Знакомые немолодые автомобилисты признаются, что как будто вернулись лет на двадцать-тридцать назад. В областном центре пробки – редкость, есть где припарковаться, а уж в утренний час пик проезжать по Московскому тракту – одно удовольствие. Студентов на нерегулируемых пешеходных переходах нет. Никто не спешит утром на занятия в томские университеты.

Дистанционная форма обучения, как признается перенесший ОРВИ и карантин после Испании ректор ТГУ Эдуард Галажинский, это такой краш-тест для всей томской системы высшего образования. А вдруг и правда выяснится, что ехать учиться в Томск не надо? Зачем все эти аудитории, новые корпуса и общежития, если подключился к вебинару из любой точки планеты и сиди-слушай, задавай вопросы, ставь лайки и дизлайки, выполняй задания…

Домашняя обстановка

Молодой преподаватель ТГУ Надежда Зильберман не новичок в дистанционном обучении. Вебинары проводила, онлайн-курсы создавала, но в ситуации, когда дистанционка – не блажь, а необходимость, оказалась впервые. Делится впечатлениями от первого такого вебинара:

– Первые 15 минут нужно просто принять. Все посмотрели котов, друг друга, друзей, комнаты, еду, неожиданно – родителей, одежду, прическу, просто друг друга, снова котов. Тут главное – не начать сердиться (поймала себя на том, что начала), а просто смириться, что пока этот этап не пройдет, дальше работать нереально. В какой-то момент ребята сами сообщают: «Ой, да у нас же лекция, а давайте начнем», и за секунды – тишина и выключенные микрофоны без каких-либо напоминаний с моей стороны.

Удивительно, но дистанционные занятия показывают лучшую, а иногда и стопроцентную посещаемость. Плюс ко всему, исключены «разговорчики в классе». А если очень хочется что-то сказать, студент пишет в общий чат, и преподаватель тут же видит: ребята шутят, но по теме. Важно держать руку на пульсе и сразу пресекать посторонние разговоры. Это, признается Надежда, отличный инструмент для удержания внимания аудитории, но требует от преподавателя отличного рассеянного внимания и мгновенной реакции. И конечно, некоторой толерантности к такому почти домашнему общению.

– Первый вебинар был похож на пижамную вечеринку, слава богу, никто не ел у экрана. Расцениваю это как доверие и включение меня в свой круг. В общем, продолжаем работать! Хотя усилий на онлайн-лекцию уходит больше. Коллеги признаются, что уже после одного вебинара чувствуешь себя так, как будто провел три-четыре обычные лекции.

Стерилизация налогов

В разгар карантина новость – налоговая пересчитывает и возвращает излишне уплаченные за последние три года налоги на имущество. Мелочь, а приятно, когда Конституционный суд вступается за томичей, которые три года в качестве эксперимента платили налоги по инвентаризационной стоимости жилья, а можно было по кадастровой, которая гораздо ниже. Одна беда: в «Личном кабинете» налогоплательщика сделать заявку на пересчет почему-то нельзя, надо написать собственноручно заявление и предъявить паспорт. Записываемся на офлайн-прием онлайн. И правильно делаем! Наутро к налоговым инспекторам запускают строго по предварительной записи. Автоматы, выдающие талончики на очередь, ограждены лентой. Инспектор в перчатках сама печатает талон и выдает вам в руки. Все инспекторы на приеме – в масках! Так налоги с нас еще точно не собирали.

Оркестр и пустота

Идеально наутюженный костюм. Внутренняя собранность. Полная боевая готовность за час до концерта. Концертмейстер Томского симфонического оркестра Семен Промое именно так выходит на сцену, но сейчас не хватает главного – волнения перед встречей со слушателями.

– Я это называю отсутствием для зрителей концертной ситуации. Волнение должно быть обязательно, потому что дает вдохновение и правильный нерв.

Впрочем, свою порцию необходимого адреналина Семен все-таки получил. Сообщение об отмене всех культурно-массовых мероприятий прилетело, когда оркестр вовсю репетировал концерт «В жанре поэмы». На следующее утро ждали из Москвы скрипача Никиту Борисоглебского, еще через день – выступление. И билеты на концерт проданы. Решение родилось быстро: режим онлайн-трансляции, замена программы и солиста. В новой версии концерта их стало два – альтистка Светлана Шевкопляс и скрипач Семен Промое. На репетицию «Пляски смерти» Сен-Санса у Семена были ровно сутки. Обычно на разучивание концерта для скрипки с оркестром солист тратит два-три месяца.

