В областном государственном архиве открылась выставка, которая рассказывает о Гражданской войне на Томской земле.

-В наших фондах очень много документов того времени – несколько тысяч единиц хранения. Причем это документы разных органов власти – и советской, и колчаковского Временного Сибирского правительства, и Губернского собрания, то есть представлены разные источники, – подчеркнула Ольга Хмельницкая, начальник отдела использования и публикации документов Госархива Томской области.

Часть этих писем, прошений, официальных документов, фотографий теперь можно увидеть на стендах. Организаторы не стали привязываться к юбилейным датам. В 1919 году Гражданская война шла практически по всей стране. Поэтому архивисты решили напомнить томичам о тех событиях, которые происходили в наших краях 100 лет назад. Такой запрос в обществе есть, уверяют специалисты.

– У людей есть желание разобраться, что-то вспомнить, уточнить. В повседневной жизни мы с этим не сталкиваемся, а в социальных сетях идут ожесточенные споры между сторонниками красных и белых. Возможно, интерес к этой теме обусловлен еще и тем, что недавно мы отметили две очень важные даты российской истории – годовщины начала Первой мировой войны и революции 1917 года, – считает Ольга Хмельницкая.

Война без сапог

Архивные выставки, в отличие от музейных, уступают в зрелищности, поскольку их главным героем становится документ.

– А вот фотографии, которые рассматривает ваш коллега-фотокор, скорее исключение, – обращает внимание Ольга Евгеньевна.

Многие из них, по словам Хмельницкой, выставлены впервые.

– Есть большой соблазн вообще их не подписывать. Сможете отличить, где белые, где красные? – задала вопрос фотокорреспонденту «ТН» Хмельницкая, показывая два фото.

– Это красные, – уверенно ответил фотограф.

– Нет. Это белые, – поправила Ольга Евгеньевна.

– А почему они выглядят как голытьба? Кто в лаптях, кто босиком, кто в обмотках?

– Вот видите, у вас предвзятое отношение, – укоряет Хмельницкая. – Проблемы с обмундированием были с обеих сторон, и с дисциплиной тоже, и с дезертирством. Воевать-то никто особо не хотел.

Женская месть

В название выставки организаторы вынесли строчки из стихотворения Максимилиана Волошина «Кто не за нас – тот против нас. Нет безразличных: правда с нами», которые очень точно отражают ее главную идею.

– Мы рассказываем о судьбах людей, оказавшихся в жерновах, об атмосфере того времени – арестах, доносах, внесудебных незаконных действиях, которые происходили с обеих сторон. Братоубийственная война прошла через многие семьи, расколов их на два лагеря, – говорит Ольга Хмельницкая.

Обиженные жены вероломно доносили на своих мужей. Как, например, это сделала Татьяна Ащеулова. Правда, потом она одумалась. В прошении женщина раскаивается в том, что оговорила своего мужа, обвинив его в связях с большевиками, и просит об освобождении арестованного солдата 41-го Сибирского стрелкового полка Мельникова Александра, находящегося на гауптвахте. «Так как Мельников был моим гражданским мужем и обращался со мной не по-человечески, я, не зная, как ему отомстить, донесла на него. Он ни в чем не виновен, и, так как меня мучают угрызения совести, я готова понести наказание за ложное обвинение…» Что было дальше с обоими супругами, история умалчивает.

Из школьных учебников истории мы знаем, что одним из первых декретов советской власти был Декрет о введении новой орфографии в начале 1918 года. На самом деле постановление Совещания об упрощении русского правописания было принято в мае 1917 года, еще до установления советской власти. В этом документе прописаны правила реформы русской грамоты, которые впоследствии Совнарком и ввел в повседневную жизнь.

