Кругом вода

Стоит свернуть с трассы Томск – Колпашево в сторону Подгорного, как понимаешь: от людей на деревне не спрятаться. А вот они от тебя могут. Но это мы с фотокорреспондентом Вероникой Белецкой поняли позже. А пока разговорчивый водитель Сергей признается нам:

– Я вашу машину как увидел, думаю: каких гостей к нам в Чаинский район несет? А зачем вы в Третью Тигу едете?

В районе, приравненном к Крайнему Северу, по площади почти как небольшое европейское государство, автомобилей и дорог действительно немного. Так что люди и машины – все на виду. Общая протяженность дорог с твердым покрытием (гравийных дорог больше, чем асфальтовых) всего-то 222 с хвостиком километра. Но зато благодаря губернаторской программе по ремонту дорог сильно сократился километраж тех, что не отвечают нормативам.

Везде, куда ни ткнись, крутятся, как ужи, своенравная, коричневая от болотной воды Чая и ее приток Тига, другие мелкие и безобидные с виду речки. Совсем рядом огромное и молчаливое Васюганское болото, которое каждую весну сбрасывает речушкам, берущим из него начало, сотни тысяч, а может, и миллионы кубометров воды – кто сосчитает? И тогда – берегитесь, реки и мосты! Сносит талая вода и хрупкие деревянные мостики, и (бывали случаи) капитальные железобетонные мостовые переходы. Так и случилось четыре года назад в дальнем углу района – в селе Третья Тига.

Расчет окончен

В годы столыпинских земельных реформ заселяли Чаинский район выходцы из Удмуртии. Тогда-то и появились на Томской земле невысокие скуластые, глаза с прищуром, люди. Распахивали новые чаинцы плодородную (бери сколько хочешь!) землю, рубили избы, присмотрели покосы за рекой, поставили большие и малые мостики… Как грибы после дождя росли на скромной речке номерные поселения: Первая Тига, Вторая, Третья… Чего голову над названиями ломать царским землеустроителям? В старые годы, сказывают, доходило до Седьмой Тиги, но нынче осталась одна, да и та – третья.

Прошлась над чаинцами коллективизация, репрессии 1930-х годов, когда население этих мест регулярно прирастало, но никак не росло. Ссылали сюда не желающих вступать в колхозы крестьян, и именно здесь, на берегах Чаи, развернулись трагические события крестьянского восстания 1931 года.

В эти места гнали спецпереселенцев, которые рыли землянки и ставили палатки там, «куда комендант наганом ткнул». Так что люди здесь привыкли жить осторожно, с оглядкой, не выпячиваясь. Может быть, поэтому три года никто не знал о небывалой для Томской области, а может, и для всей России инициативе. Вот и едем теперь посмотреть на плоды этой инициативы.

Хорошо быть скромным

Проезжаем обширные поля, обильные покосы, где вольготно лошадям и крупному рогатому и мелкому скоту. О своем приезде, конечно, предупредили по телефону предпринимателя из Третьей Тиги Андрея Ардышева: в самом селе администратора от поселения не предусмотрено. Повезло еще, что Ардышев был в зоне доступа: в самой Тиге сотовая связь отсутствует. Сельский предприниматель сразу заскромничал:

– Не надо приезжать, не надо про нас рассказывать, я сбегу куда-нибудь, не найдете меня…

Мы подумали: обычное дело, многие сначала отказываются, но потом, куда деваться, встречают-провожают как лучших друзей. А оказалось – тигинцы не шутят.

В деревне – ни души! Молчит циркулярка во дворе Ардышева, закрыт на замок дом. Даже детей и тех на улице не видно. Фотокор пристреливается к веялке, стоящей прямо во дворе одного из домов. И тут же получает:

– А чего это вы тут снимаете?

Заводим разговор с женщиной лет шестидесяти, вышедшей посмотреть на непрошеных гостей. Имя свое, она, кстати, назвать отказалась. Но выяснилось, что всю жизнь проработала учителем, а как вышла на пенсию, так и живет с семьей крестьянским трудом. Оно и видно, что хозяйство крепкое: лето в разгаре, а на подворье рулоны еще прошлогоднего сена.

– Покажите, где мост, который вы сами построили? – просим мы.

– Дак вон он, как за мой двор завернете, и мост будет! Только разве это мост? Мостки на покос ездить…

Мал мост, да дорог

Четыре года назад старый железобетонный мост через речку Тигу у одноименного села с третьим номером снесло поло­водьем. Все бы ничего, никакого жилья за речкой уже нет, автобусы и автомобили туда не ездят, но покосы за рекой больно богатые. Ездить на поля пришлось в объезд аж за 15 километров. Так что решили тигинцы мост восстановить. Своими силами.

Не просили помощи ни у кого. На старой зерносушилке нашли подходящие металлические конструкции, подогнали технику, вбили стойки в берега, перекинули бревна, и получилось неказистенько, но прочно. КамАЗ с сеном проезжает. Так, за два года до начала инициативного бюджетирования тигинцы показали всей области, как надо решать возникающие проблемы. Сообща, всем миром, не прося ни копейки из бюджета.

А что скромничали, тоже понятно: нет моста – нет проблем. А как прознают про самодеятельный мост, не дай бог, поедут проверяющие, инспекторы, начнут спрашивать: «Где проект?», «Какие материалы использовали?» Кому охота на такие вопросы отвечать? Так что мы не в обиде на тигинцев, что не встретили. Хотя почему не встретили? Иван вышел нам навстречу с топором прямо из леса на краю деревни. Он, похоже, был единственным из тигинцев, кого не успели предупредить: прессе никаких интервью! Поэтому сильно удивился незнакомым людям, но отмахиваться не стал.

– Конечно, помогал строить. Топором пришлось помахать. Нужное дело!

Ну а кто скажет, что нет?

Автор: Денис Лапшин
Фото: Вероника Белецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 1