до лириков. Как центр принятия решений комитет координировал усилия физиков, химиков, биологов, геологов, медиков, инженеров, патронируя самые важные проблемы на протяжении всей войны.

Симпозиум в цехах

Сам комитет располагался в примечательном здании Сибирского физико-технического института (СФТИ), который на время войны стал «научным штабом патриотов-ученых Томска». Заседания проходили в кабинете директора института профессора Кузнецова, на них собирались директора и главные инженеры заводов, профессора томских и эвакуированных в Томск вузов. Здесь фактически ежедневно получали необходимую консультацию специалисты эвакуированных предприятий города. В практику было введено военно-научное шефство комитета ученых и отдельных ученых над предприятиями с тем, чтобы «они входили во все детали научно-технических нужд заводов, знали технологию процессов, помогали изобретателям и рационализаторам, выдвигали сами предложения с максимальным освоением мощностей заводов». Для оперативной помощи оборонным заводам были созданы комиссии и специализированные бюро: металлотехническая, электротехническая, энергетическая, химическая, топливная, по цветным, черным и нерудным ископаемым, сельскохозяйственная. В 1942 году к профессору Кузнецову пришли руководители завода «Шарикоподшипник» по проблеме изготовления штампа для сепараторов. «Танки стоят в Сталинграде без подшипников. Кроме СФТИ никто изготовить не может, – писал позже Кузнецов. – В большом затруднении одни штампы СФТИ уже сделал. Благодаря этому выпускается 3 000 подшипников в день. Все важно, все нужно для фронта…»

Владимир Кузнецов и Мария Большанина в лаборатории СФТИ, 1944 год

Познание войны

Особое место в работе ТКУ занимало выполнение прямых военных заказов для РККА: профессор ТИИ Леонид Кулев выполнил спецзадание по созданию индикатора отравляющих веществ, который был взят на вооружение. Профессор того же института Александр Розенберг и доцент Пентегов руководили производством боеприпасов, организованным на базе ТИИ.

В спецотделе СФТИ при ТГУ по заданию Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной армии проводились работы по внутренней баллистике минометов, по определению оптимальной формы пули при сверхскоростях, по разработке новых дульных тормозов и баллистическому расчету орудий. Под руководством профессора Владимира Кузнецова был выполнен ряд работ по исследованию бронепробиваемости, предложен новый метод, позволивший установить зависимость бронестойкости от механических свойств материала. Экспериментальные мастерские СФТИ изготавливали по заданию Государственного комитета обороны для военных заводов и артиллерийских полигонов специальные приборы: хронографы Буланже, динамометры для разрядки патронов, верификаторы для проверки хронографов, бомбы Вьеля для изучения порохов, а также радиощупы для отыскивания пуль и осколков гранат в теле человека при операциях.

Важной для обороны была и работа по оптическим методам демаскировки, которая велась в ТГУ по заданию Инженерного комитета Красной армии. Особое значение имели труды профессоров ТМИ: усилия томских ученых были сосредоточены на изыскании новых эффективных средств лечения раненых, на предупреждении и лечении острых инфекционных заболеваний.

Подспорье тылу

Для помощи промышленности и сельскому хозяйству ученые проектировали новые производства, создавали более эффективные технологии и средства. Коллективом исследователей ТИИ была создана простая установка для получения карбида кальция, необходимого для предприятий Сибири. Одним из достижений коллектива сотрудников СФТИ было создание в 1944 году дефектоскопной тележки. В конце декабря 1944 года решением специального совещания Наркомата путей сообщения дефектоскоп был принят на вооружение железнодорожного транспорта.

По инициативе ТКУ ученые искали заменители дефицитных горюче-смазочных материалов. Вместо дорогих нефтепродуктов предлагалось использовать деготь, смолу и продукты ее перегонки. В качестве материала для получения дегтя предлагалось использовать не только древесину, но и отходы лесопромышленного производства. В Зырянском районе группа ученых политеха и инженеров «Томлеса» провела испытания разных типов моторов на дегте. По инициативе профессора ТГУ Александра Купцова, председателя сельскохозяйственной комиссии ТКУ, велась работа по исследованию коксогаза в Западной Сибири как сырья для замещения импортного каучука. Он же вел исследования по гибридизации морозоустойчивых сортов пшеницы для лесной зоны Западной Сибири. Для оказания помощи фронту продуктами питания ТКУ организовал ряд экспедиций по изучению запасов рыбы в водоемах Сибири.

Для снятия остроты энергетической проблемы в Томске ученые-геологи по инициативе ТКУ занялись поисками месторождений бурого угля в окрестностях города. К летнему сезону 1942 года на Казанском месторождении вблизи Томска был выявлен запас бурых углей около 1 млн тонн. В 1941 году были развернуты открытые работы по добыче бурого угля на Итатском месторождении, а также составлен генеральный план торфоразработок Таганского месторождения в 15–20 км от Томска.

Накануне войны в Томске насчитывалось шесть вузов, 19 техникумов и ряд научно-исследовательских учреждений. К декабрю 1941 года в Томск было эвакуировано из европейской части страны несколько вузов и НИИ, в том числе Станкин, электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта из Москвы, Ленинградский театральный институт, Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ).

Флора от ран

В рамках деятельности химической секции Томского комитета ученых велись фармакологические исследования, изыскивались новые лекарственные средства. В числе прочего были найдены заменители экспортируемых из-за границы алкалоидов, глюкозидов. Был налажен синтез по методу профессора Николая Вершинина камфары из пихтового масла. Лекарственное средство оказалось более эффективным, чем зарубежные. На собрании ТКУ была одобрена инициатива сотрудников ботанических кафедр ТГУ о применении лекарственных растений, произрастающих в Сибири, на замену ранее ввозимых. В первую очередь было решено организовать заготовку белены, коры калины, водяного перца и кровохлебки в окрестностях Томска.

К 1943 году заготовленного лекарственного сырья оказалось достаточно, чтобы «решать вопросы по обслуживанию Сибирью всей фармпромышленности СССР».

Комплексное изучение растений – ботаническое, химическое и фармаколого-клиническое – поз­волило в десятки раз сократить сроки введения в фармакопею новых лекарств. Ученые Томского медицинского института на основе сибирских лекарственных растений не только готовили новые препараты, но и успешно применяли их при лечении больных и раненых.

Всего за годы войны под эгидой ТКУ было выполнено 1 607 работ для обороны страны. Интеллектуальный подвиг томской науки был высоко оценен государством. Девять томских профессоров удостоены Сталинской премии еще в военное время.

Плодотворная деятельность комитета ученых в немалой степени способствовала тому, что в октябре 1943 года было принято решение об организации Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР.

Автор: Анатолий Тетенков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

32 − = 28