«Ночь искусств» томичи провели в филармонии под музыку Франции

Быстрым и ловким движением рук Ирина разбирала свой золотой инструмент и укладывала его в самый обычный футляр для флейты, с которым ходят даже ученики музыкальных школ. На моих глазах волшебный предмет, из которого еще недавно лилась небесно-воздушная музыка, превращался просто в механизм для извлечения звука. Правда, этот «механизм» изготовлен из самого благородного металла высшей пробы и имеет порядковый номер, что уже говорит о его эксклюзивности и уникальности.

Золотую флейту 14К Ирине Стачинской, солистке Московской филармонии, предоставила фирма Powel в 2014 году. Те, кто выбирал Ирину лицом компании, явно обладали хорошим слухом и вкусом. Да и портфолио музыканта содержит много убедительных аргументов: исполнительское искусство Стачинской отмечено победой на престижных международных конкурсах в Нью-Йорке и Ницце, в ее портфолио есть очень весомая рекомендация мирового гуру флейтовой музыки Джеймса Голвея (James Galway). Будучи 15-летней (!) студенткой института имени Гнесиных, Ирина проходила у него стажировку в Швейцарии. Маэстро обратил внимание на юное дарование и сразу после курса по его ходатайству компании Muramatsu, Lafin и Musik Bertram подарили Ирине серебряную флейту. А спустя восемь лет она «пересела» на «Феррари», с которым сравнивает свой золотой инструмент.

– Я готова! – решительно заявила Ирина.

И сказала так бодро и радостно, как будто не было изматывающего перелета и долгой репетиции с оркестром, с которым работала впервые. Ей не терпелось увидеть город, в котором почти 30 лет назад выступали ее родители.

– В 1993 году мама с томским оркестром играла Шопена, а папа дирижировал. Мне было в ту пору около трех лет, и меня оставили дома, – рассказывала Ирина, пока мы поднимались с ней на Воскресенскую гору – уж если знакомить с городом, то начинать надо с места его основания и с первой улицы (далеко не каждый город, даже исторический, может похвастать тем, что сохранил первую улицу).

Блеск Ирининых глаз воодушевлял – история Томска превращалась для нее в сказку о деревянных кружевах, сибирском купечестве и томской интеллигенции. Наш маршрут пролегал от Воскресенской горы на улицу Шишкова, далее по Аптекарскому мосту к шедеврам деревянного зодчества – дому с драконами и усадьбе Желябо (дом с жар-птицами), Российско-немецкому дому на Красноармейской, затем на Белинского, чтобы показать гостье дом в русском стиле, который вдохновил Александра Волкова на создание своего Изум­рудного города. Помнившая с детства мультфильм по сказочной повести «Волшебник Изумрудного города», Ирина не знала, что ее автор учился в Томске и что именно Томск в произведении писателя выведен как Изумрудный город. Пришлось раскрыть тайну «изумрудности»: в годы учебы Александра Мелентьевича в учительском институте (1907–1910) действовало предписание – крыши и заборы красить в зеленый цвет.

Вечерняя прогулка по городу пробуждала воспоминания. И мы легко перемещались во времени и пространстве из Томска XXI века в Москву XX.

Пока старшая Ирина Стачинская в Томске играла Шопена, маленькая Ирочка тоже времени не теряла – осваивала нотную грамоту в подготовительном классе Гнесинской музыкальной школы.

– Я помню, что меня учили/мучили выводить кружки – ноты соль, до… Но овалы получались неровные – в три года рука еще нетвердая. Я так и не научилась писать эти ноты. Зато быстро писала диктанты.

Если растешь в музыкальной семье, то музыка становится естественной средой обитания, и первое, что начинаешь осознавать – это музыка. Для Ирины это была балетная и оперная музыка, которую ее папа слушал, готовясь к постановкам. Она даже помнит, что изображала, как играет тромбон в «Спящей красавице», вместо того чтобы танцевать под музыку Чайковского. Флейта сначала не предполагалась в качестве основного инструмента. Ее отдали в класс фортепиано.

– Но мне повезло – меня рано выгнали из пианистов. Тот педагог всех рано или поздно выгоняла. И нисколько не жалею, потому что фортепиано – совсем не мой инструмент.

Другим инструментом и стала флейта.

– А ведь у вас жил Денисов. Его дом сохранился? Я играла его «Сонату». Это такая философия! Она – в звуке, в тембре, в диапазоне, – вдруг говорит Ирина.

И мы меняем маршрут и отправляемся на улицу Кузнецова, к дому, где родился и жил выдающийся композитор ХХ века. По дороге, конечно же, говорим о музыке.

– В ХХ веке представление о флейте сильно поменялось, – поясняет Ирина. – Теперь она ассоциируется не только с красотой. Например, Прокофьев доверял флейте тему войны. Конечно, звучание зависит не только от инструмента, но и от возможностей исполнителя. Все на самом деле в ушах. Как ты это слышишь, так и играешь, – вот эта «краска» под кларнет, а эта – под гобой. Чем больше этих «красок» в арсенале исполнителя, тем интереснее получается музыка.

…Красок в палитре у Ирины Стачинской набралось на целый симфонический оркестр. Главный дирижер и художественный руководитель Томского оркестра Михаил Грановский совсем не случайно пригласил Ирину в программу «Музыка Франции». В 2017 году под руководством Жана Феррандиса она окончила аспирантуру Высшей школы музыки им. Альфреда Корто в Париже. Проект Министерства культуры РФ «Всероссийские филармонические сезоны» помог осуществить дирижерский замысел.

Ирина должна была выступать весной, но из-за пандемии встреча с музыкой Бизе, Равеля, Дебюсси, Мийо, Сати и Ибера передвинулась на осень и была приурочена к всероссийской акции «Ночь искусств». Оказавшись в «ночном» осеннем антураже, музыка, рожденная в стране, где знают толк в вине, еде, парфюме, и, конечно, в женской красоте, неожиданно приобрела флер волшебной сказки. Ведь в ночи все ароматы становятся ярче, голоса – нежнее, а отношения – ближе и теплее.

Драматургия концерта напоминала прогулку по знаковым местам Франции. Например, томская премьера «Гимнопедии» Эрика Сати привела томичей в легендарное парижское кабаре на Монмартре «Ша Нуар», где обитала вся французская богема конца XIX века.

Появление солистки Московской филармонии перед томской публикой было сродни появлению Золушки на балу. Сказочная красавица московского происхождения подарила незабываемое наслаждение от виртуозного исполненного Концерта для флейты с оркестром Жака Ибера.

Наверное, это прозвучит банально, но звук ее флейты можно назвать истинно золотым, а музыку, что легко струилась, сверкая разными красками, музыкой высшей пробы. Праздничный бал-концерт закончился по-волшебному неожиданным подарком: солистка вместе с оркестром на бис сыграла Блестящую фантазию на темы оперы «Кармен» Бизе современного французского композитора Франсуа Борна.

В отличие от сказочной Золушки, Ирина не исчезла таинственно после концерта, а поделилась своими ощущениями от музыки, оркестра и города.

– Такие концерты даже в столице случаются очень редко. Три солиста за концерт! А как драматургически все хорошо выстроено! Спасибо Томску, спасибо филармонии за теплый прием!

Автор: Татьяна Веснина
Фото: Игорь Волк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + = 14