Момент истины иногда наступает спустя десятилетия

Статей на сайте: 98

Мопед, SMS, т. д., СССР, облздравотдел, ГИБДД, ЗИЛ, ­облизбирком, ВДНХ… и даже «Росглавстанкоинструментснабсбыт» – ко всему можно привыкнуть. Но одна аббревиатура неизменно вызывает у русского человека уважение и страх.

 

Джеймсу Бонду и не снилось

Сегодня, десятки лет спустя, сокращения ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем), НКВД (Народный комиссариат внутренних дел), ГПУ (Государственное политическое управление) и тем паче СМЕРШ (подразделение «Смерть шпионам») заставляют насторожиться. Искать врагов среди своих сограждан при постоянной опасности ошибиться или, напротив, просмотреть лютого врага – работа не для слабаков. И об этой работе, львиная доля которой по понятным причинам до сих пор под грифом «Совершенно секретно», мало что известно. Особенно это касается контрразведчиков из подразделения «Смерть шпионам», действовавшего в годы Великой Оте­чественной войны. В этом году исполняется 75 лет со дня образования этой особой структуры контрразведки СССР.

Пожалуй, впервые советские граждане узнали об этом чекистском формировании из книги Яна Флеминга «Из России с любовью» с главным героем красавчиком Джеймсом Бондом, где речь идет о СМЕРШе – «наиболее секретном подразделении советского правительства».

Более 30 тыс. шпионов, почти 3 тыс. диверсантов, более 6 тыс. террористов были обезврежены военной контрразведкой в годы Великой Отечественной войны.

А уж о деятельности этой структуры в Томске тем более почти ничего не известно. «Тем более» – по нескольким причинам. Томск, как и вся Сибирь, подставившая плечо фронту во всех смыслах, стал головной болью для фашистов, и поэтому проводившаяся здесь даже самая незначительная работа была совершенно засекреченной. Кроме того, роль второго плана (Томск входил в состав Новосибирской области, и в нашем тогда провинциальном городе работали смершевцы, командированные из областного центра) даже в такой организации оставила след исторической неаккуратности – архивных документов о деятельности СМЕРШа в Томске очень и очень мало. Однако имеющиеся позволяют сделать вывод – даже в тысячах километров от фронта это подразделение, отстаивая интересы государства, воевало вместе с Советской армией во имя победы.

Справедливости ради стоит заметить, что завеса тайны вокруг СМЕРШа приоткрылась в 1974 году, когда весь мир (книга претерпела более ста изданий) зачитывался романом Владимира Богомолова «Момент истины. В августе сорок четвертого…».

Как вы яхту назовете, так она и поплывет…

Сталинградская битва стала для Гитлера костью поперек горла. Изощренные умы фашистских генералов-стратегов пришли к выводу, что надо полностью поменять тактику действий. И если не получается разгромить армию в бою, то следует разрушить страну изнутри с помощью той части населения, что слаба духом или с гнильцой. В результате весной 1943 года только в окрестностях Восточного фронта действовали около 200 преступных групп (в них прекрасно чувствовали себя фашистские агенты, пособники и предатели из числа советских граждан), разведывательных органов противника и разведшкол, готовивших сотни диверсантов и шпионов. Именно шпионами стали называть в СССР всех так или иначе способствовавших победе противника.

32 эвакуированных завода, в том числе 9 предприятий оборонной промышленности, начали отправлять свою продукцию на фронт уже в первый год войны.

Скажете – где фронт и где Томск?! Но шпионы разных мастей мутили воду не только в частях армии и на прифронтовых территориях. Зоной шпионского внимания стал глубокий тыл, где ежеминутно ковалась победа в самой кровопролитной войне.

И с этим шпионским разгулом необходимо было что-то делать. И сделали. Иосиф Сталин мало того что лично инициировал создание специально предназначенного для этого отряда, так еще и сам придумал ему недвусмысленное название. В книге «Военная разведка 1918–2010» военный журналист, историк Александр Бондаренко пишет: «…на совещании у Сталина, где обсуждался проект решения о создании особых чекистских органов, встал вопрос об их наименовании. Предложения были разные. Большинство склонялось к тому, чтобы это наименование сделать максимально кратким и составить его из начальных букв широко известного тогда лозунга «Смерть немецким шпионам!». Получалось что-то вроде «Смернеш». В заключение Сталин заметил: «А почему, собственно говоря, речь должна идти только о немецких шпионах? Разве другие разведки не работают против нас? Давайте назовем «Смерть шпионам», а сокращенно СМЕРШ».

А царь-то ненастоящий!

Именно благодаря уму, проницательности, осведомленности и вездесущности сотрудников СМЕРШа удалось вывести на чистую воду сотни предателей и агентов противника. Чего только стоит история о скрепке из нержавеющей стали. Фиктивные красноармейские книжки, которыми фашисты снабжали шпионов разного пошиба, скреплялись скрепками из нержавейки. Но какая может быть нержавейка в то время в тех условиях в нашей стране! Смершевцы на раз-два выявляли по таким документам засланных казачков.

А награды, которые якобы имели шпионы? Разведывательные подразделения противника снабжали своих агентов для подлинности картинки орденами и медалями. Так, дескать, больше доверия к предателю Родины со стороны своих. Но «царь-то ненастоящий!». Даже изготавливая награды для собственных солдат, скупердяи немцы экономили на материале, используя дешевый металл. Что уж говорить о подделках для шпионов! Внешне этот новодел практически не отличался от оригиналов. Но – найди отличие: немцы на «ордене Красной Звезды», например, изображали красноармейца в ботинках с обмотками, а не в сапогах, как было на истинной награде. «Героев» из вражеской агентуры с такими «орденами» смершевцы считывали за мгновения.

Нашим тепло – немцам жарко!

Уже в августе 1943-го подразделения контрразведки «СМЕРШ» начали активно действовать глубоко в тылу – в Куйбышеве, Свердловске, Новосибирске. Оно и понятно. К тому времени в этих регионах скопилось огромное количество эвакуированных предприятий особой важности – раздолье для шпионов. Да и вербовать новых агентов среди раненых бойцов (в Томске, к примеру, действовало сразу несколько госпиталей) и вновь прибывших граждан (город принял 51 162 эвакуированных) было гораздо проще. А уж завербованные по указке вермахта с удовольствием саботировали и пытались сорвать работу любого оборонного предприятия или акции. Получалось у них это плохо, и прежде всего благодаря СМЕРШу.

За годы войны городские жители собрали более 157 млн рублей, на которые были построены в том числе два именных истребителя «Томский комсомолец» и «Томская женщина – фронту». Сбор теплой одежды для бойцов нашей армии не прекращался ни на один день. На призыв «Нашим тепло – немцам жарко» томички связали и отправили на фронт почти 200 тыс. пар варежек и шапок. Как никогда в то время активизировалась операция, которая сегодня имеет название «дикоросы» – зимой на фронт уходили обозы с мороженой рыбой, мясом, дичью, мешками кедровых орехов, сушеных грибов, березовой почки, ягод, лекарственных трав.

Более 6 тыс. (по неполным данным) сотрудников военной ­контрразведки погибли при выполнении оперативных заданий и в боях за свободу и независимость нашей Родины.

Эвакуированные заводы вынуждены были оперативно адаптироваться в еще недавно полусонном городке, в котором почти отсутствовала инфраструктура. Шпионам было где разгуляться – заводы «Фрейзер», «Электросила», «Пневматика», «Красный металлист», шарикоподшипниковый, спичфабрика «Сибирь»… Диверсия на любом из этих предприятий больно бы аукнулась на интересах фронта. Местные предприятия тоже постоянно находились в поле зрения шпионов. Они тоже работали под девизом «Все для фронта, все для победы!». Хлебокомбинат наладил выпуск сухарей специального назначения, швейная фабрика сосредоточилась на производстве гимнастерок и солдатского белья, молочный завод начал выпуск казеина, а фаб­рика карандашной дощечки день и ночь изготавливала тару для бое­припасов и консервов.

Нескончаемым потоком из Томска на фронт шли мино­искатели, двигатели для танков, прицелы к пушкам, запалы для гранат, противогазы, зажигательная смесь «коктейль Молотова», лыжи, волокуши для пулеметов… По некоторым данным, более 50 наименований продукции первостепенной для фронта важности. А сколько изобретений и усовершенствований в интересах фронта на счету томских ученых! И везде пытались засунуть свой нос агенты противника.

«Та 58-я чертова статья…»

И все это разномастное хозяйство, которое, казалось бы, совершенно невозможно было отследить, контролировало несколько командированных в Томск из Новосибирска сотрудников подразделения контрразведки «СМЕРШ». Факты предательств, попыток совершения крупных аварий и всевозможных саботажей того времени, пресеченных смершевцами, канули в Лету из-за засекреченности отряда. Однако несколько характерных для деятельности СМЕРШа историй дожили до наших дней в документах. Фамилии фигурантов дел, раскрытых сотрудниками СМЕРШа Томского гарнизона, по понятным причинам изменены.

Бронзовый «рыцарь»

31 декабря 1945 года страна готовилась встретить первый мирный послевоенный Новый год. Впервые за пять лет в домах Томска на елках появились какие-никакие украшения (запылившие­ся и потускневшие за годы вой­ны), на столах – какие-никакие праздничные угощения (отварная мороженая картошка в красивых довоенных тарелочках). Но смершевцам было не до праздника. Они взяли под стражу Василия Смирнова. Рабочий батальона репатриированных при Томском лесопромышленном комбинате, впрочем, и не сильно-то удивился. Больше удивлялся тому, что так долго был на свободе.

Служил рядовой Смирнов в 220-м артиллерийском полку. Однако уже 14 сентября, спустя два с половиной месяца с начала войны, без особых раздумий перешел на сторону фашистов. Предатель Родины попал в Порховской лагерь (Дулаг-100 – немецкий пересыльный лагерь для военнопленных в Псковской области). Добровольно и с большим удовольствием поступил Смирнов на службу к немцам и был зачислен в 621-ю артиллерийскую батарею Русской освободительной армии. Это название нередко мелькает в документах СМЕРШа Томского военного гарнизона…

Трудно понять, почему так легко и спокойно этот человек принял присягу на верность Германии и уже через несколько месяцев активничал в боях под Ленинградом, где насмерть бился с фашистами окруженный партизанский отряд. Потом были операции против частей Красной армии на территории Калининской области, участие в насильственном угоне советских людей в немецкое рабство и укреплении обороны Атлантического побережья во Франции. Сотрудники СМЕРШа в свое время подметили: для человека с двумя классами образования знание пусть и нескольких фраз на французском языке о многом говорит. В 1944-м Смирнов героически воевал против наших союзников – американских войск, был взят в плен. Смирнов награжден немецким командованием бронзовой медалью II степени.

Офицерам СМЕРШа не составило большого труда доказать предательство Смирнова: фактов было хоть отбавляй, да и свидетели его преступных деяний нашлись. Смирнов подтвердил, что предал Родину. Военный трибунал Западно-Сибирского округа приговорил его к 15 годам каторжных работ. А в декаб­ре 1998 года следователи уже Управления ФСБ РФ по Томской области в надзорном порядке рассматривали материалы этого архивного уголовного дела и пришли к однозначному заключению – Василий Смирнов реабилитации не подлежит!

Служили три «товарища»

Примерно тот же путь предательства, что и Смирнов, прошел и Абдулла Байбуков. СМЕРШ собрал неоспоримые доказательства. В августе 1941-го рядовой 359-го стрелкового батальона Байбуков сдался немцам в плен, попал в Дулаг-100, где добровольно вступил все в то же антисоветское военное формирование – в 621-й артдивизион Русской освободительной армии. Его военная карьера быстро шла в гору. Начинал службу ездовым, затем был помощником фуражира, мунштафером батареи и наконец – унтер-офицером. Он систематически и активно участвовал в боях против советских партизан в Ленинградской области. Зимой 1943 года Байбуков в составе батареи в селе Сорокино лично участвовал в сожжении заживо 35 местных жителей. Их согнали в один из домов и подожгли – за пособничество партизанам. Помимо этого Байбуков был завербован немецкой контрразведкой и долгое время доносил на неблагонадежных немецких военных. На его совести в том числе и судьба одного из просоветски настроенных унтер-офицеров, которого незамедлительно схватили жандармы…

Военный трибунал, основываясь на собранных СМЕРШем доказательствах, в своем решении был непреклонен: Байбукова приговорить к высшей мере наказания – расстрелу.

Рассматривая материалы этого архивного уголовного дела в 1998 году на предмет посмертной реабилитации этого гражданина, следователи УФСБ РФ по Томской области вынесли однозначный вердикт – Байбуков реабилитации не подлежит.

Как не подлежат реабилитации и два его сослуживца: Бондаренков и Гуренко, тоже перешедшие на сторону врага в августе 1941-го и с удовольствием вступившие в Русскую освободительную армию. Они также участвовали в боях с советскими партизанами и войсками союзников. Каждый получил по 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях.

Черное и белое

Еще одна история подтверждает, что некоторые люди действительно симбиоз черного и белого – предательства и чести.

Велихан Мургалиев успешно командовал 535-м отделением отдельного саперного батальона и в одном из боев под Харьковом в 1942-м, имея при себе оружие и боеприпасы, сдался противнику в плен. В польском лагере для военнопленных добровольно (и офицеры СМЕРШ это доказали) поступил на службу в воинское формирование «Кавказский легион» антисоветского толка. Разумеется, принес присягу на верность Германии.

Но через два года его арестовали гестаповцы – за тайное хранение комсомольского билета. Так или иначе, но в ходе следствия Мургалиев стал секретным сотрудником гестапо со всеми вытекающими из этого последствиями. Работал во Франции и в Голландии на возведении оборонительных сооружений. Участвовал в боевых операциях против французских партизан, за что получил звание «обершиссен» – старший стрелок.

Военному трибуналу оказалось достаточно фактов предательства Мургалиева, собранных томским СМЕРШем, чтобы обвинить его в измене родине и приговорить к 10 годам лишения свободы.

Проверяя в порядке надзора это уголовное дело в 1996 году, прокурор военной прокуратуры СибВО полностью согласился с приговором коллег, вынесенным 50 лет назад.

Контрреволюция в фуфайке

Были, однако у томского СМЕРШа и дела, которые не находили поддержки трибунала. Их немного, и это подтверждает эффективность работы наших контрразведчиков.

Кладовщик Асиновского пехотного училища старший сержант Малахов, участник войны, имеющий ранение в боях с фашистами (после госпиталя попал в Асино), оказался фигурантом дела по статье 58‑10 (пропаганда или агитация, призывающая к свержению советской власти). За то, что, по словам свидетелей, якобы был недоволен обеспечением семей фронтовиков и с недоверием высказывался к сообщениям по радио и в газетах. Весной 1943-го, когда он воевал, умерла его жена, двое малолетних детей остались без присмотра и материального обеспечения. Именно поэтому он похитил со склада училища две пары ботинок и фуфайку. Правда, не отправил их детям, а продал, купив на вырученные деньги ручные часы и револьвер. Он частенько самовольно отлучался в Асино, где однажды во время праздника устроил ссору с пальбой из оружия из-за того, что собутыльники сообщили в милицию о краже им военного имущества.

Признав Малахова банальным вором, который незаконно приобрел револьвер, и приговорив его к семи годам лишения свободы (хотя ботинки и фуфайка были возвращены в училище), военный трибунал не усмотрел в действиях Малахова контрреволюционного умысла, и 58-я статья из обвинения была исключена. Суд случился в марте 1944-го, а ровно через год – за два месяца до конца войны – военный трибунал Томского гарнизона с учетом обстоятельства дела и личности осужденного освободил Малахова из-под стражи и отправил его на фронт.

* * *

Юридически СМЕРШ просуществовал без малого три года, но какими яркими, полными патриотизма и защиты интересов Родины были эти годы! Существование государства абсолютно немыслимо без военной контр­разведки, и ее сегодняшние успехи – отчасти заслуга отряда «Смерть шпионам». В том числе и тех его струдников, кто работал в Томске.

Редакция газеты «ТН» выражает благодарность УФСБ России по Томской области за помощь в подготовке материала.

 

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

53 − 51 =