На вес золота

основная 2Какой же талант надо иметь, чтобы заразить пением деревенских мужиков, да еще научить исполнению a capella, то есть без инструментального сопровождения! Благодаря Владимиру Воронову мужская вокальная группа из Кожевникова стала знаменитостью в районе, да что в районе – на всю область прославилась. И не только она.

Мужской день

В культурной жизни Кожевниковского района Владимир Иванович на особом счету: очень много заслуг у этого скромного человека.
– Я начинал работать в Томском культ­просветучилище: до армии год и после еще два. Потом решил сюда вернуться, все-таки я деревенский, – рассказывает о себе музыкант.
В 1967 году Владимир Иванович переехал из города в райцентр. И, пока не ушел на пенсию, учил ребятишек играть на баяне в детской музыкальной школе, потом в школе искусств. Организовал знаменитый хор «Нюанс», который не раз становился лауреатом областных конкурсов и фестивалей. Это коллектив-долгожитель, ему больше 30 лет. Из него выросли дуэты, трио, квартеты, в том числе мужская вокальная группа.
– Это уникальное явление в культуре области. Владимир Иванович скрупулезно работает над качеством номеров, оттачивает партии, – говорит Ирина Калистратова, директор Кожевниковской централизованной клубной системы.
С мужской группой Владимир Иванович занимается отдельно. Репетиции проходят два раза в неделю в районном центре культуры и досуга. Летом – перерыв.
В нынешнем составе выступают бывший механизатор, врач, милиционер, водитель – всего восемь человек, включая Воронова. И каждый на вес золота. На селе вокалистов не густо.
– Им понравилось петь именно акапельно. Любят они это дело, – говорит Владимир Воронов.
Одна из любимых песен в репертуаре, ставшая уже народной, – «Конь». Ее вокалисты исполняют на четыре голоса.
– Когда поют мужики, это же красота! – хвалит своих руководитель. – Пора бы мне бросить уже это дело, а людей жалко, на кого я их оставлю?

IMG_4392Музыкальный ремонт

В родной школе искусств Владимир Воронов уже давно не преподает – в 60 лет уступил место своей бывшей ученице. Сейчас ему 72 года. Но без работы не остался: настраивает и ремонтирует все механические музыкальные инструменты. Их привозят Владимиру Ивановичу даже из других районов, ведь таких специалистов в области огромный дефицит. В мастерской за работой и поговорили. На рабочем столе Владимира Ивановича аккуратно разложены медицинские щипцы, пинцеты и… обычная дверная ручка.
– У каждого мастера свои личные инструменты, в том числе самодельные, объясняет Воронов. – У меня их целый чемодан.
На полках стоят аккордеоны, баяны, гармони… Одни в рабочем состоянии, другие предназначены на запчасти. Среди них – крошечный аккордеончик. Владимиру Ивановичу он особенно дорог.
– Как-то ездил в Москву и купил его для старшей дочки, тогда ей 4 годика было. Научил играть. Она еще в детский сад ходила.

Мечта из Тулы

Преподавательский стаж Воронова более 40 лет. Владимир Иванович владеет игрой на многих инструментах. Ему приходилось играть на контрабасе, саксофоне, кларнете, флейте, домбре, балалайке, гитаре, аккордеоне, баяне.
А вот его семья была очень далека от музыки. Зато у маленького Володи желание играть проявилось с раннего детства.
– Помню, что я всегда буквально «облизывал» гармошку, которую приносил гармонист на гулянки. Мне так интересно было ее потрогать!
Играть Володя научился в 7-м классе – у товарища гармонь была: он ходил к нему домой и потихоньку тренировался. Тогда отец купил сыну гармошку.
– Звуков на ней недостаточно, мне гармони было мало, – вспоминает Владимир Иванович. – Выручил директор школы. Оказывается, у завхоза был баян припрятан. Директор вызвал меня в кабинет и спросил: «А на этом инструменте ты сможешь играть? Возьми домой, попробуй. Я с этого и начал. Что-то освоил, а потом у меня забрали инструмент. Баяна нет, а играть-то охота!
И тут в сельский магазин привезли три новеньких тульских баяна. Отец парня был против дорогой покупки.
– На этот раз дядя пришел на помощь: «Гармошку продадим, я тебе денег добавлю». Так и купили баян. Он 120 рублей стоил. Сейчас за хороший инструмент 500–600 тысяч отдать надо!
Во время разговора Владимир Иванович украдкой посматривал на часы.
– Вы куда-то торопитесь?
– На рыбалку опаздываю! – признался мой собеседник.

Рыбный мотив

Интересуюсь: рыбалка – это вторая страсть после музыки?
– А может, первая? – смеется Воронов и уже серьезно продолжает: – Вы не видели той жизни, что мне досталась после войны. Нищета, голод. Благо у нас отец с войны вернулся, хоть и инвалидом стал. Он приучил нас к труду.
За хозяйство отвечали дети: надо было и дрова заготовить, и сена накосить, и воды натаскать, не говоря о том, чтобы на зиму грибов-ягод набрать.
– И отец еще требовал: чтобы рыба в доме была. И мы вдвоем со старшим братом, мне лет десять было, садились в обласок и шли шесть километров против течения. Там надо перетащиться в озеро, сети поставить, рыбы поймать, переночевать и домой вернуться, – рассказывает Воронов.
Сейчас Владимир Иванович рыбачит на Оби. Шутит:
– Напарник у меня молодой, ему 90-й год пошел – дядя, брат отца. Ох и непоседливый! Всю ночь может на реке просидеть. А внук не выдерживает, засыпает в палатке.
– Пойдем на судачка, на язя, может щука попасть, может нельма (дело было в сентябре. – Прим. ред.), – размечтался Воронов. – Как повезет, но без рыбы не возвращаемся. Килограммов пять все равно поймаем. В холодильнике всегда есть рыбка.
Еще одно любимое хобби музыканта – ходьба на лыжах. Нагрузки серьезные: 12 км в одну сторону и 12 обратно.
– Раньше у меня были деревяшки, дочери мне подарили пластиковые лыжи. В ботинках теперь нога не мерзнет, палки легкие, удобные, – делится новостями Воронов. – И потом это же для здоровья полезно.
Кстати говоря, Владимир Иванович благодаря тренировкам находится в прекрасной спортивной форме – стройный, подтянутый мужчина.

Абсолютный слух

Самое яркое впечатление нынешней осени – путешествие по Золотому кольцу России. Побывал в Ростове Великом, Суздале, Ярославле, Сергиевом Посаде и других городах. Впечатлений от поездки по святым местам и архитектурным шедеврам масса, еще больше музыкальных эмоций.
– Как там поют в храмах, в том же Ростове Великом! Никаких микрофонов нет, но как звучат голоса! – восхищается Владимир Иванович. – В Ярославле мужской квартет так замечательно пел, какие они молодцы! Как бальзам на душу.
Вспомнил еще один случай:
– В Суздале есть музей под открытым небом, где воссоздан облик и атмосфера древнего города. Заходим в один двор – там гусляр играет и женщина поет. Когда они закончили, я не выдержал, похвалил: «Молодцы, в соль-мажоре спели». Солистка удивилась, спросила: «У вас абсолютный слух?» То есть я определил тональность. Это наживное, потому что я настраиваю инструменты, – скромничает Владимир Воронов.
И о том, что ему присуждено звание заслуженного работника культуры РФ, деликатно промолчал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *