лиПримерно год назад директор компании «Мистер Хе» Олег Ли собрал своих сотрудников и сказал: «Мы хорошо поработали. Но на этом нашу историю можно закончить…»

-Мне казалось, что компания прошла свой жизненный цикл и сложная ситуация в экономике лишь приблизила ее неотвратимый финал, – объясняет он. – Честно говоря, я даже желал,   чтобы этот бизнес естественным образом закончился и я мог бы начать другое дело, которое, возможно, стало бы моим призванием. Но мои сотрудники решили не сдаваться, согласившись на «план Б»: сократить штат «Мистера Хе» вдвое, нагрузку распределить между оставшимися.
Компания выжила. До сих пор является главным делом Олега Ли. Но на еще одной его визитке написано: «Директор «Центра М15 – пространства для творчества и развития». А в профиле деловой социальной сети LinkedIn указано, что он также занимается продвижением и реализацией томского биомороженого «Десант здоровья» в Санкт-Петербурге. То есть до сих пор ищет себя вне того первого бизнеса, который создавался только ради выживания в 1990-х…

«До сих пор морковку трешь?»

– Затеяли всю салатную деятельность мои родители, в первую очередь мама, Хван Галина Петровна. Она – одна из первых за Уралом женщина-хирург, человек в то время в Томске известный. Поначалу пряталась за прилавок, когда видела своих студентов или знакомых… Такое же чувство неловкости и временности происходящего не покидало и меня. Ведь представьте: степень кандидата физико-математических наук, диплом ТГУ по специальности «теоретическая физика», а бизнес получился самый простой, «базарный»…

Непосредственно в его создании я не участвовал: жил тогда в Казахстане, куда переехал после перестройки. Занимался там обычной коммерцией и планировал перебраться в Канаду вслед за братом (тоже кандидатом наук, инженером с дипломом ТИАСУРа) – тогда была льготная иммиграция для ученых. Томск рассматривал как промежуточный пункт на этом пути – хотел отсюда подать документы, а пока они оформляются, побыть с родителями. Но период ожидания затянулся: льготное окно закрылось, ответа ждали долго. Заниматься чем-то надо было, поэтому с супругой Викторией подключились к семейному бизнесу. Думали, два-три месяца поработаем и уедем, освоимся в цивилизованной стране, по специальности устроимся… А потом все разрослось, люди появились, хозяйство, и, когда через пару лет пришел вызов на собеседование в посольство, я не поехал.

– Вы тоже стояли за прилавком?

– Почти. Работы в то время было очень много. Когда спрашивали, сколько у меня выходных, я отвечал: «Один. 1 января». Утром-днем торговали на точках, вечером готовили салаты. Если в 10–11 вечера заканчивали, уже хорошо. И тем интереснее, что это вылилось в более-менее цивилизованное русло, большое производство. На пике у нас работало 60–70 человек. Полгорода обеспечивали своей продукцией, зарегистрировали собственную торговую марку. Кстати, мама первой в Томске получала сертификат на салаты, сама писала ТУ. Говорит, было ощущение, будто кандидатскую защитила. Но, несмотря на все успехи, меня постоянно разрывал внутренний диссонанс: занимаюсь совсем не тем, о чем мечтал. Вроде и прибыль есть, и за дело не стыдно, а между тем нет ощущения, что я в своей колее. Масла в огонь подливали знакомые, которые при встрече каждый раз удивлялись: «До сих пор морковку трешь? Ты ж к разряду умных относился…»

– А чем хотелось заниматься? Физикой?

– Наверное, нет. Науку я выбрал, скорее, из романтических соображений – помните, какой ореол был вокруг физиков в 1960–1970-е годы? На них все хотели равняться! Мне было очень интересно учиться, но сказать, что это мое призвание, все-таки не мог. Поэтому вскоре после защиты кандидатской диссертации я, к удивлению моих коллег и научного руководителя, с университетом расстался. Несмотря на существовавшие в то время перспективы сделать научную карьеру и стать «достойным членом общества».

