Молодой флагман лесопереработки вводит в эксплуатацию новые производственные мощности и утверждает, что быть ответственным лесопользователем не только приятно и полезно, но и прибыльно.

Вдруг алтын?

Пессимисты всегда утверждали, что крупнотоннажное производство в Томске невозможно, потому что товарно-транспортная логистика отвратительна.  Даже крупные внутренние рынки сбыта далеко, а про внешние и говорить нечего: из Томска  «хоть три года скачи – ни до какого государства не доскачешь».

Оптимисты в начале XXI века пессимистов не слушали, провели исследование рынка, лесных запасов Томской области и сделали однозначный вывод: леса в регионе много, есть подходящие большие промышленные площадки с наличием мощностей по газу и электричеству. Можно строить крупное предприятие по производству отечественной МДФ-плиты, потребности в которой тогда росли, а отечественные заводы закрывали едва ли 40% от общего потребления.

Группа инвесторов приступила к реализации проекта в 2006 году, и уже в декабре 2010 года была запущена первая очередь по производству МДФ-плиты из низкосортной древесины. Сегодня на заводе «Латат» действуют несколько производственных линий: горячего прессования плит МДФ, ламинирования плит МДФ, производства ламинированных напольных покрытий, производства стеновых панелей и уголков, импрегнирования бумаги.

Готовится к началу реализации новый производственный проект, но суеверное руководство пока отказывается разглашать подробности.

 

Лесной попечительский совет (Forest Stewardship Counci) – международная некоммерческая неправительственная организация, целью которой является продвижение ответственного управления лесами во всем мире. Сертифицированная продукция маркируется специальным товарным знаком FSC («дерево с галочкой»).

 

 

Полный цикл

В самом начале славных дел быстро выяснилось, что для крупной лесопереработки нужны бесперебойные поставки сырья. Однако практика показала, что мелкие и средние поставщики древесного сырья не в состоянии обеспечить главное: бесперебойность.

– Если ты не можешь положиться на своих поставщиков, приходится создавать большие товарные запасы, что не всегда оправданно и требует серьезных вложений, – говорит генеральный директор завода «Латат» Даниил Рябченко. – А уж когда из-за нехватки сырья останавливаются производственные мощности – это весьма болезненно.

Поэтому комбинат готовит лес самостоятельно. Для перевозки сортиментов к месту переработки был создан собственный мощный транспортный цех.

Тогда же пришло понимание, что готовить на делянах только низкосортную древесину для МДФ и оставлять деловую на корню или продавать ее за бесценок по крайней мере не по-хозяйски. Крошить в пыль драгоценные сосну и кедр вместе с березой тоже не дело. Так было создано свое лесопильное производство, цех по производству погонажных изделий, вагонки. Впереди новый виток развития лесоперерабатывающего комбината.

– Пока рано говорить о деталях, – улыбается Рябченко. – Но идеи новых производств есть. Мы поняли механику этого бизнеса от лесозаготовки до отгрузки готовой продукции. Так что уже этой осенью, если все получится, мы презентуем новый проект, а в недалеком будущем увеличим и объемы производства, и количество рабочих мест, и объемы лесозаготовок.

 

Бобр добр

В 2019 году завод «Латат» заготовит более полумиллиона кубометров древесины на арендованных у Томской области участках лесного фонда. Срок аренды уходит за горизонт профессиональной жизни человека – 49 лет. Можно рубить с оглядкой только на российские законы. Но завод «Латат» принял решение пройти международную сертификацию FSC. 

– Конечно, это серьезные затраты для бизнеса, – говорит Даниил Рябченко. – Но, если мы хотим двигаться вперед не только на отечественном рынке, необходимо вести экологичный бизнес. Я, честно скажу, сначала скептически относился к международной лесной сертификации. Отечественная практика получения сертификатов мне знакома. Но требования  международного трехступенчатого и периодического аудита весьма специфичны и очень серьезны. Мало использовать только законно заготовленную древесину, мало заниматься лесовосстановлением, как того требует российское лесное законодательство. Например, согласно требованиям FSC запрещено рубить лес вдоль лесных ручьев и речек. Нужно сохранять и облагораживать жилища бобров, согласовать планы лесопользования с малыми коренными народами и охотниками, чтобы не нарушить их быт, традиции, промысловые планы. И, конечно, нужно беречь лес от пожаров, которые являются огромной трагедией для лесной экосистемы. Тут мы уже просто дуем на воду.

Похоже, что генеральный директор не лукавит. Стоит вспомнить хотя бы тотальный запрет на курение на территории завода.

 

Ответственный бизнес

Средний возраст 1 200 работников завода «Латат» – 32 года. Молодость предприятия, его коллектива и обширные планы на будущее заставляют беречь и приумножать человеческий капитал. Создавать и сертифицировать рабочие места, соблюдать технику безопасности, расширять социальный пакет,  виды материальной помощи. 

    На заводе убеждены, что благотворительность и поддержка местных сообществ – это не вынужденная мера, а неотъемлемая часть производственной деятельности, которые напрямую влияют на репутацию современной, динамичной компании. Отсюда поддержка детского дома, областной федерации дзюдо, возведение храма в Кривошеине… Перечислять можно долго. Но главное, на чем компания стоит и от чего зависит ее благополучие, – это томский лес.

– Я полностью разделяю позицию тех людей, которые считают русский лес национальным достоянием, богатством всех россиян, – без всякого пафоса говорит Рябченко. – Но при этом никак не разделяю панические настроения части общества, что всю сибирскую тайгу кому-то продали, спилили. Это дилетантская позиция. Если рассматривать лес не только как феномен российской культуры, но и как экосистему, его надо сохранять и обязательно бережно использовать, но при этом работать в нем, заготавливать древесину, производить лесовосстановление. Экосистема должна обновляться, иначе лес портится вредителями, застаивается, захламляется, горит…  Просто для всех, больших и маленьких, компаний, которые приходят в лес работать, должны существовать единые и незыблемые правила. Государство должно контролировать, чтобы они соблюдались, а мы, лесопользователи, – неукоснительно соблюдать.

Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

59 − 51 =