Есть в книге жизни 37 томичей знаковая страница: участие в любительском театре, который по инициативе директора Людмилы Смирновой в 2013 году родился в Доме ученых – уникальном культурном центре Академгородка, где живут и трудятся томские ученые. Название театра – «Маленький Академический Театрик» – уже многое говорит об отношениях его создателей и участников: в нем заключены и самоирония – «Маленький», естественная для людей с высоким интеллектом, и гордость – «Академический», и, конечно, беззаветная любовь к творчеству и людям, объединенным в этой необычной труппе, – уменьшительно-ласкательный суффикс в слове «Театрик». Так принято в русском языке говорить о самом дорогом!

Поскольку сценарии всех пяти вышедших в свет постановок принадлежат перу сотрудников Дома ученых и созданы в стиле иронического парафраза, все герои очень отличаются от принятых в профессиональном театре канонов. Во-первых, они поют и танцуют, причем самым хулиганским образом. Во-вторых, безусловно, имеют черты характеров актеров, которые их исполняют. Это неудивительно, ведь роли пишутся специально для каждого ­МАТовца. Это их вдохновляет: люди ощущают, что их ценят и как личности, и как артистов, и при этом дают возможность отдохнуть от работы, обрести новое дыхание в повседневной рутине.

О Маленьком Академическом Театрике написано уже немало статей и снято немало сюжетов, один из которых вошел в замечательный фильм тележурналиста Андрея Никитина о томской театральной истории. Фильм открывал этой весной торжественную церемонию передачи символа Года театра в России Томскому областному театру драмы от Государственного театра оперы и балета г. Красноярска.

Давайте же сделаем несколько стоп-кадров и крупных планов в этом сюжете и познакомимся поближе с яркими представителями Маленького Академического Театрика. А они в свою очередь расскажут о своей театральной судьбе в коротких сочинениях на тему «Моя жизнь с МАТом».

Самый первый и самый многочисленный в Томском научном центре Институт оптики атмосферы СО РАН им. В. Е. Зуева представляет старший научный сотрудник, член ученого совета, кандидат физико-математических наук Ильмир Насртдинов:

– Для меня занятия в Театрике в первую очередь отдушина в строгом соответствии с рекомендациями академика Павлова: «Лучший отдых – это смена деятельности». Когда на работе цейтнот, то репетиция – это час обновления мозга, что здорово помогает справляться со стрессом. Очень полезен сценический опыт и в преподавательской работе: учишься доносить информацию до аудитории, преодолевать страх кафедры. Правда, мандраж перед каждым выходом на сцену за пять лет пребывания в МАТе никуда не делся, но он приобрел новое качество – мобилизации эмоционального состояния.

Если говорить о принципиально новых умениях – в моем арсенале теперь четыре намертво выученных танца: еврейский, танго, вальс и родной татарский. Теперь могу блеснуть на любом торжестве!

И, конечно, главное обретение – это невероятно расширившийся круг друзей и знакомых. Честное слово, на улицах узнают, хотя автографов пока не просят. Должно быть, это впереди!

Еще один институт, с которого 50 лет назад начинался Томский академгородок, – Институт химии нефти СО РАН – уже в год создания МАТа делегировал в него Варвару Овсянникову, кандидата химических наук, старшего научного сотрудника, бесспорную звезду КВН Академ­городка:

– Маленький Академический Театрик для меня начинался как дружеская помощь Дому ученых, потом последовательно прошел стадии секты, творческого увлечения, способа повышения самооценки и, наконец, лазейки из повседневности. Сейчас мне сложно обозначить все его функции в моей жизни. Это способ избежать рутины, периодические адреналино-эндорфиновые встряски, постоянно пополняющийся круг друзей и знакомых и много чего еще.

Больше всего я люблю стадию полуготовности спектакля, когда первый раз вижу своих товарищей по театру в новой роли – знакомые люди открываются каждый раз с неожиданной стороны. А еще приятно видеть, как каждая сцена обрастает мелочами, оттенками, подробностями, а потом картину, которая получается на последних общих прогонах, когда на месте всё: музыка, костюмы, усы, трости, цветочки…

Для создания нужного образа не жалеем своей внешности! Отращиваются настоящие челки и бороды, красятся волосы, рисуются татуировки и мушки, правда, животы и бюсты пока только накладные! Часть своих костюмов я делала сама: узнала, что такое эннен и как его смастерить (это такой женский колпак из позднего Средневековья), как женское платье в стиле конца XIX века приспособить к исполнению танго, как сделать себе золотые зубы для образа цыганки и не потерять их на словах «печаль-кручина».

