Пока лето на дворе, Артем Кухта каждый день без десяти семь выводит на сонные томские улицы свой ярко красный шоссейник и мчит по Богашевскому тракту в аэропорт Томск. 45 минут наперегонки с ветерком – и он на месте. Езда на велосипеде для Артема – не спорт и не хобби, а часть работы. Артем Кухта – авиационный орнитолог, один из тех парней, кто обеспечивает нашу с вами безопасность на воздушном судне во время взлета и приземления.

– Автодорога и взлетная полоса очень схожи по факторам риска для птиц. На машине мы многое не видим. На велосипеде – другое дело: обзор гораздо лучше, – уверяет специалист.

Регулярный мониторинг автомобильной дороги и птиц возле нее ранним утром, считает Артем, позволяет довольно точно прогнозировать орнитологическую обстановку около взлетно-посадочной полосы.

 

Воздушная тревога

Сегодня Артем катит на работу в компании попутчиков – корреспондентов «ТН» . Аэропорт – режимный объект. Здесь все строго, в том числе для журналистов. Сначала идем в бюро пропусков. Получаем допуск, проходим тщательный досмотр, и вот мы на летном поле. Его площадь почти 400 гектаров. На машине аэродромной службы, в которой постоянно идут переговоры по внутренней связи, приближаемся к кромке поля, в ближайший лесок, где стоит одна из ловушек для птиц.

– Я люблю птиц и авиацию с детства. В книжках читал, что есть такая профессия – авиационный орнитолог, но никогда не думал, что сам буду этим заниматься, – рассказывает по дороге Артем. – Обстоятельства сложились таким чудесным образом, что моя нынешняя работа сочетает и то и другое.

Администрация аэропорта заказала в ТГУ эколого-орнитологическое обследование аэродрома. Молодого аспиранта Артема Кухту назначили ответственным исполнителем этого проекта.

– Мы определили видовой состав и динамику встречаемости, то есть какие птицы обитают на этой территории в течение года, основные места их концентрации, причины этих концентраций. Разработали рекомендации, как и каким образом эти концентрации можно уменьшить. Теперь я понимаю, как важно проводить такие обследования, – убежден Артем.

 

«Летное поле представляет собой привлекательную для птиц территорию, которая обеспечивает птиц кормом, гнездовьем и укрытием. Поэтому их присутствие здесь никак нельзя назвать случайным. Поэтому моя задача как специалиста-орнитолога – обеспечить орнитологическую безопасность воздушных судов при максимальной сохранности компонентов экосистемы.

 Артем Кухта, ведущий инженер по орнитологическому обеспечению безопасности полетов аэропорта Томск

 

И вот уже пятый год Артем Кухта – ведущий инженер по орнитологическому обеспечению безопасности полетов аэропорта Томск.

– Система обеспечения орнитологической безопасности – это прежде всего комплексная система, которая помимо рекомендованных инструкцией стандартных средств отпугивания включает в себя еще и творческий подход. Орнитологическая обстановка может довольно быстро меняться, требуя свое­временного применения тех или иных средств, – обращает внимание Артем Кухта.

Специнвентарь авиационного орнитолога разнообразен и включает в себя зеркальные шары, разнообразные ловушки и орнитологические сети, пиротехнические средства. В томском аэропорту проходит полевые испытания уникальная биоакустическая установка, разработанная томскими учеными, которая по ряду параметров превосходит зарубежные и отечественные аналоги. Кроме того, на поле постоянно курсирует спецмашина, задача которой – обеспечивать фактор беспокойства для птиц, которые решили присесть на взлетную полосу. Особенно перед взлетом и посадкой.

– Птицы должны понимать, что взлетная полоса – это не то место, где им рады, – говорит Кухта. – Но, к сожалению, еще никто не придумал такое волшебное средство, чтобы нажал на кнопку, и все птицы исчезли. Самое лучшее, что я могу сделать как орнитолог, – это максимально снизить вероятность их появления на летном поле вблизи взлетно-посадочной полосы и тем самым снизить риск их столкновения с самолетом.

 

Птичий календарь

На территории аэропорта встречается более 200 видов птиц. Но не все они одинаково опасны для самолетов.

– Имеют значение размер, вес, стайность, частота пребывания вблизи взлетно-посадочной полосы, возраст, – перечисляет основные критерии опасности птиц для самолетов орнитолог.

Наиболее опасны, по его словам, птицы среднего и крупного размера – ворона, коршун, ястреб, болотная сова. Но не стоит сбрасывать со счетов дроздов-рябинников, скворцов, ласточек, то есть представителей стайных видов. Они могут нанести множественные повреждения самолету.

– В мировой практике известны случаи, когда птицы залепляли своими тушками внешние датчики, выводя из строя ряд приборов, – вспоминает Артем Кухта.

Всю орнитологическую работу он четко планирует по птичьему календарю.

Зимой относительно спокойно: самолетоопасных птиц в аэропорту мало, и Артем занимается изучением и прогнозированием миграций. Для этого он отлавливает птиц, метит их специальными номерными кольцами, которые получает в Российском центре кольцевания птиц. С началом таяния снега хлопот прибавляется. С ранней весны у некоторых видов птиц начинаются брачные игры, и они норовят занять воздушное пространство там, где это не надо. А в мае появляются первыми птенцы скворцов и дроздов.

– В этом леске у них основные колонии, здесь они строят гнезда, – поясняет Артем, выходя из машины. – Естественно, птенцы потом полетят кормиться на летное поле.

Чтобы этого не произошло, он занимается профилактикой: регулярно беспокоит птиц в колонии, чтобы они искали другое место, подальше от аэропорта. Если же некоторые все-таки загнездились и отложили яйца, Артем забирается на каждое гнездо и иглой прокалывает их. При этом яйца остаются на месте, обманутые родители сидят на них довольно долго, а птенцы не вылупляются.

– Я стараюсь работать так, чтобы смертность птиц была минимальной. Я не убийца, а орнитолог. Птицы не должны страдать по прихоти человека. И моя задача – свести к минимуму эти страдания, – подчеркивает Артем Кухта.

 

Воронья слободка

В июне, когда птенцы сорок и ворон вылетают из гнезд, начинают работать переносные ловушки. Артем доработал их на базе стандартного варианта, придумав разные хитрости. Они устроены по принципу вольеров, в которые птица залететь может, а вылететь – нет. Более того, чтобы туда попасть, им нужен стимул: помимо еды-приманки еще парочка довольных жизнью пернатых сидельцев.

– В данный момент у меня стоят три ловушки, я использую их поочередно или все сразу, в зависимости от обстановки, – поясняет Артем, показывая одну из них.

Они находятся в тех зонах летного поля, где наиболее часто бывают птицы. Особенно молодые. С ними надо быть начеку. Они еще глупые, неопытные, не знают, где опасность.

– В конце прошлой недели в этой ловушке сидели три вороны. Сейчас уже шесть, – уточняет орнитолог. Когда набирается больше десятка, мы их выпускаем не ближе чем в 50 километрах от аэропорта, откуда они не возвращаются к нам обратно.

К своим пленницам Артем пришел с гостинцами – в ловушках ворон и кормить, и поить надо.

– Вообще сюда попадаются разные птицы. И коршун ловится, и сокол, и ястреб –  всего около шести-семи разных видов, – замечает Артем, распаковывая пакеты, которые приготовили  рабочие цеха бортового питания после сор­тировки самолетной еды, не съеденной пассажирами.

В пищевых отходах, уверяет Артем, содержится почти полный перечень витаминов и минеральных веществ для птиц.

– Меню должно быть разно­образным, – полушутя-полусерьезно говорит Артем Кухта.

Сегодня он очень доволен – еды дали много. Тут и хлеб, и каша, и мясо.

Кроме того, у Артема всегда есть в морозилке куриные тушки, так что вороны голодать не будут.

 

Ключевое слово

– Еще могу гнездо сороки показать, – предлагает Артем. – В нем было шестеро сорочат, и все шестеро, когда пришло время, были отловлены.

Это гнездо Артем не трогает. Оно может стать квартирой для других птиц. С совами другая история.

– Когда находишь гнездо совы, сразу встает вопрос, куда девать птенцов и что с ними делать, – рассуждает Кухта. – Разорить кладку рука не поднимается. Поэтому, когда птенцы подрастают, мы их раздаем в хорошие руки.

Хорошие руки – это ключевое слово. Уже многие совы и совята нашли хозяев и новый дом. Недавно одну из таких особ выпустили в Киреевске. Подальше от самолетов.

Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

88 − 83 =