Десять лет – меньше предусмотренного законом минимума – получил отец четверых детей за распространение наркотиков в особо крупных размерах. Суд принял во внимание безупречное прошлое и кучу ребятишек мал мала меньше, в том числе двойняшек. Если ему очень повезет, мужчина сможет выйти по УДО, отбыв половину срока, и вернуться к жене и детям. Если жена дождется. Если старшие не собьются с пути, получив клеймо детей уголовника. Если сам сохранит здоровье, физическое и моральное. Сколько «если»… Такова расплата за 50 тыс. рублей, заработанные злосчастным «наркодилером». Именно столько он успел получить от своих работодателей.

 

 

Федот, да не тот. Преступник поневоле

Эту грустную историю из своей практики вашему корреспонденту рассказала Мария Родченко – постоянные читатели «Томских новостей» ее хорошо знают. Обычно она помогает тем, кто запутался в долгах и отношениях с кредиторами, коллекторами и раздолжнителями. Но на этот раз Мария выступала в роли адвоката по назначению, и тот факт, что ее подзащитный оказался жертвой коллекторов, – чистая случайность.

В какой-то степени роковая: обратись он за помощью раньше, до того как решил выбираться из долговой ямы при помощи наркоторговцев, ничего бы не случилось. Но судьба человеку такого шанса не дала. Он ведь даже и не томич.

В наш город 34-летнего жителя Новосибирска послали в «командировку». Кто, он и не ведает. По отработанной схеме закладчики (нижнее звено в иерархии наркоторговли) знать не знают, кто их нанимает на работу. Все общение происходит в Сети. Потому так трудно, почти невозможно отследить всю цепочку. Работающих «на земле» распространителей полиция берет элементарно: хозяева не слишком-то заботятся об их безопасности. Садят одних, другие на подходе. Желающих получить легкие деньги сколько угодно, возраст – от пионерского (подростки отлично знают, что им уголовная ответственность еще не грозит) до пенсионерского. О таких мы уже рассказывали. Нашим фигурантом двигала не жажда легкой наживы. Он спасал детей.

 

У тещи на хлебах. Ничего не предвещало

Владимир и Татьяна (так назовем мы для удобства героев этой не совсем типичной истории) были обычной супружеской парой. Со средним образованием, средним достатком и среднестатистической долей выпавшего на их долю счастья. В принципе, всего им в жизни хватало, кроме квадратных метров. Уже второй десяток лет, с самой свадьбы, Владимир жил в примаках у родителей жены, в частном доме на окраине Новосибирска. Теща с тестем были люди невредные, хотя и скуповатые. Зато во внучках души не чаяли и здорово с ними помогали. Но девчонки подрастали, и места в просторном некогда доме становилось маловато. Теща и предложила подумать о материнском капитале. Владимир, втайне мечтавший о наследнике, идею пополнить семейство горячо поддержал. Кто ж знал, что вместо одного на свет появятся сразу двое…

Беда, как всегда, грянула внезапно. Пожар перечеркнул все планы семейства. Какое расширение, какое новое жилье?! Оказавшись ввосьмером в чудом сохранившейся части дома (пожарным удалось отстоять от огня одну комнату и летнюю пристройку), погорельцы поняли, что такое теснота. Это когда все друг у друга на головах.

Не удивительно, что вскоре между членами дружного некогда семейства пробежала кошка. Да что там – целый прайд кошачьих. Старшее поколение недвусмысленно требовало от «молодежи» денег на ремонт.

Кредит в такой ситуации казался самым простым и естественным выходом. Первый, второй, третий… четвертый. Чем думали «добросердечные» банкиры, ссужавшие многодетному семейству суммы, которые оно заведомо не может выплатить, вопрос интересный. Глава семьи, правда, на тот момент зарабатывал неплохо, но… пришла беда – открывай ворота, гласит еще одна народная мудрость. Фирма, в которой трудился Владимир, едва не приказала долго жить. Половину персонала сократили, остальным вдвое урезали зарплату. Оставшегося заработка едва хватало на погашение процентов, жили все на пенсии дедов. Было уже не до кредитов – не голодать же детям!

И тогда в игру вступили коллекторы.

 

Удар ниже пояса. Дети или деньги?

Сначала были звонки. Потом звонки по ночам. Письма с угрозами, причем не только Владимиру и Татьяне, но и теще с тестем, с требованиями продать дом. (Сам по себе он ничего не стоил. Но вот земля…) Однажды неизвестные остановили на улице девочек и довели их до слез.

