Каждый восьмой ребенок в Томской области родился вне брака. Количество официальных союзов снизилось, а разводов – выросло. Эти данные детский омбудсмен Людмила Эфтимович привела в своем докладе по итогам 2019 года. В интервью «ТН» уполномоченный по правам ребенка рассказала, кто поможет детям, когда разводятся родители, откуда родом социальный аутизм и повышенная конфликтность в детской среде и где томские подростки будут отдыхать летом.

Дележ детей и денег

– Людмила Евгеньевна, вы подчеркнули, что в прошлом году увеличилось количество обращений, связанных с семейным неблагополучием. Какие это жалобы в первую очередь?

– Очень тяжелая категория жалоб, когда дети оказываются в ситуации развода родителей. Тенденции к снижению разводов в регионе, к сожалению, пока нет. Количество разводов в 2019 году выросло на 4,6% – с 4 626 до 4 851, а количество заключенных браков снизилось на 6,4% – с 7 489 до 7 013. В Томской области, как и в большинстве регионов, существует практика сопровождения замещающих семей, и я считаю, что назрела потребность сопровождения семьи в ситуации развода, и в первую очередь ребенка. Дети испытывают стресс, получают психологические травмы, поэтому нуждаются в их профилактике, в профессиональной, качественной и неформальной защите. Что делать, если взрослые не в состоянии понять: не надо рвать ребенка друг у друга только для того, чтобы отомстить. Об этом я в очередной раз говорила на итоговой коллегии Управления федеральной службы судебных приставов по Томской области. Именно приставы сталкиваются с душераздирающими случаями, когда им надо выполнять судебное решение, связанное с общением одного из родителей с ребенком. Мы изнутри знаем, как происходят такие встречи, иначе как издевательством над детьми эти «свидания» не назовешь. Когда родители не могут защитить ребенка от конфликтов, возникающих с изменением семейного статуса, важна поддержка независимого специалиста. Хочу особо обратить внимание, что право ребенка на здоровое развитие, здоровую психику в таких ситуациях нарушают самые близкие люди.

– Дележ детей и денег – две стороны одной медали. Как в регионе обстоят дела с выплатой алиментов? Что-то изменилось в лучшую сторону?

– Последние законодательные ограничения в отношении должников – запрет на пользование автотранспортным средством, выезд за границу и другие меры – смягчили проблему, но в целом она по-прежнему остается очень актуальной. Мы пытались найти зарубежный опыт, что-то полезное. Институт семьи в целом претерпевает изменения. Но на решении ситуации развода, конечно, сказывается национальный менталитет. Например, в Италии, пока власти не определят, где будет жить ребенок, на что он будет жить, родителей не разводят. Если бы такое предложили у нас в России, я думаю, что количество зарегистрированных браков сократилось бы в разы. В скандинавских странах своя особенность – мальчик, будущий мужчина, должен воспитываться папой, девочка – мамой.

Можно долго на эту тему рассуждать. Конечно, все случаи разные, индивидуальные. Есть примеры, когда ко мне обращаются вполне обеспеченные мамы. Одна из таких мам долго перечисляла, чего она лишилась после развода. По ее расчетам, она должна получать от бывшего мужа не меньше пятисот тысяч рублей в месяц, а он выплачивает ей всего лишь сто тысяч. В нашем обществе давно сложился стереотип: мама – это однозначно положительный персонаж, а папа – как получится. Еще один случай – к нам пришла очень приятная молодая особа и принесла с собой грязные детские вещи: носки, футболки. Моему помощнику объяснила: она платит алименты, а отец плохо содержит детей. И такое бывает…

Сад за тридевять земель

– В 2019 году обострилась ситуация с предоставлением мест в детских садах по месту жительства. В прошлом году в ваш адрес поступило 53 таких обращения, в два с лишним раза больше, чем в 2018-м. Может быть, имеет смысл законодательно закрепить эту норму?

– На данном этапе это делать преждевременно, но какие-то моменты в распределении мест уже сейчас можно поправить. Постепенно проблема с путевками в детсад по месту жительства будет решена. В этом году в регионе строится еще пять дошкольных учреждений. Власти понимают и решают эту проблему. Понятно, что дети должны ходить в садик рядом с домом, где живет семья. Если мы хотим вырастить ребенка со здоровой психикой, его нельзя будить ни свет ни заря и везти на другой конец города, да еще и в общественном транспорте. Даже если у родителей есть своя машина, то обычно она в пробке стоит неизвестно сколько. И так вместе с ребенком два раза в день – утром и вечером.

– Сейчас в детских садах остались только дежурные группы. Возможно, у родителей есть вопросы, кто не смог туда определить своего ребенка?