Опять же каждая новая тема требует знаний. Лично я при подготовке перечитала «Гамлета», «Ромео и Джульетту», «Преступление и наказание», «Братьев Карамазовых», пересмотрела «Кабаре», «В джазе только девушки» и «Цыгана». Моя дочь Альбина из-за этого рано узнала, кто такие Гамлет, Отелло, Раскольников и пионеры. Сама она пока не знает, как свое участие в спектаклях назвать словами, но говорит, что ей нравится выступать на сцене, когда публика смеется, а еще нравится получать аплодисменты и цветы.

Шестилетняя история Театрика уже ознаменована тремя свадьбами и рождением нескольких детей и даже внуков. Слово второй сложившейся в МАТе семье – Виктору Тимкину и Анастасии Павлющенко.

Виктор Тимкин, старший научный сотрудник ИФПМ СО РАН, кандидат технических наук:

Мой путь на сцену начался с мюзикла, посвященного 30-летию нашего института, к постановке которого были привлечены практически все сотрудники. Там мой талант был замечен и высоко оценен. После чего меня пригласили к участию в новой, уже третьей постановке «Ноев колхоз». Моя основная работа научного сотрудника связана с периодическими выступлениями на публике, а именно с докладами на конференциях, чего я никогда не любил. Поэтому для преодоления страха сцены участие в нашем Театрике могло оказаться очень полезным. Ну и всегда было интересно попробовать что-то новое и необычное. А что может быть необычнее для научного сотрудника, чем роль похотливого Кролика, пытающегося размножаться в любой ситуации? А дальше меня уже было не остановить. А если без шуток, то участие в Театрике помогает отвлекаться от повседневных проблем, погружаясь в дружественную атмосферу нашего коллектива. Каждая премьера – это как маленькая победа, к которой двигаешься несколько месяцев. И очень приятно, когда твой труд оценен зрителями. Наверняка не всем нравится то, что мы делаем, но, когда выходим на поклон, по лицам некоторых зрителей видно, что мы старались не зря. По-моему, с приходом в МАТ я стал более общительным и открытым, и теперь выступления на конференциях пугают значительно меньше.

Анастасия Павлющенко, сотрудник Дома ученых ТНЦ СО РАН:

– Где кончается работа и где начинается увлечение – сказать трудно… «Однажды в…», а мы сейчас работаем над этой пьесой, будет моим пятым спектаклем, в котором я не только играю, но и рисую декорации, готовлю афиши и программки. При этом пытаюсь следить за костюмами в нашей театральной гримерке, забитой до потолка коробками с реквизитом, рукотворными платьями, шляпами всевозможных форм и размеров. Конечно, концепция оформления каждого спектакля продумывается вместе с авторами сценариев, но сам процесс рисования лежит на мне и моей коллеге Алине Чащиной, тоже сотруднице Дома ученых. С ней мы два-три месяца кряду, ползая по раскинутой на полу ткани, создаем то город времен Америки 1920-х, то средневековую картинку, то интерьер русского трактира, то трюм Ноева ковчега. Эта часть подготовки спектакля увлекает не только нас, но и вызывает интерес гостей Дома ученых, потому что они могут наблюдать все этапы создания «полотна» – от эскиза до пришивания вязок на задник. Мне всегда нравилось создавать что-то своими руками, возможно, когда-нибудь это станет моей основной профессией – театрального бутафора, реквизитора, к примеру. Что такое театральная постановка, мне известно лет с шести, когда я еще ребенком участвовала в спектакле «Романтики» университетского Литературно-художественного театра, где играла моя мама – Мария Павлющенко, но то был, пожалуй, единственный сценический эксперимент. С тех пор прошло много лет, и вот МАТ. Он мне подарил не только новых друзей, но, к счастью, и мужа. И теперь мы вместе – и на сцене, и в семье.

Супруги Олег и Евгения Севрюковы, ресторатор и музыкальный работник, представляют фракцию артистов МАТ, не являющихся сотрудниками научных институтов Академгородка:

– Наша дорога в МАТ началась в прошлом веке, мы почти что мамонты. Сначала мы просто пришли в Дом ученых Академгородка на новогоднюю ночь, нам понравилось, возникла полезная привычка бывать в компании трио «Миссис Хадсон», участницы которого очень быстро оценили наши вокальные данные и стали приглашать в различные творческие проекты.