Все это время отец семейства лихорадочно искал подработку. Раньше ему казалось, что это очень просто – ведь объявлений полно! На деле оказывалось, что это либо мошенники, торгующие мифическими вакансиями, либо торговцы БАДами. Изредка предлагали настоящую работу, как правило, физически тяжелую и весьма скромно оплачиваемую. А коллекторы не успокаивались. Как-то вечером теща вернулась из магазина в истерике – двое жлобов остановили ее в темном переулке и пообещали отсудить дом.

Но, как оказалось, все это были цветочки. Владимир в ужасе ждал ягодок – что-то типа утюгов, паяльников и прочих атрибутов 1990-х. Но случилось другое.

Голос в телефоне был издевательски вежлив:

– Мы не садисты и угрожать вам насилием не собираемся. Наоборот, мы действуем сугубо в рамках закона. А потому обратимся в органы опеки. Расскажем, что вы с женой неплатежеспособны. Жилья не имеете. Они будут обязаны принять меры. Придет комиссия, составит акт о том, что содержать детей вы не в состоянии. Старших поместят в детприемник, младших – в дом ребенка, а затем отдадут в приемные семьи.

Татьяна завыла белугой.

– Делай что хочешь, продай почку, душу, себя самого, но найди деньги! – в отчаянии бросила она в лицо мужу.

 

Магическая скорость. Шаг в пропасть

И тогда он написал по одному из адресов, которые в Новосибирске (впрочем, как и у нас) можно увидеть на заборах и стенах домов. Обычно там присутствует слово «скорость». Иногда speed. Бабушкам и не догадаться. Но Владимир понимал – не в догонялки играть зовут. Да что там – знал, что это сделка с дьяволом. Но другого выхода не видел.

 Ответ пришел быстро. А вслед за ним и инструкция: где взять первую партию товара и куда раскладывать пакетики с зельем. Расписываться кровью не пришлось. Серой тоже не пахло. Успокаивало и то, что он вроде никому ничего не продавал – так, игрушки какие-то детские, тайнички.

Дело пошло споро. Первые заработки окрылили. Владимир уже подсчитал, через какое время погасит просрочку и отвяжется от кровопийц-коллекторов. И, может, даже досрочно погасит часть кредитов.

С таким оптимистичным настроем он и поехал в Томск – в «командировку». Как велели загадочные хозяева, о которых он не знал ничего (они теперь сами писали на его мейл с разных адресов), раскладывал и маленькие пакетики, и пакеты побольше в заранее подготовленных кем-то местах. И не в самом городе, а в перелесках неподалеку от Томска.

Там его и взяли. С поличным. Местные мальчишки обратили внимание на странного мужика, который то ли клад ищет, то ли что-то прячет. В Томске были случаи, когда восьмилетняя малышня, найдя пакет с порошком, от души его напробовалась. К счастью, всех спасли… Но на этот раз пацаны попались сознательные. Подумали, шпион. И позвонили в полицию. Дальше уже дело техники.

 

*  *  *

У каждой басни должна быть мораль. Зачем мы рассказали вам эту историю? Чтобы в очередной раз предостеречь от необдуманных займов? Так уже не раз об этом писали. Или чтобы напомнить, что попытки нажиться на чужом горе никогда не кончаются ничем хорошим? Тоже банально. Нам с Марией Родченко кажется, что суть здесь в другом.

– Наш «герой», конечно, много глупостей наделал. Все эти безумные кредиты, потом страусиная позиция. Но настоящая беда случилась, когда человек испугался коллекторов, – говорит адвокат. – По-настоящему. Поверил, что и тещин дом с землей конфискуют, и детей отберут. Это, разумеется, не так. Никто вас за долги не убьет и в тюрьму не посадит. И единственное жилье, особо подчеркиваю, не отберет. Тем более собственность ваших родственников. А что касается угрозы отнять детей… За десять лет работы с должниками я ни с чем подобным не сталкивалась. Мы скорее знаем обратные случаи. Когда детей слишком долго оставляют с беспутными родителями. Если вы не пьете, не ведете асоциальный образ жизни, если дети сыты, одеты, ухожены, у школьника есть уголок для занятий, никто их у вас не отберет. Какой тяжелой ни была бы ситуация, пытаться выбраться из нее преступным путем – это тупик.

Майя Барецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 40 = 48