Насколько программы и проекты отвечают потребностям детей

Людмила ЭфтимовичВ последние дни августа по традиции проходят педагогические конференции. Людмила Эфтимович, уполномоченный по правам ребенка в Томской области, приняла участие в работе трех из них.

На областной конференции работников общего образования «Приоритеты развития региональной системы образования в интересах детей» и конференции работников профессионального образования «Стратегические направления развития системы профессионального образования Томской области в 2014–2015 годах» она была активным слушателем, а в работе круглого стола по актуальным направлениям развития образования в рамках августовской конференции педагогических работников ЗАТО Северск приняла непосредственное участие.

 Готовы ли дети к переменам?

Для того, кто защищает права ребенка, содержание педагогических форумов представляет массу информации: каковы приоритеты, что будет поставлено во главу угла в наступившем учебном году. А то, что не прозвучало, тоже повод для размышлений.

Людмила Эфтимович делится своими мыслями.

– Послушать выступление заместителя министра Людмилы Огородовой, председателя Законодательной думы Томской области Оксаны Козловской, другие доклады было полезно. Всегда важно знать, на что нацеливается система. Как я поняла, главная забота сегодня – включить в федеральный стандарт образование разных уровней. Разумеется, всегда говорят о том, какова материальная база, о том, чего достигли. Слушая, я отмечала: вот это хорошо, правильно, и это. Но в то же время у меня всегда есть ощущение: мы подготовили систему к новому учебному году, много сделали. Но для кого? Знаем ли мы в деталях, каково детское население? В чем его особенности именно в этом году? Какое состояние здоровья у нынешних детей, как ученики распределяются по социальному составу? Дети ведь меняются! Сейчас приходят в школу иные дети, нежели 10–15 лет назад, и надо об этом говорить, и надо это учитывать и сравнивать с предыдущим годом. Надо настраивать педагогов всех типов учреждений на необходимость знать все особенности и проблемы детей.

Мне отвечают, что эти темы рассматривают на круглых столах, на методобъединениях. Но я считаю, что значимость вопроса так велика, что надо ему уделять внимание на областных мероприятиях. Все мы так устроены: если тему обсудили на областной педконференции – это одно. А если в узком кругу психологов – отношение к ней будет совсем другим.

У нас инновации. Но дети-то готовы к ним? Даже педагоги в силу возраста и других особенностей не все готовы к переменам, а дети в состоянии все переварить? Что ж через колено-то всех ломать? Этой оценки сегодняшних школьников мне и не хватило: как они готовы к новому учебному году. Хотя в названии конференции были слова «…в интересах детей».

Профобразование как социализация

В систему профессионального образования приходят старшие подростки и юноши. Однако для уполномоченного по правам ребенка они тоже дети.

– Что касается конференции профобразования, там вообще все по-новому. Но там я еще острее ощутила, что о детях, подростках мы думаем только с позиции своего взрослого интереса. А именно: стремимся перестроить систему на то, чтобы она была эффективной, чтобы выпускала востребованные кадры. Правильная цель? Конечно. Все мы учимся считать деньги, все знаем, что эффективность должна соответствовать запросам. Но при этом экономия для части населения выливается в большую проблему. Немало обращений приходит со словами: «У нас в районе негде учиться! Не могу ребенка в 15 лет в город отправлять! Кто за ним присмотрит?» Или: «У меня нет на это средств».

Всегда надо помнить о социальной составляющей. Часть детей вообще не войдут в новую систему, потому что они не смогли окончить девять классов и теперь не могут получать профобразование. Куда они пойдут? Что будут делать? Я уже не раз разбиралась по таким случаям. Не пойдут получать профессию – а там и до правонарушений недалеко.

Сэкономили на образовании – будем вкладывать деньги в содержание системы исполнения наказаний. Мы этого хотим?

Понятно, что работа по реорганизации системы профобразования проделана колоссальная. Но все равно надо какую-то нишу оставлять или специально создавать для подростков, которые недотянули до новых требований. Эти ребята и в общеобразовательной школе уже не нужны, и к профессиональной еще не подходят, а их надо приучать к труду, контролировать, потому что иначе они пойдут вразнос. Функция образовательного учреждения и при этом социального сопровождения для определенной категории детей просто необходима.

В 1990-е годы, когда все разваливалось, мы на базе 19-го училища в г. Томске создали центр социальной адаптации для этой категории ребят. Разработали специальные программы, привлекли специалистов и получали хороший результат. С ними, разумеется, сложно работать. Но это все может существовать, только если будет на то политическая воля. А куда пойдут дети, которых мы выпускаем из интернатных учреждений?

Мне кажется, мы недостаточно серьезно говорим о таких проблемах. К сожалению, обе конференции мою тревогу не развеяли. Она еще больше обострилась.

Школа примирения для взрослых

Иное впечатление оставил круглый стол в Северске. Программа северчан носила длинное сухое название «Система взаимодействия семьи и социально ориентированных организаций как фактор успешной социализации ребенка и повышения качества образования». Однако обсуждение было вполне живым.

– Состоялся очень хороший разговор. На круглом столе действительно шла речь и о межведомственном взаимодействии, и о том, как помочь родителям, ведь прежде всего они должны отвечать за своих детей. В комплекте материалов участникам раздавали пособия «Школа ответственного родительства». Нацеливали на то, что специалисты должны помочь родителям стать ответственными.

Порадовало обсуждение темы о работе с конфликтами. Я не раз говорила о том, что у нас очень высок процент конфликтов в образовательной среде: и между учениками, и учениками и учителями, и учителями и родителями. К сожалению, число обращений, связанных с этой проблемой, растет. Наверное, так отражается повышенная агрессия или порой неуправляемая эмоциональность, которая характеризует современное общество. Это общероссийская проблема.

Жизнь показывает, что и взрослых, и детей надо учить правильно разрешать споры. С первого года моей работы в статусе уполномоченного я все время надеюсь, что в наших школах начнут использовать соответствующий российский опыт.

Отрадно, что в Северске педагоги пытаются выстроить работу «школы примирения». Ищут причины конфликтов для того, чтобы понять, как их смягчить и профилактировать.

Взрослым надо самим учиться работать с проблемной ситуацией. Прежде всего это должны уметь учителя. Понятно, что бывает сложно с конфликтными родителями. Предполагается, что у педагога есть и образование, и специальная подготовка, чтобы уметь организовать взаимодействие с любым родителем.

Идти от ребенка

Работа уполномоченного по правам ребенка с обращениями граждан неизменно привлекает пристальное внимание к судьбам отдельных детей, их семей. Видя проблемы вблизи, Людмила Эфтимович хотела бы поворота и в системе образования области:

– Создавая программы развития и модернизации, надо идти от ребенка. Ориентируясь на звездочек, не следует забывать о тех детях, которым нужны особые условия. И говорить об этом надо с самых высоких трибун.

 

Сэкономили на образовании – будем вкладывать деньги в содержание системы исполнения наказаний. Мы этого хотим? 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *