Снова оказавшись в Томске спустя 40 лет, народная артистка Советского Союза Стефания Станюта не смогла сдержать эмоций. Она заплакала. Вспомнилось всё. Растерянность от сообщения о начале войны, заставшей артистов Белорусского драматического театра (сегодня он носит имя Янки Купалы) на летних гастролях в Одессе. Дорога в Томск, куда коллектив был эвакуирован прямо с гастролей. В слезах к тому времени уже пожилой актрисы – благодарность городу и томскому театру, на три военных года ставших для белорусской труппы родным домом. И радость от новой встречи – в год 40-летия Победы томская драма и театр имени Янки Купалы провели обменные гастроли.

 

Такая вот рокировка…

Если обозначать судьбоносные моменты в жизни томского теат­ра драмы, то один из них – лето 1941 года. Культурные рокировки для военного времени – дело обычное. В первые же месяцы Новосибирская область (а Томск тогда входил в ее состав) приняла более десяти сценических коллективов, прибывших с оккупированных немцами территорий. Местные труппы уступали им сцены, сами перебирались в другие города. Вот и томские актеры получили «распределение» в Кемерово, где пополнили труппу театра драмы. И этот ход не случайный. Власти делали ставку на сильную и талантливую команду томского театра. Они могли мобилизовать и приободрить шахтеров, обеспечивающих фронт углем.

Томская сцена на это время была отдана белорусским актерам. Сказать, что они оказались в сложнейшей ситуации, значит, не сказать ничего. Как уже говорилось выше, в эвакуацию белорусы отправились даже не из дома. Бутафория, декорации, костюмы остались в Минске. Актеры тоже ехали в Томск налегке – в босоножках, летних платьях, рубашках с короткими рукавами. Сибирский город с горячим сердцем всех приютил, расселил, одел, обогрел. И вообще в Томске к артистам было особое отношение. Большими зарплатами служители Мельпомены, конечно, похвастаться не могли. Зато при театре работал магазин, где можно было разжиться колбасой, яичным порошком, тушенкой и другими дефицитными продуктами. А местные предприятия, выполнявшие военные заказы, помогали театральному коллективу заново создавать декорации и реквизит. 

Белорусы в долгу не остались и три военных года поднимали боевой дух горожан своими спектаклями. Труппа Белорусского 1-го государственного драматического театра по уровню ничуть не уступала уехавшей в Кемерово томской. И творческой энергии актерам, даже несмотря на непростые времена, было не занимать. В рекордные сроки коллектив восстановил 11 спектаклей прежнего репертуара, выпустил 14 премьер. Что примечательно, первые спектакли в Томске театр давал на белорусском языке. Но вскоре по инициативе самих артистов весь репертуар был переведен на русский и заново разучен. А это огромная работа. И делалась она ради благодарных томских зрителей.

 

Даешь аншлаги!

Война скорректировала культурную жизнь Томска. Но не отменила ее совсем. В годы Великой Отечественной войны город принял различные институты, заводы, правительственные учреждения. Интеллигенция была приучена к культурному досугу и своим привычкам не изменяла. Желание встреч с искусством не охладили даже свирепствовавшие в те зимы морозы: люди сидели в зрительном зале в верхней одежде. Спектакли белорусов проходили с аншлагами. Особенный ажиотаж вызвала премьера комедии «Павлинка» по пьесе Янки Купалы. Этот спектакль стал визитной карточкой театра.

Всего за три года театр показал 870 спектаклей. Их посмотрели почти 750 тыс. зрителей. В музее томской драмы и сегодня бережно хранятся афиши, фотографии и программки военного времени. 

Белорусские артисты работали не только «на стационаре», но и активно разъезжали по области и соседним городам. Летом 1942 года их спектакли увидели новосибирские зрители. В следующем году театр сформировал фронтовую творческую бригаду. Артисты дали 65 спектаклей и 71 концерт в воинских частях действующей армии.

 

Днем – канцелярия, ночью – спальня

Еще одна любопытная страница культурной жизни военных лет связана с Ленинградским государственным театральным институтом (ЛГТИ). Вуз был эвакуирован в Томск. Обустроившись в новом городе, институт в ноябре 1942 года объявил набор на первый курс актерского и театроведческого факультетов. Директор ЛГТИ профессор Серебряков так вспоминал это время: «Недалеко от реки Ушайки, впадающей в широкую, как Нева, Томь, в четырехэтажном здании с деревянной надстройкой пустовали четыре большие необставленные комнаты… В одной из комнат расположилось управление институтом, но тут же стояли койки, и комната эта жила двойной жизнью – до 7 утра это была спальня, а с 7 утра – канцелярия, учебная часть, аудитория».

Одной учебой жизнь студентов не ограничивалась. Будущие актеры давали концерты на заводах, театроведы читали лекции в госпиталях. А еще придумали радиопередачу «Прямой наводкой», в которой рассказывали про производственные успехи томичей.

 

Пост сдал – пост принял

Осенью 1944 года белорусский театр смог вернуться на освобожденную родину. Провожали артистов в Минск томичи с большой благодарностью. Белорусы возвращались на пепелище, поэтому руководство местного театра отдавало им с собой все, что можно было увезти по железной дороге: костюмы, декорации, реквизит, дверные косяки, оконные рамы. Снимали даже листы железа с крыши. Все для того, чтобы белорусские коллеги могли поскорее обустроиться дома и вернуться к насыщенной творческой жизни. В том числе поэтому артисты, приехавшие уже в мирное время в Томск на гастроли, не могли сдержать слез благодарности. Теплые дружеские отношения между томским и минским театрами, у которых общее прошлое, сохранились и сегодня.

Сцена пустовала недолго. Накануне Победы в Томск на постоянное место жительства прибыл фронтовой театр имени Чкалова. Он был создан на базе театра рабочей молодежи, который незадолго до войны получил статус профессионального колхозно-совхозного театра Горьковской области. Его художественным руководителем в первый год существования в Томске был режиссер Московского театра имени Е. Вахтангова известный поэт Павел Антокольский. К этой труппе присоединились артисты, вернувшиеся из Кемерова и из Нарымского окружного театра. Последний, к слову, возглавлял популярный актер Ленинградского театра имени А.С. Пушкина, будущий народный артист СССР и звезда экрана Василий Меркурьев. Тот самый лейтенант Туча из фильма «Небесный тихоход».

Воссозданный областной театр открылся 30 апреля 1945 года спектаклем «Давным-давно» по пьесе Гладкова. А в день, когда прилетело долгожданное сообщение о Победе, готовилась к выпуску пьеса Горького «На дне». По такому радостному случаю премьера была безжалостно отменена. Артисты в молниеносные сроки подготовили праздничный концерт, который сыграли для горожан бесплатно.

Театр жил жизнью города. Он продолжает делать это и сегодня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

87 − 79 =