Не один в поле солдат

 

Оскорбишь ветерана войны – пожнешь презрение народа

Не успело общество отойти от шока, вызванного январским «бунтом недорослей», еще не потускнели перед глазами свежие картинки молодых лиц, перекошенных от ярости и ненависти к своей стране, ее судьбе и законам, как возник другой, более драматичный в своей экзистенциальной тяжести скандал. Фигуранты и инициаторы – те же люди, что недавно призывали к свержению «кровавого режима». В центре скандала оказался ветеран Великой Отечественной войны Игнат Артёменко, после того как блогер Алексей Навальный оскорбил его и других участников видео­ролика RT, посвященного голосованию по поправкам в Конституцию.  Фронтовика с боевыми наградами блогер обозвал «холуем», «предателем», «позором страны»…

На суде по обвинению Навального в клевете извинений, которых и ветеран, и общество ждали, не случилось. Оскорбления и разнузданные безапелляционные заявления призванного к ответу вождя протеста продолжились, словно это был не суд, а трибуна форума. Действуя в логике идеолога фашизма Розенберга о неполноценности, вслед за своим новоявленным фюрером некоторые сторонники несистемной оппозиции и СМИ якобы усомнились в том, что Артёменко, которому скоро исполнится 94 года, дееспособен. А далее, как подлый удар под дых: в сетях развернулось постыдное псевдоисследование: а был ли вообще Артёменко партизаном и принимал ли участие в Великой Отечественной войне?

Ревизионисты с ноутбуком

Дежавю какое-то… На моей памяти в советское время нет-нет да и раздавались приглушенные перетолки, что якобы все фронтовики погибли или умерли от ран, а на парады Победы ходят тыловики-интенданты, им и все почести. Но даже эти голоса вряд ли верили в подобную чушь. И вот снова, как из бандеровского схрона: по взмаху нечистоплотной руки в Интернете развернулась настоящая травля фронтовика Артёменко. Начались попытки очернить ветерана: ему вменили в вину, что в силу возраста он якобы не мог принимать участие в Великой Отечественной войне и, скорее всего (хайкли-лайкли – знакомый почерк…), «отсиделся в теплом месте».

Но, к их сожалению, не накопали они жареных фактов, чтобы швырнуть в пространство Интернета «патроны» для очередной жатвы легковерных и зачастую невежественных «жертв ЕГЭ». Да и нормальные люди интуитивно, со стороны добра и света сразу отмели кривду.

Впрочем, любую ложь легко опровергнуть, если на руках есть исчерпывающие аргументы. Из Центрального архива министерства обороны. Кстати, сразу добавлю, с документацией здесь все в порядке. Считается, что советские полководцы, проводя блестящие фронтовые операции 1943–1945 годов, превзошли немцев в их же оружии – умении тщательно планировать и готовить боевые действия. И документы в войсках командиры с того же времени писать тоже научились: аккуратно и скрупулезно. Каждый день боевых действий отслежен, зафиксирован и сохранен. Потому что это ПРАВДА, а не фейки о «дворцах».

Из пущи до Берлина

Вот и глянем документы. Игнат Сергеевич Артёменко родился в белорусской деревне Виляховка Быховского района Могилевской области. Там же 14-летнего подростка, работавшего в колхозе, застала война. В 1944 году подлежал призыву, как и мой родной дядя, они одногодки. Только мой родственник, приписав себе год, попал в летное училище, а Артёменко уже познал войну с лихвой еще до призыва.

Радио и почтовой связи в деревне не было. Известие о начале нацистской агрессии привезли в Виляховку добровольцы, строившие в этом районе военные укрепления. Вскоре через деревню двинулись выходящие из окружения красноармейцы и им вслед стремительно наступающие гитлеровские части. Кстати, именно недалеко от Могилева, по воспоминаниям фронтового журналиста писателя Константина Симонова, нашими бойцами был впервые дан организованный отпор немецким колоннам. Фашисты впервые понесли серьезные потери. Бои были ожесточенные, оружия и боеприпасов на полях сражений было немерено, чем и пользовались местные пацаны, пряча находки в тайниках, заодно накапливая ненависть к оккупантам.

Абсолютным подтверждением достоверности слов Артёменко о его партизанском прошлом служит запись в военном билете. Не секрет, что в советское время это все по сто раз проверялось и перепроверялось кадровиками и правоохранительными органами. Тем более здесь речь идет о человеке, который впоследствии стал подполковником и имел допуски к государственной тайне. Здесь даже никаких намеков на сомнение быть не может.

Партизанское движение на Могилевщине было организовано с первых дней войны, весной 1942 года Игнат Артёменко начал помогать партизанам, собирая оружие.