– Я сознательно пошел на такую авантюру, чтобы таким способом зарядить себя на выступление, создать тот самый необходимый легкий мандраж. Работаем мы на зрителя, пусть и виртуального. Исполнение программы должно быть качественным, – поясняет музыкант.

Даешь эмоции в зал, и никакой реакции. Завершается произведение, а аплодисментов нет. Поклон, а в ответ – тишина. Для главного дирижера Томского симфонического оркестра Михаила Грановского это свое­образный дебют. В его жизни, как и в жизни любого артиста, случались разные форс-мажоры. Работать в прямом смысле слова в пустоту прежде не доводилось.

– Я слукавлю, если скажу, что этот опыт оказался приятным, – смеется маэстро. – Не было энергетики слушателей, когда их «затаив дыхание» передается каждому артисту оркестра. Вместо этого – тишина большого пустого зала. Но мы сделали то, что должны были сделать. В сложившейся ситуации концерты онлайн – единственная возможность общения с нашими слушателями.

Что всегда отличает работников культуры, так это здоровый оптимизм и умение принимать предлагаемые обстоятельства.

– Последнее время оркестр жил в напряженном ритме: сложные программы, выступление на одной из самых престижных музыкальных площадок страны – в концертном зале имени Чайковского. Вынужденная пауза – возможность выдохнуть, собраться с мыслями, отрефлексировать результаты нашей работы на сегодняшний день, наметить пути для дальнейшего развития, – говорит Михаил Грановский. – Это время оркестр использует максимально плодотворно. Мы будем много репетировать, готовить интересные программы и проекты, проводить прямые трансляции концертов. Надеюсь, что томичи тоже соскучатся по нашим встречам, и после возвращения жизни в привычное русло в зрительном зале будут аншлаги. Потому что ни один концерт в режиме онлайн не подарит таких эмоций и впечатлений, как встреча с живой музыкой.

Портрет онлайн

Библиотеки переходят на дистанционный формат работы с читателями. Большинство музеев временно приостановили свою деятельность. У театров региона подход к ситуации разный. «Скоморох» и Северский молодежный театр «Наш мир» объявили о начале прямых трансляций спектаклей. Первым на такой эксперимент отважился томский ТЮЗ. Театр в режиме онлайн показал «Портрет» по мотивам Гоголя, премьера которого была запланирована на конец прошлой недели. И была перенесена по известным причинам. Такая же судьба у проектов и капустника, приуроченных к 40-летию ТЮЗа. Публика должна была увидеть их в апреле.

– Юбилейные мероприятия мы сохраним. Думаю, что ситуация к сентябрю изменится, и мы обязательно проведем их в начале следующего театрального сезона. Нет смысла делать это раньше. Люди не спешат покупать билеты в театр даже на май-июнь. Их можно понять, сегодня мы все находимся в подвешенном состоянии, – комментирует директор томского ТЮЗа Андрей Сидоров. – Что касается показа спектаклей, это будут записи постановок, которые у нас уже есть, причем в хорошем качестве. От онлайн-трансляций мы решили отказаться. После «Портрета» было много отличных отзывов. Но мы же все понимаем, что концерты-онлайн, выставки-онлайн и спектакли-онлайн – разные вещи. Последние сильно проигрывают. Почему, думаю, объяснять никому не нужно.

Королевские уроки

Маленький ребенок рассказывает:

– Сейчас по городу ходит такой страшный король Вирус, надо сидеть дома!

Другая, постарше, вторит:

– Мне папа рассказывал, что человечество выжило, потому что научилось мыть руки!

Знакомая достала привезенную из Грузии «неудачную» чачу и дезинфицирует все в доме 70-градусным напитком во время самоизоляции. На фоне дефицита или внезапной дороговизны спиртовых салфеток неожиданно стали востребованы продукты самогоноварения: тот самый первач, который и пить нельзя, и вылить жалко. Что скрывать, в нашем кабинете компьютерные клавиатуры и мыши им регулярно попахивают.

Вирус заставил нас вспомнить хорошие вещи: домашние ужины и разговоры с близкими, мелочи по хозяйству, до которых никак не доходили руки, и даже А. С. Пушкина, который хоть и писал свои «Маленькие трагедии» и еще кучу всего в карантине, но трагедии никакой не ощущал. Наоборот, рассказывал потом, что якобы читал для крестьян в Болдине проповеди: «И холера послана вам, братцы, оттого, что вы оброка не платите, пьянствуете. А если вы будете продолжать так же, то вас будут сечь. Аминь!»

Ну, прав же классик?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 6