20.07.2018

Метеоритный романтик из Томска – о мистике тунгусского феномена

Статей на сайте: 16189

Нынешним летом – два юбилея, связанные с одним из самых известных и загадочных событий на Земле. 110 лет назад над дикой эвенкийской тайгой, в районе реки Подкаменная Тунгуска, взорвалось таинственное космическое тело. А 60 лет назад в Томске родилась Комплексная самодеятельная экспедиция (КСЭ). Она же – неформальная организация энтузиастов, изу­чающих в различных научных направлениях тунгусский феномен. Свои экспедиции они организуют в свободное от работы время и на личные средства. Среди метеоритных романтиков – Алексей Кардаш, начальник отдела эксплуатации функциональных подсистем и информационного обеспечения Томской таможни.

 

 

Ставка на корабль

– Что-то происходит с человеком, однажды оказавшимся в тех необыкновенных, красивейших, мистических, а иногда и наводящих леденящий ужас местах. Хочется возвращаться туда снова и снова, – улыбается Алексей Викторович, вспоминая о тринадцати своих экспедициях.

В поле притяжения Тунгусского метеорита он попал 15-летним пацаном. Тогда Алеша жил с родителями в новосибирском Академгородке. Как и многие мальчишки его поколения, был увлечен космосом и целыми днями пропадал в астрономическом кружке клуба юных техников. А потом на них вышли специалисты томского Института оптики и атмосферы. На дворе стоял 1977 год, КСЭ готовилась к очередной экспедиции на место тунгусской катастрофы. В числе прочего планировались исследования астроклимата в удаленных от цивилизации районах и наблюдения за редким явлением – серебристыми облаками. Новосибирский астрономический кружок был продвинутым – имел неплохие телескопы, современное по тем временам оборудование. В итоге в экспедицию вместе с руководителем кружка отправились наиболее подготовленные, в их числе Алеша Кардаш.

– Серебристые облака составляют мельчайшие частицы метеоритной пыли (она образуется при сгорании метеорных тел в атмосфере Земли), на которых конденсируются пары воды, превращаясь в кристаллики льда, – поясняет Алексей Викторович. – Серебристые облака характерны не только для тех мест. Но эвенкийская тайга оказалась прекрасной площадкой для наблюдения за ними. Оптические условия там хорошие: солнце подсвечивает их из-под горизонта. Такой высокой концентрации серебристых облаков я не наблюдал больше нигде.

Других любопытных явлений в тех краях тоже хватает. В чем Алексей Викторович убеждался с каждой новой экспедицией. Продолжительность таких вылазок – от месяца до полутора. Проходят они летом, во время каникул и отпусков. Причем в августе там уже сильно холодает, ночевки в палатках становятся некомфортными. Зато в начале лета стоит жара за 30 градусов. И очень много гнуса. Особенно свирепствуют пауты.

– Феномен Тунгусского метеорита изучают радиологи, космонавты, физики, врачи, биологи… В советские времена первые несколько экспедиций финансировала Российская академия наук. Позже, когда все сошло на нет, за дело взялись ученые-энтузиасты. Подбиралась команда людей, одержимых идеей разгадать загадку тунгусской катастрофы, разрабатывались научные программы. И очередная экспедиция выдвигалась в путь, – вспоминает Алексей Кардаш. – Меня эта тема по-прежнему интересовала. Я учился на мехмате ТГУ, серьезно занимался небесной механикой, астрономией. В университете вообще было немало тех, кто мечтал докопаться до тайны случившегося в лесах Эвенкии. Ставку многие делали на версию с межпланетным космическим кораблем.

 

 

Кто ты? Фантом?..

Путь томичей занимал несколько дней. Сначала на самолете до Красноярска, потом по воздуху до сел Богучаны или Кежма (было два варианта промежуточной остановки). Там пересаживались на «кукурузник» и летели до Ванавары. Это ближайший к месту падения космического тела населенный пункт. Далее 100 км пешком вглубь тайги по оленьим тропам. За плечами – тяжеленные рюкзаки с оборудованием для полевой лаборатории, теплые вещи, медикаменты, запасы провизии: тушенка, сгущенка, сухари. Этот путь Алексей Кардаш преодолевал уже в компании ученых из разных уголков Советского Союза за два дня.

Места глухие, не тронутые цивилизацией. Ощущение оторванности от мира добавляло и то, что раций и прочей связи с Большой землей не было.