Под руководством Людмилы Смирновой, Марии Павлющенко и Галины Юрченко мы выходили на важнейшие томские сцены в городских и областных концертах, которые они готовили, это была незабываемая школа работы на большую публику. Когда возникла идея Маленького академического театрика, мы сами не заметили, как оказались в числе его артистов. Пожалуй, только ко второму спектаклю «А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира?» начали понимать, в чем прелесть актерского существования. Не станем утверждать, что чему-то обучились в полной мере: каждый спектакль – это новый шаг в постижении сложнейшей науки создания образа, одним словом, мы пока только студенты! Несколько слов о самом приятном. На первом месте, безусловно, постоянное общение с друзьями – артистами МАТа, каждую встречу ждем с нетерпением, столько увлекательного происходит во время поездок, выступлений на других сценах, во время наших почти семейных праздников! Кстати, насчет семьи: жаль, дочь Кира живет не в Томске, иначе на 99,9% уверены, что и она играла бы в МАТе. А вот внучку Алису пока не продвигаем, хотя она просилась, так как ходит на все наши спектакли и с восторгом их воспринимает. У нас в труппе есть два юных, но уже вполне сложившихся артиста, Аля Зайцева и Матвей Сорокин, третий ребенок, на наш взгляд, это уже перебор.

– И самое приятное – это успех у зрителя, – утверждает Олег. – Ну что говорить, нужны артисту овации и возгласы «Браво!», без этого какой театр?! Иногда случаются курьезы, но до чего окрыляющие! Вот был такой случай у меня в одном торговом центре: кассир, побывавшая на спектакле «Преступление и показания» (парафраз на тему сюжетов и героев Ф. М. Достоевского, 2017 год), бросилась обнимать и целовать «цыганского премьера», забыв о кассе и других покупателях, кричала на весь центр: «Какой же талантище этот певец!» и грозила пальцем, чтобы ходил на репетиции, дескать, на следующем спектакле проверит.

Самый мужской и вследствие этого самый закрытый в информационном плане институт ТНЦ СО РАН – Институт сильноточной электроники – в лице блестящего молодого ученого, председателя Совета молодых ученых ИСЭ СО РАН, одареннейшего кавээнщика и артиста МАТа, кандидата физико-математических наук Дмитрия Сорокина был не просто лаконичен, но лапидарен: «МАТ – это хорошо, когда нужно изложить мысль!» Недалеко от этой яблоньки «упало» и его яблочко – самый юный артист Театрика Матвей Сорокин, включенный в состав труппы ввиду страстного желания выступать на сцене: «Мне нравится быть в центре внимания!»

И наконец сценарист и главный режиссер Маленького Академического Театрика Мария Павлющенко, художественный руководитель Дома ученых ТНЦ СО РАН:

– Любого, кто приходит заниматься в театральный коллектив, на пороге должны предупреждать: единожды вдохнувший воздух закулисья навсегда меняет свой состав крови, и его всегда будет тянуть что-нибудь эдакое сыграть. Вот и я, когда-то начавшая любительскую «актерскую карь­еру» с роли курицы в школьном кружке, теперь пытаюсь играть роль постановщика в компании таких же доморощенных (в положительном смысле слова) артистов. Уж если мой уважаемый театральный учитель Валентина Бекетова, народная артистка и руководитель любимого Литературно-художественного театра ТГУ, поставившая целую череду невероятных, ярких, неповторимых спектаклей, не устает повторять, что она никакой не режиссер, а скорее педагог, то как я могу всерьез называть режиссером себя? Просто, наверное, я имею чуть больше опыта, чем мои подопечные, – жизненного, зрительского, творческого, и моей фантазии хватает на то, чтобы придуманный сюжет превратился в живые картинки. Если точнее и чуть подробнее, то общая картина возникает уже на этапе формирования замысла очередного проекта – стилистика, музыкальное настроение, жанр, а в процессе создания сюжета и текста сочиняются образы и характеры, причем придумываются под конкретных людей, способности и возможности которых известны. Конечно, бывают и «кадровые ошибки», случаются сложности с реализацией закрученного сюжета, но в нашем случае не имеет смысла роптать: «Что это авторы насочиняли?» – потому что авторы – мы сами.

Назвавшись театриком, мы тонко намекаем на то, что наше детище не отвечает канонам настоящего театрального коллектива, но при этом мы никогда не отступаем от принципа «Серьезный подход к несерьезному зрелищу». Выверенная музыкальная дорожка, продуманное оформление и костюмы, репетиции и еще раз репетиции!

Да, у нас особенная сцена – невероятно маленькая для тридцати с лишним артистов, в Доме ученых тесный зал для всех стремящихся попасть на спектакли, нам мучительно сложно находить общее время для сборов, у нас возникают отдельные разногласия, финансовые трудности… Но творческий зуд сильнее! И в каждом точно есть желание проверить: а что еще я могу?

Чем же завершить экскурсию по портретной галерее Маленького Академического Театрика? Конечно, объявлением о предстоящей премьере шестого спектакля МАТа под названием «Однажды в…»! В первом приближении она назначена на 25 января 2020 года. Дорогие зрители, следите за афишами!

Автор: Галина Юрченко,
начальник отдела по связям с общественностью
Дома ученых ТНЦ СО РАН, сценарист,
помощник режиссера, артистка МАТа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

96 − 94 =