Это увидел и донес немцам односельчанин. Осенью того же года юный помощник партизан был доставлен на допрос в немецкую комендатуру, в ходе которого не сообщил никаких сведений и не выдал партизан. При переходе в тюрьму совершил побег от конвойного и ушел в лес, где находился несколько месяцев. Это подтверждается записью в военном билете Игната Артёменко, в котором значится: «В партизанском отряде № 810, Белорусский штаб партизанского движения, с 10.12.1943 по 28.02.1944, рядовой».

И пороха понюхал юноша, и жизнью рисковал. Игнат Артёменко лично участвовал в ряде боевых операций. В частности, в своих воспоминаниях он говорит о нападении на полицейский гарнизон в Новом Быхове и засаде на гитлеровский обоз.

В феврале 1944 года после встречи с регулярными войсками, прорвавшими линию фронта на реке Днепр, молодых людей, не достигших призывного возраста, отпустили домой до призыва военкоматом. Игнат Артеменко вернулся домой и участвовал в разминировании родной деревни.

В декабре 1944 года официально призван в Красную армию и направлен в 251-й запасной стрелковый полк, где проходил службу в должности стрелка. С марта 1945 года – разведчик 114-го гвардейского стрелкового полка 37-й гвардейской стрелковой дивизии 65-й армии. И сразу Берлинская операция. В ночь с 19 на 20 апреля 1945 года началось форсирование реки Одер. Рядовой Артёменко в составе группы разведчиков должен был форсировать второй рукав. Сопротивление противника было ожесточенным. В ходе выполнения боевого задания бойцы попали под обстрел, он был тяжело ранен в ногу и позвоночник, отправлен в медсанбат, затем – в госпиталь, где доктора удалили из его ноги осколок. Два осколка остались в позвоночнике, операцию медики делать не рискнули – побоялись тяжелых последствий.

Предвижу у некоторых нынешних диванных героев, соратников Навального, ухмылку: «Подумаешь, два месяца воевал и герой?»

Да хотя бы один реальный бой! Вы, выросшие в тепличных условиях, знаете о войне из американских фильмов. Оттуда ваши «честь и доблесть»?

Зато нет сомнения, что с теми принципами и убеждениями, которые проповедует «борец против коррупции» и его последователи, мигом оказались бы в рядах генерала Власова – предателя и коллаборациониста. И без вариантов.

В сентябре 1945 года Артёменко был выписан из госпиталя и продолжил службу в 86-м санитарно-эпидемиологическом отряде 65-й армии Северной группы войск. С августа 1946 года служил в 320-й подвижной тракторной ремонтной базе 16-й воздушной армии. В феврале 1949 года переведен в 320-ю подвижную тракторную ремонтную базу 24-й воздушной армии.

В октябре 1950 года проходил службу в 653-й авиационной базе 24-й воздушной армии группы советских оккупационных войск в Германии. 

В 1952 году переведен в учебно-испытательный авиаполк Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского (Москва). В рядах Вооруженных сил – до декабря 1982 года.

Был награжден:

– медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»;

– медалью «За боевые заслуги» (1955);

– орденом Отечественной вой­ны II степени.

No pasaran!

И вот этого человека позволили себе унижать и травить «борцы за свободу». Странно, в столь обожаемых Навальным Европе и США ветеранов Второй мировой войны чтут и уважают. Вся Великобритания стоит сегодня на ушах по поводу мерзких высказываний шотландского блогера, оскорбившего 100-летнего ветерана Второй мировой сэра Тома Мура. Шотландец арестован и за решеткой ожидает решения суда. Англичане требуют ему самого жесткого наказания. Только у нас неприятие оппозиции к руководству страны легко перерастает в ненависть ко всей стране, ее прошлому и к тем, кто ценой жизни освобождал ту же Европу от нацизма.

На наших глазах безнаказанно публично топчут все самые важные ценности нашего народа – уважение к старшим, поклонение святой памяти о войне и вечная благодарность погибшим. Помилуйте, это же те киты, на которых стоит наша мораль! Христианская мораль, человеческая! Достаточно их убрать, и не будет главного стержня, не будет духовных скреп, объединяющих нас с разными временами и поколениями. Но вот по этим скрижалям и бьют согласно заокеанским методичкам и хотят заставить нас сомневаться. Как емко выразился когда-то Наполеон: «Дабы погубить Отечество, достаточно одного негодяя…»

Но ведь это же наши молодые люди – учились в российской школе, возможно, с детского сада участвовали в школьных акциях, посвященных великой войне, на уроки истории обязаны были ходить. И что-то знать о Второй мировой, если учесть, что в каждой нашей семье хоть кто-то, но имел к ней отношение… Только, видимо, внимали и внимают детки другим рассказам и голосам. И вряд ли ходят в колонне «Бессмертного полка». Видимо, этим персонажам гордиться некем и нечем. Вот и остается, лежа на боевом диване с ноутбуком, пытаться найти огрехи в документах, которые составлялись не для того, чтобы обвинять героев, а для того, чтобы гордиться их вкладом в дело Победы.

Только за подлость всегда приходится отвечать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *