Знакомый педагог со стажем рассказывает:

– Собрались мы тут с бывшими одногруппницами, все учителя-предметники в школах, стали думать, как будем учить наших внуков. И все в один голос сказали: «В школу не отдадим ни за что!» Притом что сами в этих школах и работаем. Решили, что создадим из внуков такой мини-класс, привлечем знакомых коллег и сами будем их учить. Всё лучше, чем в наши школы отдавать!

В этом рассказе замечательно всё: невольное признание масштабного кризиса современной российской школы и одновременное желание представителей гуманной профессии из этой самой гуманной отрасли выйти, чтобы не травмировать самых дорогих людей – внуков.

Косвенно кризис в школе констатирует и министр просвещения Ольга Васильева.

Но тут уж встали на дыбы и сами педагоги старшего возраста. Один из них, до сих пор работающий и пожелавший поэтому остаться неизвестным, признается:

– С удовольствием освободил бы дорогу молодым. При двух условиях: снизьте пенсионный возраст для учителей хотя бы до 50 лет. А второе, самое трудновыполнимое, – поднимите пенсию неработающего педагога хотя бы до 40 тысяч рублей. И мы, учителя старшего поколения, встанем и в едином порыве выйдем из школы. Нам она тоже надоела. Бесконечные бумажки, отчеты, проверки, придирки, чиновничий и родительский спрос всё безумнее и жестче.

Ожидалось, что еще год назад переизбранному президенту России наконец-то принесут какую-то вменяемую концепцию гуманизации и переформатирования общего образования. В конце концов, отважился же он на давно назревшую пенсионную реформу, значит, мог бы отважиться и на реформу образования.

…высокий процент педагогов в пенсионном и предпенсионном возрасте усложняет развитие образовательной системы, а также препятствует трудоустройству молодых специалистов.

Проблема с молодыми кад­рами в российских школах возникает не из-за нехватки таковых, а из-за диктатуры педагогов старшего поколения. Боясь потерять давно насиженное место, которое приносит зарплату и немалые надбавки, учителя-пенсионеры выживают молодых, умных и талантливых новичков. Они не только противятся реформам и необходимости поспевать за нововведениями, но и к ученикам относятся по-диктаторски.

Ольга Васильева, министр просвящения РФ России

Свежий национальный проект «Образование» вроде бы говорит о ревизии учебных программ, но 11-летнее обучение в классах по принципу «Я говорю – вы слушаете» и пресловутый ЕГЭ входят в нацпроект по умолчанию. Это значит, что дети, которые сегодня учатся и осваивают модные «новые компетенции» быстрее своих учителей, будут вынуждены 11 лет терпеть стремительно устаревающую систему, которую на нервах и крике поддерживают те самые «педагоги пенсионного и предпенсионного возраста». Кажется, самые дальновидные россияне уже поняли, что ждать от современной школы гуманизации бессмысленно. Косвенно об этом свидетельствует растущее количество детей, перешедших на домашнее обучение. В Томской области, по данным на прошлый год, таких 298 человек. Еще пять лет назад были буквально единицы. Данные за 2019/20 учебный год будут известны через месяц.

Станет ли домашнее обучение панацеей? Нет, и еще раз нет. Слишком немногие семьи в стране могут себе это позволить, поскольку это время и деньги. А в наших семьях, как правило, теперь работают папы, мамы и даже дедушки с бабушками. Так что типовому ребенку из средней семьи прямая дорога только в школу. А потом – к репетиторам.

Поздравляя учителей с профессиональным праздником, давайте будем честны, как был честен со мной педагог старшего возраста, который сказал:

– Пусть молодое поколение учителей приходит, получает высокие зарплаты, проблема в том, что его интеллектуальный уровень и желание работать ниже плинтуса. Просто омолодив школу, всех проблем российского образования не решить. Надо что-то делать со всей системой. Ну да кто ж на это отважится…

Автор: Денис Лапшин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65 − = 56