Молодым людям, за одну ночь совершившим два жестоких разбойных нападения с бейсбольной битой, вынесен суровый приговор

Суровый приговор молодым людям за разбойные нападения, причинение вреда здоровью, повлекшего смерть, вынес Октябрьский суд Томска 12 мая.

На скамье подсудимых трое. Двое в клетке, один – вольный, отпущенный под подписку о невыезде. Мальчишки как мальчишки, щуплые и на вид совсем не взрослые, хотя все 1993 года рождения. Евгений Ботт, Дмитрий Нурганов, Андрей Гонгин ждут оглашения приговора. Взгляды отсутствующие, как будто судят вовсе не их. Здесь же сидят мамы – уже с вещами, всем понятно, что приговор, не связанный с лишением свободы, невозможен.

За одну ночь их дети дважды напали на припозднившихся прохожих. Жертвами «мальчишек» стали двое мужчин. Один скончался, второй долгое время лечился, но так и не восстановил здоровье до конца.

 Ружье всегда стреляет

23 января 2011 года около часа ночи троица каталась по городу в автомобиле общего знакомого. В салоне лежала бита. Три дня назад Дмитрий Нурганов купил ее в магазине – по собственному объяснению, «потому что понравилась». Потом «положил в автомобиль, чтобы отвезти домой, и забыл про нее».

…На суде адвокат Нурганова Антон Тимофеев, оценивая смысл покупки, указал: «Делать однозначный вывод о том, что бита приобретена для совершения преступления именно таким образом, нельзя. Понятно, что версия моего подзащитного о том, что биту он купил из-за ее привлекательного внешнего вида, звучит малоубедительно в свете последующих событий. Но в каждом втором автомобиле есть орудие самообороны, в домах у граждан этих заоокеанских дубинок великое множество, и это при том, что 99% населения РФ смутно представляют себе правила игры в бейсбол. Абсолютно все спортивные магазины торгуют этими битами, но я не видел в продаже бейсбольных мячиков…»

Как бы то ни было, заокеанская дубинка в руках подростков стала тем ружьем, которое неизбежно должно было выстрелить.

За норковую шапку

На остановке по ул. С. Лазо приятели увидели парня в норковой шапке. Евгений Ботт предложил шапку снять. Вооружившись битой, он догнал прохожего и ударил по голове. (И никаких предложений-угроз вроде «отдай, а то сейчас…»; никаких попыток просто сорвать головной убор и удрать). Мужчина упал. Ботт завладел «норкой», и подростки бросились к автомобилю. Человек остался лежать не снегу.

Чуть позднее шапку стоимостью 4 тыс. рублей продали таксисту за 1 тыс. Пострадавшему удалось кое-как добраться до дома своей подруги. Кто и как его бил, сказать уже не мог – терял сознание. Скорая увезла его в больницу. Травма оказалась необратимо тяжелой: спустя полтора месяца после нападения молодой человек умер.

Вторая жертва

Норковая шапка показалась слишком маленьким уловом. Приятели продолжали кататься по городу в поисках богатых прохожих. На ул. Новосибирской они приметили еще одну жертву. Теперь биту взял Дмитрий Нурганов. Четыре удара по голове – и прохожий потерял сознание. Обшарили карманы, нашли портмоне, 3 тыс. рублей, две банковские карточки, мобильник за 6 тыс. рублей… Больше грабить никого не стали. Сняли с карточек 6,4 тыс. рублей, поделили поровну, не забыв отстегнуть водителю пятисотку «на бензин».

…Очнувшись, избитый мужчина обнаружил, что сотовый, по которому он разговаривал, пропал, голова в крови. Придя домой, смог вспомнить, что кто-то ударил его сзади. Два месяца после нападения провел в больнице с черепно-мозговой травмой. По заключению врачей, опасной для жизни.

«Не исправление – возмездие…»

31 января Евгений Ботт, Дмитрий Нурганов и Андрей Гонгин были взяты под стражу. Дмитрий во время следствия был освобожден под подписку о невыезде и покинул СИЗО 25 октября. Андрей Гонгин остался в заключении, поскольку в его биографии уже имелись различные правонарушения, которые неоднократно рассматривались на комиссии по делам несовершеннолетних.

Оказавшись на свободе, Дмитрий Нурганов устроился на работу, вместе с родителями принимая участие в «заглаживании вреда» потерпевшим, то есть перечисляя деньги за моральный и материальный ущерб. (В настоящее время это 115 тыс. рублей.) Выступая в прениях, его защитник Антон Тимофеев сказал:

– Подросток, глядя на пример своего более «смелого» товарища, совершает страшный поступок, демонстрируя, что он не струсит, проявляя свою «доблесть». Я не пытаюсь как-то оправдать Нурганова, сам мой подзащитный при допросе в судебном заседании указал, что он теперь, как взрослый мужчина, может и должен нести ответственность за свои поступки, он осознает тяжесть содеянного и признает вину. Суду и потерпевшим предстоит решить вопрос, что первично в назначении наказания – исправление или возмездие. Безусловно, в условиях существующей системы исполнения наказаний реальный срок в колонии может служить только целям возмездия. Колония не исправляет, тем более это относится к ранее не судимому, только достигшему совершеннолетия молодому человеку, который попадет, по сути, в преступную, агрессивную среду. Прошу потерпевших и суд принять во внимание, что Дмитрий Нурганов будет работать и всеми силами стараться компенсировать причиненный его действиями вред. Но в условиях реального лишения свободы делать это сложнее.

Принцип социальной справедливости

Гособвинитель Юлия Карпова попросила для всех подсудимых суровые наказания:

– Для Ботта я просила назначить 9 лет лишения свободы, для Гонгина и Нурганова – по 8 лет 6 месяцев лишения свободы. Совершены особо тяжкие преступления, по предварительному сговору, заранее спланированные и очень дерзкие. У одного потерпевшего погиб сын, другому причинен неизгладимый вред здоровью. Цель наказания – восстановление социальной справедливости. Они должны были осознавать: если приобретается бита – будет причинен тяжкий вред. Соответственно, если суд признал умысел на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, есть умысел и на причинение тяжкого вреда. В судебном заседании они пытались отрицать, что знали, что у кого-то из них имеется бита, начали валить друг на друга: кто купил, кто взял с собой… Но в день задержания подсудимые давали правдивые показания, которые были признаны в качестве доказательств. Перед поездкой Нурганов предложил взять биту с собой, чтобы бить людей, никакого умысла «просто угрожать» не было! Это – целенаправленное совершение разбоя с применением биты в качестве оружия.

Суд с учетом действий каждого из участников преступлений вынес приговор: Евгений Ботт – 8 лет 6 месяцев лишения свободы, Дмитрий Нурганов – 7 лет, Андрей Гонгин – 4 года. Также в качестве возмещения морального вреда отцу погибшего принято решение взыскать с Ботта 1 млн рублей, в качестве возмещения морального вреда второму пострадавшему взыскать с Нурганова 200 тыс. рублей, с Ботта и Гонгина – по 100 тыс. рублей.

(Приговор в законную силу не вступил.)

 «В судебном заседании они пытались отрицать, что знали, что у кого-то из них имеется бита, начали валить друг на друга: кто купил, кто взял с собой… Но в день задержания подсудимые давали правдивые показания, которые были признаны в качестве доказательств».

Юлия Карпова, гособвинитель

ФОТО: МАКСИМ КУЗЬМИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *