Сталинская премия томским ученым давала только моральные привилегии

Вклад тылового Томска в победу над врагом в годы Великой Отечественной войны не ограничивался выпуском оборонной продукции, подготовкой кадров, излечением раненых или поставками различных материалов и сырья.

Томск, как крупнейший в Сибири (900 профессоров и доцентов в начале войны) научно-технический центр, актуальными прикладными исследованиями и решениями оказал неоценимую помощь и поддержку не только обороне, но и промышленности, сельскому хозяйству, медицине. За самоотверженный труд и фактически фронтовые заслуги в гражданском статусе в годы войны восемь ученых-томичей были награждены Сталинской премией. Для научных работников такая награда была сродни сегодняшней «нобелевке», потому что являлась высшей степенью признания Родины, оценкой труда не только награжденного, но и всего коллектива. Более высокой награды для научной интеллигенции не было. Сталинские лауреаты пользовались непререкаемым авторитетом в обществе и научных кругах.

За какие открытия и результаты вождь отметил сибиряков и что премия им дала – в материале «ТН».

В знании – сила

До войны томских ученых не особо жаловали наградами. Единственным в Сибири, кто имел Сталинскую премию (за шеститомный труд «Курс паровозов»), был старейший профессор, крупнейший специалист в области паровозостроения Николай Карташов.

Кстати, размер премии (сам фонд состоял из гонораров за издания трудов самого Сталина) начинался от 50 (II степень) и доходил до 100 тыс. рублей (I степень) в 1941 году, а вот в 1942–1943 годах увеличился: от 100 (II степень) до 200 тыс. рублей (I степень). В те времена такие деньги были весьма солидной суммой.

Военное время заставило томских ученых многократно усилить активность не только в своих областях, но и в междисциплинарных, в том числе в организации исследований и опытных работ на производстве. Ученые-гуманитарии могли курировать процессы химического производства, а технари отвечали за организацию производства и импортозамещения лекарств сибирскими травами, физики помогали в доводке заводских технологий. Такую разноплановую схему расшивки проблемных мест предложил знаменитый комитет ученых (ТКУ), созданный томичами одними из первых в стране. Чтобы не распылять силы, были выбраны стратегические направления и проекты – оборонные темы, поиск лекарственного сырья, местного топлива, консультирование предприятий, максимально быстрое внедрение новых методов лечения больных и раненых. И самоотверженная работа закипела: в лабораториях, полях и лесах, угольных штреках.

Лауреаты – фронту

Патриотизм, энергия, интеллектуальная сметка позволили получить ошеломляющие научные результаты, закрепив за Томском звание форпоста отечественной науки на востоке страны. Сталин в потоке огромного количества информации обратил внимание на активную деятельность томских ученых (уж что-что, а чутье его не подводило) и оценил их деятельность.

Уже в 1942 году лауреатами Сталинской премии II степени стали профессора В. Д. Кузнецов и М. А. Большанина за научный труд «Физика твердого тела». Работа имела огромное прикладное значение: в ней излагалась теория пластичности и прочности кристаллических твердых тел. Это был тот самый случай, когда фундаментальные труды в годы Великой Отечественной войны нашли применение на практике, в частности при выплавке бронестойкой стали.

«Получение Сталинской премии – великая честь, – отмечал в своей речи после вручения В. Д. Кузнецов. – Для меня это большое событие, смысл которого заключается в том, что наше правительство, несмотря на напряженную борьбу с лютым врагом, отметило деятельность в области таких научных дисциплин, к которым относится физика».

В том же году лауреатом Сталинской премии II степени стал профессор эвакуированного в Томск 1-го Ленинградского медицинского института А. А. Заварзин за работу «Очерки эволюционной гистологии нервной системы». Коренной ленинградец, став профессором ТГУ, получил звание почетного члена ученого совета. Его работа сыграла огромную роль в разработке различных методов лечения. Надо сказать, что буквально с колес исследования ученых-медиков применялись в эффективных способах лечения раненых. Из 100 тыс. тяжелораненых в томских госпиталях более трети вернулись в боевой строй.

В 1943 году Сталинская премия II степени была вручена ученому из Томского индустриального института (ныне – ТПУ) К. В. Радугину за открытие и изучение Усинского месторождения марганцевых руд. Без марганца не получить качественную сталь. Он увеличивает твердость, износоустойчивость, стойкость против ударных нагрузок и при этом не уменьшает пластичность. Что это значит для производства танков, кораблей, бронепоездов, артиллерии, объяснять не надо.

В том же году за создание щитового метода разработки крутопадающих пластов Сталинская премия была вручена Н. А. Чинакалу из Томского индустриального института. Его щитовое крепление для шахт и система разработки мощных пластов угля позволили кардинально усовершенствовать добывающие технологии угольной промышленности. Данная конструкция обеспечивала резкое повышение производительности труда без новых капитальных затрат и увеличивала добычу угля. Работа ученого стала повсеместно известна по его имени – щит Чинакала. Что значило для энергетики страны увеличение добычи угля, а для металлургии – усиление рывка в объемах выплавки, в том числе становление масштабного проекта «Урал – Кузбасс»? Риторический вопрос. Именно эти отрасли буквально и ковали Победу.

В том же 1943 году Сталинской премии удостоились основатель томской школы синтетических лекарственных препаратов Л. П. Кулев за разработку метода ускорения технического анализа. За этим названием скрываются исследования по идентификации боевых отравляющих веществ. Сколько бойцов были бы спасены в случае применения врагом запрещенных Женевской конвенцией веществ!

Также премию получил знаменитый томский профессор-хирург А. Г. Савиных за работы по хирургическому лечению органов средостения, изложенные в научном труде «Чрезбрюшинная медиастинотомия и ее практическое значение». Оперативные методы, которые разработал доктор, широко применялись в госпиталях для хирургического лечения огнестрельных ранений и воспалений задненижнего отдела средостения (ранее эти случаи считались смертельными).

Томск стал соавтором работы эвакуированного из Москвы профессора С. П. Сыромятникова, который тоже был награжден Сталинской премией. Он создал методики теплотехнических расчетов паровых котлов паровозов, на основании которых в СССР в 1930–1950-х годах проектировались и изготавливались тысячи грузовых и пассажирских локомотивов, превосходивших многие лучшие мировые образцы по параметрам скорости, мощности, экономичности и безопасности. Это паровозы серий ФД, СО, ИС, П, П36, Л, ЛВ. Благодаря его труду удалось наладить беспрецедентное в мировой истории масштабное бесперебойное снабжение фронта в период войны.

В 1944–1945 годах Сталинская премия не присуждалась, и потому лишь после окончания войны (в 1946 году) за работы военных лет лауреатом Сталинской премии I степени за научный труд «Хирургическая анатомия грудного протока и главных лимфатических коллекторов и узлов туловища» стал Д. А. Жданов. В годы войны он являлся директором Томского медицинского института.

Тогда же премией II степени был награжден Б. И. Баяндуров за научные исследования о влиянии головного мозга на обмен веществ в организме. Его монография называлась «Трофическая функция головного мозга». Именно этому ученому принадлежала идея прибора для обнаружения металлических включений в организме человека, который под названием «радиощуп Одинцова – Кашкина» успешно работал в большинстве госпиталей страны.

В 1947 году за изучение новых лекарственных растений, получение из них лечебных препаратов и внедрение их в практику здравоохранения в годы войны лауреатами Сталинской премии стали профессора Н. В. Вершинин, В. В. Ревердатто и Д. Д. Яблоков. Орденом Ленина были награждены профессора Н. В. Вершинин, В. Д. Кузнецов, И. Н. Бутаков, орденом Трудового Красного Знамени – профессора М. Д. Рузский, К. В. Радугин, А. А. Воробьев, И. А. Молчанов, орденом «Знак Почета» – профессор В. М. Кудрявцева, доценты Я. Д. Горлачев, Н. П. Курин и другие.

Чем оценить вклад томских ученых? Деньгами? Нет. Кстати, премия от главы государства была скорее моральным поощрением, поскольку почти все лауреаты отправляли деньги в Фонд обороны. Зато их имена увековечены в Томске в названиях улиц. Навечно.

Несомненно, мощный всплеск исследований в разных областях (в годы войны в разработке было более тысячи тем), эффективная работа томских ученых, появление россыпи новых школ и направлений в немалой степени способствовали тому, что в октябре 1943 года было принято решение об организации Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР.

Автор: Анатолий Алексеев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 3