Для актрисы томского ТЮЗа Марии Суворовой Год театра оказался насыщенным событиями. Кроме участия в новых спектаклях, среди которых обсуждаемая всеми «Чайка», была и поездка на международный фестиваль-школу современного искусства «Территория». Мы поговорили о том, зачем нужны фестивали и что они помогают актерам понять.

Территория театральных смыслов

– Мария, расскажи о международном фестивале-школе современного искусства «Территория». Почему люди театра стремятся туда попасть?

– «Территория» проводится с 2006 года, участников отбирают с помощью конкурса со всей России. В арт-дирекции фестиваля-школы такие люди, как Евгений Миронов, Роман Должанский, Чулпан Хаматова, Теодор Курентзис, Кирилл Серебренников. Они проделывают большую работу, кроме фестиваля воплощают в жизнь много проектов в разных городах. Первый томский вербатим «СтуденТЫ» рождался в рамках «Арт-лаборатории» – совместного проекта международного фестиваля-школы современного искусства «Территория» и компании «СИБУР». До этого были и другие совместные работы.

– Многое ли надо о себе рассказать в анкете для фестиваля?

– В ней есть творческие вопросы, например, надо рассказать, какие спектакли смотрел последнее время, что понравилось из художественных произведений. Я призналась, что в последнее время была в декрете, видела немного, поэтому так стремлюсь на «Территорию». По поводу книг ответить мне было несложно – накануне прочла «Мальчика в полосатой пижаме» и «Мальчика на вершине горы» Джона Бойна. Меня впечатлили эти книги, схожие ощущения были прежде от «Мастера и Маргариты» Булгакова. Так не хотелось переворачивать последние страницы, так было жаль, что книга закончилась…

– Зачем тебе была нужна эта школа?

– Актеры учатся на своих ролях и наблюдая за чьей-то работой. Мне в последнее время не хватало впечатлений, я варилась в собственном соку, чувствовала, что надо где-то черпать вдохновение. И удалось посмотреть, чем люди живут. В 2019 году на фестивале «Территория» было много участников, связанных с современным танцем. В программе – мастер-классы и лекции на разные темы: по сценографии, музыке, театру, танцу. Мы бывали на выставках и каждый день смотрели пару спектаклей, потом участвовали в их обсуждении. В нынешнем году в афише «Территории» было много зарубежных спектаклей. Совершенно разных: оперных, перформативных… Думала, далеко не все из них зашли бы в Томске – они для искушенного зрителя.

Не уходите до конца спектакля

– Что особенно удивительного удалось увидеть?

– Все было потрясающе… Разве что один спектакль привел меня в некоторое недоумение, хотя он был номинирован на «Золотую маску». Среди главных открытий – Мег Стюарт. Ребята-танцовщики очень ждали ее выступления, восклицали: «Мег! Мег! Она же легенда!» Она привозила моноспектакль-перформанс «Соло Мег Стюарт». Я поняла, что восприятие подобных работ зависит от твоего внутреннего состояния, с которым ты пришел в театр. Были люди, кто ждал ее моноспектак­ля с огромным нетерпением и разочаровался. А я пришла к выводу, что на некоторых постановках надо отключать мозги и просто впускать в себя то, что тебе показывают. Зазвучала музыка, вводящая в трансовое состояние. Артистка стала двигаться – движения не были похожи на танец в нашем привычном понимании. Первые 10 минут я сидела и пыталась понять, что она хочет этим сказать, вела активный мозговой штурм. Затем сказала себе: «Хватит, смотри и ни о чем не думай…» И тогда все изменилось, спектакль меня захватил, я испытала настоящий катарсис! У меня было ощущение, что моя душа куда-то улетает. И в свои мысли я тоже унеслась. Хотя вокруг было много людей, но я вдруг оказалась наедине с самой собой. Пора­зительное было ощущение, мне так хотелось обнять Мег после спектакля.

А еще на «Территории» мне удалось сформулировать то, о чем давно думала. Не понимаю людей, которые уходят посреди спектакля, не досматривая его до конца. Бывает, часами смотришь, не можешь связать, что и для чего, а в последние пять минут все так поворачивается, что пазл складывается, и ты понимаешь, зачем все происходило… Так у меня было на спектакле Тимофея Кулябина «Русалка» (он идет в Большом театре). Многие на третье действие не остались. А я посмотрела все и только в финале поняла, зачем были нужны две первые части. Советую всем зрителям: не уходите посреди спектакля, дайте себе шанс понять, почему он решен именно так! Конечно, может, такого понимания и не случится, но любое впечатление – это тоже опыт.

Отчего люди не летают?

– Какие мастер-классы тебе запомнились?

– У Александра Андрияшкина, московского хореографа-постановщика, были интересные занятия – он соединил и танцевальные движения, и актерскую работу. Очень мне понравилась лекция режиссера Виктора Рыжакова «Станиславский продолжается. Традиции и новации современного театра». Хорошо, что она была в последний день «Территории» – очень вовремя. Я в тот момент очень жалела, что фестиваль заканчивается. Хотя, конечно, устала – ритм жизни во время учебы безумный. В 9 часов мы уезжали из гостиницы на занятия, около полуночи возвращались со спектаклей. Часто не успевали пообедать – ехали с одной локации на другую.

Накануне последнего дня фестиваля я грустила в гостинице: как теперь жить, все заканчивается. Как возвращаться назад в Томск? Лекция Виктора Рыжакова расставила все по полочкам. Я посмеялась, поплакала, подумала… Говорил он о жизни, хотя тема была «Театр как искусство коммуникации». И убеждал: неважно, где вы находитесь, в Москве или далеко от столицы. Вернетесь в свои города и можете сами создавать что-то необычное, притягивать к себе других творящих людей. Везде есть те, кто не мыслит себя без искусства. Зачем актеры играют спектакли, режиссеры их ставят, писатели пишут? Без этого они просто не могут.

Уже есть какие-то задумки?

– С музыкантом Марией Мироновой мы хотим сделать проект «Голос с арфой». Она будет играть современные известные песни, а я петь. Еще не знаем, где и когда выступим, но уже репетируем. Песни очень необычно звучат под арфу. Мы с Машей знакомы благодаря спектаклю «Чайка», она в нем участвует, играет на пианино. Давно думали, что надо создать свой проект, но прежде не складывалось. И так совпало – я поучаствовала в «Территории», она просто съездила в Москву. Напитались новыми впечатлениями и взялись за работу.

«Чайка» вне возраста

– Осенью ты побывала еще на одном фестивале – томский ТЮЗ представлял спектакль «Крестьяне о писателях» в Екатеринбурге на «Реальном театре»…

– Любые фестивали – это здорово, театру нельзя без таких поездок. Удается и себя показать, и работы других посмотреть. Тем более что «Реальный театр» – один из старейших и самых уважаемых фестивалей в России, получить туда приглашение – большая честь. Правда, были мы там недолго, посмотреть удалось только один спектакль – режиссера Дмитрия Егорова «Транзит. Остановите музыку». Мы с ним сами работали, у нас он ставил «Победителей» и «Крестьян о писателях». Его работа «Транзит. Остановите музыку» так же, как и наши «Крестьяне», основана на реальных событиях, на рассказах эстонских и российских музыкантов. Что-то общее между спектаклями было, и я поняла для себя какие-то моменты. Когда со стороны смотришь, их легче увидеть.

– Ты известна не только как актриса, но и как певица с красивым голосом. В «Чайке» ты поешь. Как рождалось музыкальное решение спектакля, ты в нем участвовала?

– Песни подбирал режиссер спектакля Дмитрий Гомзяков. Но одну из них предложила я, она звучит во время ток-шоу после спектакля Нины Заречной, Lady (Modjo) я пою а капелла. Дима тогда попросил песню в Lounge-стиле, а я как раз тогда учила. Вспомнила о ней, спела, и она подошла.

– Как ты себя ощущаешь в роли Полины Андреевны? Тебя не смутило, что будешь играть маму взрослой дочери?

– В нашей «Чайке» возраст стерт, и для меня не имело значения то, что мы с моей дочерью Машей ровесницы. Это была та работа, в которой хотелось принять участие. Дмитрий Гомзяков создал очень хорошую атмосферу на репетициях, дружескую и при этом располагающую к плодо­творной работе. Пусть роль Полины Андреевны не очень большая, это было для меня не принципиально. Даже ребята, кто снимает нас на камеры во время спектак­ля, говорят, что они не чувствуют себя играющими маленькие роли. Нет, мы знаем, что мы – вместе, мы – команда. Хотя уставали после репетиций «Чайки», устаем после спектаклей, но всем нам нравится, что мы делаем. Это дорогого стоит.

Автор: Мария Симонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 32 = 34