– К счастью, нет. Боюсь об этом громко говорить, но родители, имеющие объективную потребность, обеспечены местами в этих группах. Я так понимаю отсутствие обращений в аппарат уполномоченного.

Интернет – палка о двух концах

– Безопасность детства – ключевой вопрос в деятельности уполномоченного по правам ребенка. Что вызывает у вас тревогу на этом фронте?

– Когда мы говорим об организации безопасной среды, прежде всего имеем в виду физическую и информационную безопасность детей. Образовательные организации сегодня оборудованы системами видеонаблюдения и электронного доступа, практически решен вопрос с качественным детским питанием. Если вернуться на десять лет назад, когда в регионе появился институт уполномоченного по правам ребенка, картина была совершенно другая. Но я бы хотела сделать акцент на информационной безопасности детей. Эта проблема остается и в какой-то мере усугубляется. Дети должны стать той особой группой, за включением которой в интернет-пространство нужен тщательный контроль. Специалисты преду­преждают: следствием раннего чрезмерного включения детей в интернет-пространство становится, с одной стороны, социальный аутизм, когда они замыкаются в виртуальном мире, в итоге их уже не волнует то, что происходит в социуме, а с другой – повышенная конфликтность и агрессивность.

– В 2019 году томичи обратились к вам 1 101 раз. В 28% случаев проблему удалось решить полностью. Как и чем детский омбудсмен может помочь?

– Все случаи разные. Практически всегда положительно решается вопрос с обеспечением препаратами детей с инвалидностью, если по каким-то причинам их сразу не выдали. Речь идет о дорогостоящих лекарственных средствах либо когда оригинальный препарат заменяют аналогом, который не только не помогает, но и способствует появлению негативных побочных эффектов.

Благодаря нашему вмешательству для ребенка-аутиста предоставлено место в детском саду в шаговой доступности. Раньше мама возила его на автомобиле в другой сад, но по какой-то причине ее временно лишили прав. Общественный транспорт для аутистов противопоказан. В свое время мы внесли инициативу в областную Думу, подкрепленную расчетами, о включении аутистов в число тех, кто имеет право пользоваться социальным такси.

– Вы поддерживаете идею создания в Томской области регионального реестра технических средств реабилитации для детей-инвалидов?

– У детей с инвалидностью есть реабилитационный потенциал, и я, конечно, поддерживаю эту идею. Для кого-то появится возможность получить средства реабилитации с учетом индивидуальных особенностей. Для создания такого перечня нужно изыскать дополнительные бюджетные средства. Предварительная работа идет – специалисты органов соцзащиты уже проводили анкетирование в семьях и изучают потребность детей в средствах реабилитации. В некоторых регионах такие реестры уже работают.

Каникулы строгого режима

– Коронавирус спутал все карты с окончанием учебного года и организацией детского летнего отдыха. И все-таки, откроются у нас оздоровительные лагеря или нет? Куда девать подростков?

– Пока речь идет о 1 июля. Ждем отмашку Роспотребнадзора. Однозначно, что смены будут укороченными – по две недели. В первую очередь путевки получат дети, которые нуждаются в особом присмотре. Ребят из благополучных семей будет меньше в числе тех, кто попадет в лагерь. Еще с тех пор, когда я отвечала за летний отдых в области, по итогам оздоровительной кампании полиция обычно говорила межведомственной рабочей группе спасибо, потому что подростковая преступность с июня по август заметно снижается. Думаю, все, кто имеет отношение к работе с детьми, понимают сложность ситуации, ищут варианты дополнительного контроля. Вряд ли наших потенциальных правонарушителей отвлекут онлайн-сеансы. Мы видим, что активнее, чем обычно, патрулируются улицы, и сотрудниками ПДН в том числе. Возможно, это положительно скажется и на поведении подростков. Еще одна проблема – под большим вопросом остается занятость подростков.

– Последние два месяца самоизоляции стали испытанием для семей с детьми. Что пожелаете им накануне 1 июня – Дня защиты детей?

– Хочу пожелать, чтобы они чувствовали себя настоящей семьей, несмотря ни на что. Чтобы общение друг с другом было не в нагрузку, а в радость. Чтобы дети чувствовали, что они любимы родителями, а родители понимали, что дети – это главное богатство в их жизни. Пусть сбудутся мечты у выпускников 11-х классов, несмотря на новые условия, в которых им придется оканчивать школу. И конечно, чтобы все были здоровы!

Получить консультацию и записаться на прием к уполномоченному можно в рабочие дни с 10.00 до 12.00 и с 14.00 до 17.00 по телефону 8 (382‑2) 71‑48‑31.

Обратиться письменно можно по адресу: 634050, Томская область, г. Томск, пер. Нахановича, 3а, или заполнить форму на сайте http://todeti.tomsk.ru.

Автор: Светлана Федорова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 6