За полвека место сильно изменилось. Но сохранились воспоминания 1928 года первого исследователя тунгусской катастрофы Леонида Кулика. От той картины дух захватывало. Куда ни кинешь взгляд, сплошной вывал вековой тайги площадью более 2 тыс. кв. км. Это без малого территория Москвы. В центре возвышаются ободранные стволы мертвых лиственниц. После взрыва, произошедшего на высоте приблизительно 11 км, они засохли на корню, теперь, что называется, топор не берет. Зато фраза «птицы не поют, деревья не растут» точно не про здешние места. Животных, птиц и рыб не просто много, а очень много. Про молодые деревья и говорить нечего. Ученые отметили их усиленный прирост в последующие после взрыва 50 лет.

Человек в той тайге, отмечает томич, тоже чувствует себя хорошо. Недомоганий из серии «атмосферный столб давит» не ощущается. Но мистическая сила дает о себе знать. Нет, люди в экспедициях не гибли и серьезно не калечились. Однако невероятные явления случались.

– В тайге кочевали эвенки-охотники. Были среди них и шаманы. Иногда, еще в 1970-е годы, встречались их могилы на столбах. Так что и без Тунгусского метеорита мистического флера там хватает, – подмечает Алексей Кардаш. – Однажды возвращаемся с товарищем на базу. Путь неблизкий, заночевали на тропе. Место глухое, торфяники, поросшие карликовой березкой и багульником, солнце почти село. Мой спутник остался костром заниматься, я пошел с котелками за водой. Возвращаюсь к стоянке, вдруг меня как будто что-то дернуло обернуться. Смотрю, шагах в двадцати от меня стоит нечто. Или некто. Вроде бы как темный силуэт человека. Я сначала подумал, что товарищ мне навстречу пошел. Возвращаюсь на стоянку, а он у костра сидит, вообще ни на минуту никуда не отлучался. Жутко стало. Всю ночь мы тряслись от страха. Потом некоторые коллеги по экспедиции рассказывали, что тоже наблюдали нечто похожее – призрака, сущность, фантом…

 

 

Томск – тоже аномалия

Разные исследования проводили участники КСЭ, чтобы понять, что же все-таки произошло 110 лет назад над сибирской тайгой? Ботаники исследовали мутации. В том числе треххвойность сосны. Московские специалисты искали наведенную или природную радиоактивность, однако никаких следов не нашли.

Была большая программа новосибирского Академгородка по исследованию почвы на термолюминесценцию, в которой принимал участие и Алексей Кардаш.

Искали в различных средах (почве, торфе, древесине) следы вещества – кометы, космического корабля, метеорита… Обнаружили только микроскопические силикатные и магнетитовые шарики, а также повышенное содержание некоторых элементов, указывающих на возможное космическое прохождение вещества. Но прямых доказательств – никаких.

Несколько лет томичи выполняли программу по определению границ посткатастрофного пожара 1908 года, его динамики и скорости распространения.

Алексей Кардаш вел свою программу по измерению магнитного склонения. В месте катастрофы – огромная магнитная аномалия, связанная с древними палеовулканами и многочисленные выходами на поверхность железистых траппов. Настолько мощная, что в пору признать те места еще одним магнитным полюсом Земли. Ходить там с компасом почти невозможно – стрелка с ума сходит. Можно предположить, что на эту «антенну» и сориентировался инопланетный корабль.

– Загадка не разгадана до сих пор. И, думаю, не будет разгадана никогда. Установить причину явления по последствиям – задача сложная, – говорит Алексей Викторович. – Существует более сотни гипотез. Мне как математику ближе такая. Московские ученые исследовали механическую сторону события. По их расчетам, космическое тело двигалось против вращения Земли, входило в атмосферу по очень пологой траектории и потому, по космическим масштабам, относительно медленно. Потом затормозилось, произошел взрыв, и его отрикошетило обратно в космос либо значительно дальше по траектории. Это хоть как-то объясняет отсутствие следов вещества космического тела.

Градус интереса к той истории не снижается больше века. Самодеятельные экспедиции продолжаются каждый год. Сотрудник Томской таможни давно не принимал в них участия.

– Причина банальная – времени нет. К тому же в наши дни экспедиция к месту падения Тунгусского метеорита – удовольствие дорогое. Отдохнуть в Турции дешевле будет, – сетует Алексей Кардаш. – Но я все равно мечтаю присоединиться к ребятам и еще раз побывать в тех краях.

Причина, по которой в нашем городе родилась и столько лет существует КСЭ, для Алексея Викторовича очевидна:

– Не берусь говорить про все человечество, но, пока существует Томск, попытки разгадать тунгусский феномен будут продолжаться. Наш город тоже своеобразный феномен. Здесь невероятная концентрация людей, любопытных до жизни, с интересом познающих мир, жадных до новых знаний и впечатлений. Эти качества всегда отличали и до сих пор отличают томичей.

Фото: Юрий Цветков

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 4