– Когда мы готовимся к выставкам, просматриваем массу всевозможных дел. Так мне и встретился любопытный документ, – рассказывает Ольга Хмельницкая. – Группа преподавателей Томского университета во главе с ректором ходатайствует перед губернским исполкомом Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов об освобождении из тюрьмы декана юридического факультета профессора Новомбергского, который якобы участвовал в похищении оружия из Томского гарнизона, поскольку его имя фигурировало в некоем списке, найденном вместе с частью похищенного. Вряд ли истинные заговорщики стали бы составлять списки своих сторонников, а вместо преподавателей в их распоряжении было много профессиональных военных.

Большевики профессора освободили. Однако оружие «выстрелило», с его помощью противники Советов захватили власть в конце мая 1918 года. Новомбергский какое-то время сотрудничал с новой администрацией – Временным Сибирским правительством. Но недолго – эта идеология оказалась для него чуждой. Когда Советская власть вернулась, профессор не был обойден вниманием ЧК, но в целом не пострадал.

– Антисоветский переворот устроили профессионалы, а профессор университета пострадал из-за смелых речей. По своим политическим убеждениям Новонмбергский был эсером и не поддерживал советскую власть, особенно после ареста. В то же время под влиянием жизненных перипетий и в результате знакомства с колчаковской властью Николай Яковлевич во многом пересмотрел свои взгляды, – рассуждает Ольга Хмельницкая.

Томск в годы Гражданской войны не был местом наиболее кровопролитных боев и ожесточенных сражений. В этот период у нас очень сильно звучали от всех партий и сословий различные идеи переустройства города, территории и даже всей страны. Но какими бы интересными они ни были, верховная власть к ним не прислушивалась. Окончательное решение принималось не здесь и при власти красных, и при власти белых.

Ольга Хмельницкая, начальник отдела использования и публикации документов Госархива Томской области

Две дороги, две судьбы

Еще одна тема, которую организаторы выставки не могли обойти, золото Колчака. Судьба золотого запаса России до сих пор не дает покоя кладоискателям.

– Каждую весну к нам приходят молодые люди с просьбой предоставить подробные карты 10–20-х годов прошлого века. Мы понимаем, что они преследуют специфические цели, далекие от архивных изысканий. Наших постоянных посетителей мы хорошо знаем, – говорит Ольга Хмельницкая.

На выставке демонстрируется карта боев Олиферова, одного из колчаковских офицеров, в Сибири. В 20-е годы прошлого века эта территория входила в состав Томской губернии. Сейчас это уже не Томская область, а, скорее, территория современной Хакасии, – поясняет Ольга Хмельницкая. – А также документы, которые свидетельствуют о том, что в Томске золота Колчака нет.

Новый виток получила история, связанная с белым генералом Анатолием Пепеляевым и красным командиром Иваном Стродом, знаковыми фигурами Гражданской войны в Сибири.

Сотрудники архива решили ее напомнить. Противостоянию этих молодых талантливых военачальников в Якутии посвящен роман Леонида Юзефовича «Зимняя дорога». Анатолий Пепеляев был уроженцем Томска и начинал здесь военную карьеру. На выставке представлен послужной список подпоручика Сибирского стрелкового полка. В свою очередь, Иван Строд после всех военных событий оказался в Томске. Здесь он руководил Осоавиахимом, потом уехал в Москву, стал известным писателем. У отважных героев очень разные судьбы, но в итоге они оба стали жертвами Большого террора, репрессированы с интервалом в полгода. Строда расстреляли в Москве, Пепеляева – в Новосибирске в 1938 году.

– Почему мы возвратились к этой теме? В 2004 году к нам в архив обратилась женщина с просьбой сообщить информацию о репрессированном герое Гражданской войны Иване Строде и его семье, – вспоминает Ольга Хмельницкая. – Мы ответили, завязалась переписка. Оказалось, что ее дед воевал под командованием этого неординарного человека. Рассказы деда настолько поразили ее воображение, что спустя много лет женщина стала интересоваться судьбой боевого командира.

Выставка будет работать до конца года. Групповые экскурсии сопровождает экскурсовод. Узнать интересные факты истории родного края можно совершенно бесплатно.

Автор: Светлана Визнер
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 7 =