Как украинцы в сибирском городе ковали Победу

Вид на склады и казармы южного городка Томского артиллерийского полка из окна заводоуправления (ул. Нахимова, 6) Томского инструментального завода (только что эвакуированного из Москвы завода «Фрезер»)

Михаил Худобец, председатель Томского отделения товарищества «Черниговское землячество» в составе центра украинской культуры «Джерело»

Еще до войны

Хочу рассказать о трудовых буднях уроженцев Украины, живших одним дыханием с фронтом и ковавших победу вместе с томичами в далеком сибирском тылу. Напомню данные статистики 1880 года о том, «что крестьяне Черниговской губернии были пионерами переселенческого движения». За ними потянулись: полтавчане, харьковчане, киевляне…

Наибольший отток крестьян с Украины произошел в период Столыпинской реформы (1906–1913 годы): в Томскую губернию из Черниговской переселилось 169 551 человек.

Томичи покрыли себя неувядаемой славой в освобождении Украины. Дивизии, полки, сформированные в Сибири и в Томске, получили почетные наименования: Запорожская, Новгород-Северская, Черниговская, Верхне-Днепровская, Мелитопольская, Уманская… Только за форсирование Днепра 36 томичам присвоено звание Героя Советского Союза, из них пятерым, похороненным в Черниговской области, – посмертно. Имена шести героев-томичей (Александр Ерохин, Алексей Лебедев, Леонтий Котляр, Петр Ефремов, Гавриил Егоров, Ефим Жданов и восьми известных ученых – выходцев с Украины (Константин Лыгин, Михаил Коровин, Иван Лугинец, Николай Костеша и другие) внесены в издающуюся Национальной академией наук Украины многотомную «Энциклопедию современной Украины».

Но мой рассказ об украинцах, которые героически трудились в тылу.

Лев Будницкий

Вместе с коллективом завода «Фрезер» прибыл Лев Будницкий, инженер конструкторско-технологического бюро. Он начинал свой рабочий путь еще подростком как ученик слесаря в г. Остре на Черниговщине, учился в горно-промышленном училище, а в 1940-м окончил Московский машиностроительный институт. В 1942 году заслужил известность как неутомимый новатор: Будницкий выступил инициатором поточного метода изготовления режущих инструментов, без которых выпуск оружия, самолетов, танков невозможен. «Это и есть героизм!» – так определила работу рационализаторов областная газета «Красное знамя», приравнивая творческое предложение рационализаторов к победам на фронте. Центр документации новейшей истории порадовал еще одним документом, перекликающимся с сегодняшними событиями на Украине. Привожу в сокращении: «По инициативе инструментального завода с середины 1943 года на предприятиях города была проведена двухнедельная фронтовая вахта в честь освобождения Донбасса. Комсомольско-молодежные бригады Муратовой, Соловьевой, Казиловой в 1943–1945 годах неоднократно занимали классные места во Всесоюзном соцсоревновании Наркомстанкостроения. Кроме того, с предприятий Томска и Новосибирска было откомандировано в Донбасс (декабрь 1943 года) 312 ИТР и рабочих электротехнических специальностей.

Особо талант Будницкого раскрылся в должностях начальника производства, технического отдела, главного инженера. Последние 26 лет (1962–1989) он руководил заводом. В 1984 году Льву Давыдовичу было присвоено почетное звание заслуженного машиностроителя, а в 1985 году – звание Героя Социалистического Труда, единственному из директоров заводов в Томске.

– Если обратиться к современной ситуации на заводе, – говорит нынешний директор завода Григорий Семенов, – то именно благодаря Будницкому в нашем коллективе сохранился этот удивительный дух энтузиазма, реальных переживаний и бессонных ночей, проведенных в работе ради успеха общего дела.

Николай Сарана

Земляк Будницкого Николай Сарана, фэзэушник первого в стране набора, работал на Киевском станкостроительном заводе. После первой утренней бомбежки 22 июня все рабочие были подняты по тревоге и зачислены в ополчение. Сначала рыли противотанковые рвы, оборудовали подвалы для бомбоубежищ. Через неделю начали грузить на платформы заводские станки для отправки в тыл. Эвакуировали в Ленинск-Кузнецкий, где делали бомбы. В феврале 1942 года перебросили в Томск. Приказом Наркомата электропромышленности завод перепрофилировали на выпуск источников питания и преобразователей тока для морских зениток, радиостанций и самолетов.

О военном времени в тылу Николай Иванович оставил свои воспоминания: «Время было голодным. Выспаться и наесться досыта было только мечтой. Заводской зарплаты – 600–700 руб­лей – хватало на ведро базарной картошки. Потом – кто как может. Фрезеровщики смазывали инструмент парафином. Кто-то сказал, что парафин можно жевать, как кедровую серу. Жевали, хоть как-то пытаясь обмануть голод. Не помогало… Тыл работал под девизом: «Всё для фронта, всё для победы». Это был лозунг не из тех, которые десятками обесценивались в недавние годы. Под ним возникли так называемые фронтовые бригады. Ударниками таких бригад стали многие из моих товарищей. Когда Таню Купчикову, пришедшую на завод в 14 лет, спросили, какая награда наиболее ей памятна, она ответила: «Простые белые чулки, которые вручила мне на третьем году войны начальник цеха Нина Наумовна Левина»».

Дорого воспоминание о рабочем молодежном порыве, о непростом и тяжелом времени. Когда и судить могли за 21 минуту опоздания, и работалось легче при мысли, что приближаешь Великую Победу. С тех пор Николай Сарана с одной записью в трудовой книжке всю жизнь сполна отдал электротехническому заводу. В 1966 году за выдающиеся успехи Николаю Ивановичу присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Иосиф Арнольди

Не покладая рук сутками работали ученые, студенты, врачи в госпиталях, которых было развернуто около 20 более чем на 10 тыс. коек. Напомню о том, что вплоть до начала войны общая емкость больничных учреждений города равнялась 788 койкам. В связи с этим под госпитали было выделено более 30 лучших зданий в городе. В Томск направлялись тяжелобольные. Цифры – упрямая вещь. Они говорят о том, что за годы войны в Томске было зафиксировано только пять случаев смерти от газовой гангрены и один – от столбняка. Среди находящихся на излечении в строй было возвращено 38% пациентов. В запас было уволено 61,4%, умерло всего 0,6%. Работа томских медиков оценена как высокопрофессиональная.

Высокое признание получила деятельность уроженца Черниговской губернии доцента Харьковского института Иосифа Арнольди, с 1937 года работавшего заведующим кафедрой ТМИ. В 1941–1942 годах по совместительству – заведующим горздрав­отделом.

С августа 1940 года – декан трех факультетов. В годы войны возглавлял работу по обслуживанию оборонных предприятий Томска. По заданию Наркомата здравоохранения обследовал медсанобслуживание шахтеров Кузбасса и оказывал местным органам помощь в борьбе за снижение заболеваемости и травматизма среди горняков. В 1944 году был отозван в Москву, где работал заместителем директора по научной части НИИ экспертизы труда в течение 30 лет.

Петр Нагорский

Достойно трудился и другой харьковчанин, Петр Нагорский, выпускник медфакультета университета 1911 года, воевавший на румынском фронте в санитарном отряде. Он прошел путь от ассистента до заведующего кафедрой судебной медэкспертизы. В помощь фронту Петр Михайлович сдал фамильные драгоценности и большую сумму личных сбережений. Отличник здравоохранения РСФСР. Награжден медалью «За доблестный труд в 1941–1945 гг.». В 1941 году семья пережила личное горе: сын Георгий, аспирант, призванный в 166-ю дивизию, в числе других «сожжен огнеметом» в бою под г. Ельней Смоленской области.

Фома Трусов

Среди населения северных районов области было популярно имя фельдшера Фомы Трусова (1885–1957). «Воспитанник Черниговской фельдшерской школы, он прошел большую медицинскую практику в царской армии, а затем (1918–1920) – в войсках Красной армии. Полвека отдал любимому делу, то в яблоневых садах Украины, то в таежных поселках сурового Нарыма. И везде он был известен как человек большой души, неутомимый труженик, доступный всем и всегда; не считаясь с погодой, на лодке или на лыжах при любых расстояниях стремился вовремя быть у постели больного. Изучив язык аборигенов (ханты и манси), он стал еще ближе к простым людям. С юношеским задором фельдшер Трусов успевал принимать деятельное участие к делам местных советов. В 1945 году министр здравоохранения РФ наградил Фому Сергеевича значком «Отличник здравоохранения», а в 1951 году Трусов был удостоен ордена Трудового Красного Знамени». Фотографии Фомы Трусова не сохранилось, к сожалению.

После войны

Наиболее массовая послевоенная миграция украинцев в Россию и другие союзные республики связана с освоением целинных земель, поисками и открытиями нефтегазовых месторождений (Чернигово-Гомельская и Донецкая вахты).

В эти годы украинская диаспора, по данным Всесоюзной переписи 1989 года, была по численности второй в области. Переселенцы принесли в Сибирь яркую самобытную культуру, новые системы земледелия, сорта хлеба, льна, конопли, ржи, овса, подсолнечника. Благодаря им получил развитие ряд кустарных промыслов. Внесен весомый вклад в становление научно-технического потенциала и социально-экономического развития нашей области. Вместе с трудящимися многонациональной области выходцы с Украины решали и решают общие задачи во всех сферах деятельности и вписываются в общий контекст ее дальнейшего развития. Как и все жители области, искренне обеспокоены за судьбу Украины, которую политики всех мастей ввергли в пучину братоубийственной войны.

Почетное звание «Город трудовой доблести» увековечило память о повседневном массовом героизме (в большей степени безымянном) тружеников тыла, наших дорогих родных и близких земляков, всех жителей города и области. Мы, дети войны, гордимся наследием своего города и будем продолжать вносить свой посильный вклад в его яркую судьбу.

Использованы архивные материалы ГАТО, ЦДНИ, НБ ТГУ, Колпашевского райздравотдела, публикации из СМИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 2 =