В Казахстане, куда я затем переехал, внешне тоже все получилось: и бизнес вместе с другом построили, и статус предпринимателя появился. Однако снова всех удивил, все оставив и уехав, потому что не то… Думаю, по причине этого моего внутреннего диссонанса и «Мистер Хе» не стал компанией уровня, например, «Антонова двора», хотя в свое время начинали мы вместе: стояли на соседних прилавках, мы салатики продавали, они тортики. Наверное, разница в том, что у Виктора Антонова было стратегическое видение и желание перспектив, у меня – нет.

– То есть бизнесмен – это, по-вашему, призвание?

– Бизнесмены, на мой взгляд, это особая порода людей, которые видят, как сделать существующий процесс более эффективным. Иными словами, как сделать деньги. Меня же занесло на эту стезю, по сути, случайно. Однако я не жалею. Дело в том, что мне сложно подчиняться чужому распорядку. А здесь есть возможность самому влиять на свою судьбу. Хотя признаю, что мой способ вести бизнес получается странным и несистемным… Но мне везет с тем, что встречаю людей не унылых, а желающих что-то сделать в своей жизни. Плюс они доверяют мне, а без доверия отношения строить невозможно.

Наверное, благодаря этому сотрудники «Мистера Хе» решили не сдаваться в критический момент. А я после той ситуации понял, что мне нужно отходить от оперативного управления. Повезло найти надежного человека, Ольгу Машенину, которая справляется со всеми текущими делами. Я помогаю только в сложные моменты. Такой формат оказался не только комфортным, но и полезным для дела. Когда ты постоянно погружен в процесс, глаз замыливается. А если находишься чуть в стороне, то проблемные ситуации можно увидеть по-другому: «Что ж вы мучаетесь! Попробуйте не вдоль, а поперек» – «О, точно!»

Случайности не случайны

ли на ринге
На «Турнире белых воротничков», который устраивает клуб бокса «Питбуль», Олег Ли получил приз за волю к победе. «В боксе важны не только техническая и физическая подготовка, но и психология, – говорит Олег Ли. – На упражнениях все получается, а как доходит до реального боя, часто впадаешь в ступор, превращаясь в беспомощный и безгласный мешок. Пугает не столько боязнь физически пострадать, сколько возможность показаться нелепым, не справиться с ситуацией, опозориться… Когда однажды во время боя у меня получилось перебороть это чувство, я сделал большой шаг не только на ринге, но и в жизни»

– Когда стоишь на развилке – чем дальше заниматься?

– важно задать себе вопрос: что приносило тебе наибольшую радость? В моем случае оказалось, что не машина, не квартира, хотя, когда ты молодой, это кажется главным. Я сделал вывод, что по-настоящему доволен был тогда, когда удавалось чем-то помочь какому-либо человеку: подсказать, направить, вдохновить. Вот бежит ручеек, плывет по нему веточка, но где-то неудачно повернулась поперек – и возник затор. Чтобы проложить дорогу, не надо рыть ручей рядом, таскать воду или еще что-то, надо просто подтолкнуть веточку. И я подумал, что можно попробовать сделать такое место для самореализации людей. Идею искренне поддержала Елена Парфенова. Так появился «М15». Чуть позже к проекту присоединилась моя бывшая супруга Виктория. Сейчас все оперативное управление на ней.

– Успешна ли идея с точки зрения денег?

– Не скажу, что это пример для подражания – проект весьма условно окупаемый. Если как положено платить аренду, то пришлось бы туго, но поскольку помещение в собственности у Виктории, то она идет на такие потери. Все остальные операционные расходы мы покрываем. Мало кто понимает, зачем нужно такое «предпринимательство». Однако меня притягивают ситуации, когда человек решается реализовать свой проект. И тут мы можем помочь его старту, например, как тренера (по йоге, танцам и т.?п.). Во-первых, понимаем таких людей, поскольку сами из того же теста. Во-вторых, накопили некоторый опыт в сопровождении и продвижении. В-третьих, создали административный и организационный ресурс, которого нет у начинающих тренеров и мастеров. Так сформировалась программа «Центра М15» «Путь героя».

– А биомороженое как у вас появилось, да еще и в Питере?

– С руководителем ООО «Фермент» Риммой Гордовой, которая занимается продвижением томского изобретения – биомороженого «Десант здоровья» – по всей стране, меня познакомил мой бывший научный руководитель Илья Ли. Он всегда говорил, что продажа салатов вряд ли может считаться пределом мечтаний. Римма предложила стать дилером в Питере – там нужно было решать проблемы с выводом продукта на рынок. А мне как раз хотелось попробовать другую деятельность и почему-то в другом месте. Например, в Санкт-Петербурге. Я взял билет и полетел. Здесь повезло встретить моего товарища Льва Светлякова. Так в Питере появилась компания «Десант здоровья 78». Иногда интересные вещи получаются, на удивление, случайно…

– Сеть ресторанов «Панда» – тоже ваш проект?

– Нет, это целиком дело старшего сына Владимира. Он окончил строительный институт, нашел работу по специальности, с нормальной для молодого специалиста зарплатой. Но тоже понял, что это не мечта его жизни. Год занимался с другом чем придется – елки продавали, еще что-то, а потом решили суши катать. Причем Володя попросил нас не вмешиваться и не помогать. Хотел понять: предпринимательство – его это дело или нет. Получилось неплохо. Мне кажется, лучше, чем у нас самих.

Забавный момент: однажды прочитал статью сына, где он говорит: мол, родители молодцы, не укоряли меня, когда в течение года не имел стабильной работы. А я поймал себя на мысли, что даже и не знал, что он столько времени не работает, так был занят своими делами!.. Сейчас у Володи тоже некий момент переосмысления жизни. Он поступил на исторический факультет в питерский университет. Хочет стать учителем истории.

Болевая точка

ли2
«Когда тяжело, маски сбрасываются, и ты видишь, кто чего стоит»

– Вы очень хорошо выглядите для своего возраста – вам же сейчас 54 года…

– В 46 лет я весил 95 кг, был довольно упитанный и увесистый товарищ. Однако ясно понимал, что это бутафория, только видимость силы… Включилось позднее зажигание: впервые за многие годы я решился и спустился в подвал борцовского зала. Было очень тяжело физически и морально. Сил хватало только на 15 минут разминки, а впереди еще тренировка. Долгое время мысленно искал отговорки, чтобы не пойти в зал. Один раз насчитал их штук семь и все уважительные. Потом придумал, как обмануть себя: говорил, что главное – дойди до порога, а там при малейшем поводе можешь уйти. Сработало.

Были и смешные моменты. Сделав кувырок, бежал на рентген, так как казалось, что сломал ребро… Однако хватило духу не бросить. Правда, перешел в другой зал – в зал бокса «Питбуль». Для борьбы все же надо много сил, а здесь как раз собралась «группа здоровья» – такие же, как я, взрослые дяди, которые решили выбрать спортивный образ жизни.

– А чего этим «дядям» в обычной жизни не хватало?

– Как справедливо заметил наш тренер Александр Фрезе, человека в спортзале и на ринге сразу видно. Причем не только спортивные качества, но и то, каков он на самом деле. Верно и обратное – регулярные тренировки и преодоление себя формируют характер не только в молодости, но и в нашем «почтенном» возрасте. Социальная, статусная жизнь часто скрывает за привычной маской реального человека. Поэтому порой удивляемся неприятным проявлениям людской природы… А в зале этого не скроешь. Когда тяжело, маски сбрасываются, и ты видишь, кто чего стоит. Не секрет, что большинство наших друзей родом из юности. Остальные – приятели и знакомые – редко когда проходят проверку на прочность… Здесь у вас есть шанс снова вспомнить молодость и обрести друзей. И, кстати, сбросить вес, без диет и затрат. У меня бонусом «ушло» 25 кг.

3 комментария

  1. Понравилось интервью. Припоминаю «Томский вестник»…
    «Если кто-то кое — где (архив) порой…»
    Рад вашим успехам. С уважением, Николай (в униформе…).

  2. «За битого двух небитых дают». А если «битый» ещё и стихоплёт, то ему вообще цены нет…

  3. Спасибо! Правда, про Вестник совсем не помню. И совсем не отношусь к происходящему, как к успеху, тк никуда не спешу. Надеюсь, что это нормальное течение жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

52 − = 45