На пыльных тропинках

Механизатор Василий Зайцев выпрыгивает из кабины трактора в ослепительно белой футболке. По острым складкам видно, что она ждала приезда журналистов в сложенном виде и надета только что, прямо в кабине джондировского чуда механизации сельскохозяйственных работ. В кабине заморской техники и правда можно работать в белых перчатках: вентиляция, кондиционер, сиденье с гидролифтом, мультимедийная система, избыточное давление внутри не дает проникать снаружи мельчайшим частичкам пыли. Зайцев вообще разувается, когда садится за руль. Впрочем, и рулить трактором особенно не надо: он точно выполняет заданную конфигурацию движения по полю: может ходить кругами, рядами, да хоть восьмерками.

– Тут одна беда: некоторых укачивает немного, – смеется Василий. – Это же бывшее картофельное поле, у нас оно недавно, так что рядки еще чувствуются.

В зоне рискованного земледелия – в Томской области – на прошлой неделе на северных склонах в низинах еще лежал снег, а на южных земля уже трескалась от жары. Аномально теплая погода привела к агрорекорду-2020: еще никогда томские аграрии не приступали к севу так рано – 21 апреля на поля вышла техника в восьми районах Томской области.

Земледельцы Асиновского, Зырянского, Кожевниковского, Колпашевского, Кривошеинского, Первомайского, Томского и Шегарского районов начали проводить подкормку многолетних трав и озимых зерновых минеральными удобрениями, боронование и закрытие влаги. Кое-кто начал и пшеницу сеять, потому как ждать дальше смысла не имеет: плодородная земля очень быстро превращается в пыль.

– Не зря народ в Сибири говорит: «Лист с копейку – сей помаленьку, а лист с пятак – сеет дурак!» – улыбается главный инженер ООО «Сибирское зерно» Вадим Бурденов, который так молодо выглядит, что вообще-то не должен помнить, какого размера были советские копейка и пятак.

Он встретил нас у ворот зернотока в резиновых перчатках и с антисептиком в руках.

– С этого теперь все полевые работы начинаются? – интересуюсь.

– Не, мы только городских дезинфицируем! – смеется Вадим.

Руки лучшего пахаря Сибири 2014 года стремительно потеют на поднимающемся солнцепеке, и он снимает перчатки.

– Не боитесь, что влага с полей уже ушла?

– Боятся те, кто возделывает поля по традиционной технологии: пашет, сеет, боронит. Вот у них уже могут быть проблемы, а мы возделываем земли по технологии no till. То есть дословно: не пашем. Более того, мы не собираем и не скручиваем в рулоны солому, которая остается после уборки зерновых. Мы ее тут же измельчаем и рассыпаем по полю. Под такой мульчей прекрасно сохраняется влага. Хотите, давайте поедем посмотрим.

Едем лучановскими поселковыми и проселочными дорогами, пыль с них поднимается плотным занавесом. Но на самом поле, изрезанном косогорами, последними северными вздохами Кузнецкого Алатау, не видно ни трактора, ни облака пыли, которую обычно поднимают сеялки и бороны. Вот из впадины завиднелась кабина, вот и весь зеленый трактор с желтой сеялкой. А пыли нет.

Тут-то и выпрыгнул из трактора парень в белой футболке.

Подковали блоху

Технологию no till создал 150 лет назад русский агроном Иван Овсинский, книга которого «Новая система земледелия» была одно время забыта, а потом внимательно прочитана, правда, за океаном, где поняли, что нулевая система обработки почвы позволяет эффективно бороться с эрозией почв, повышать их плодородие, не дает расти на поле сорнякам и, самое главное, снижает затраты на полевые работы. Трактора не гоняют по полю несколько раз, как при традиционной системе, не ревут моторами, переворачивая тяжелые пласты… Расходы на ГСМ снижаются более чем в два раза, а урожайность, наоборот, повышается.

– Мы свои 50 центнеров с гектара и в этом году возьмем, – обещает Вадим.

Судя по прогнозам экспертов, которые прогнозируют неважный урожай и пиковые цены на зерно, пшеница и правда будет на вес золота.

Василий Зайцев тем временем с гордостью показывает нам сеялку. Парень из типичных растеряевских комбайнеров: и в армии родной служил, и на комбайне «Ростсельмаша» поработал. Правда, с С2Н5ОН, по его словам, не дружит вообще.

В желтых бункерах у него сегодня протравленный горох, а вот сам механизм посадки напоминает сложный роботизированный, но очень земной процесс: один диск взрезает почву, другой рыхлит ложе для горошины, отдельное сопло укладывает ее, третий диск присыпает, резиновый валик прикатывает – и все это практически одновременно.

– Неужели ничего не ломается? – спрашиваю Вадима.

– Одну штуку нам пришлось доработать, – говорит Бурденов. – На диск прикатывающего валика при нашей суглинистой почве быстро налипала земля, и он прекращал крутиться. Но мы прорезали в диске большие отверстия – и с тех пор нет нареканий.

– Болгаркой? – недоверчиво спрашиваю я, глядя на аккуратные, сложной формы прорези по диаметру металлического диска толщиной миллиметра три-четыре.

– Зачем? – морщится Вадим. – У нас плазменная резка на базе. А потом посмотрели: новые модификации сеялок стали выпускать по нашему образцу, с дырами на диске валика, или вообще со спицами. Получается, мы передовые образцы сельскохозяйственной техники еще и усовершенствовали.

«Глаз пристрелямши», – вспоминаю я механизированный двор почти родного колхоза «Гигант». Какая, к черту, плазменная резка. Хорошо, если сварка работала.

На агропредприятиях Томской области усилены меры противодействия распространению коронавирусной инфекции: сформированы планы, предусматривающие разделение трудовых потоков на производстве, кадровое обеспечение, взаимодействие со службами занятости, а также организованы медосмотры и доставка сотрудников на работу.

Андрей Кнорр, заместитель губернатора по агропромышленной политике

Посевная пандемия

Только ленивый не предсказал коллапс в экономике из-за коронавируса. Но в сибирской деревне, где самоизоляция – не требование, а зачастую норма жизни, пандемии побаиваются, но осторожно. Сказано же, помирать собирайся, а хлеб сей. Вот и сеют, тем более что и администрация региона предоставила льготные, под 5%, кредиты на закупку сельхозтехники, семенного материала и удобрений. Их выдано в два раза больше, чем в прошлом году, – 1 миллиард 100 миллионов рублей.

Но сложности будут. Главная проблема сейчас – уберечь поля от пожаров. Уже сегодня в Томской области сотни возгораний вдоль дорог: нерадивые курильщики, бросающие недогоревшие бычки из окна автомобиля, – главные враги томских полей и лесов. Устроители сельхозпалов идут туда же. Поэтому вместе с посевной крестьяне сейчас активно опахивают поля.

Вторая проблема: товарно-транспортная логистика в условиях пандемии и прекращение автомобильного сообщения между регионами. Стоит здесь разобранный пока «КамАЗ». Раньше запчасти к нему по договору поставлял крупный магазин с филиальной сетью, где можно было под заказ купить абсолютно всё.

– А теперь нам сказали: вот вам четыре тормозные колодки, а где взять еще четыре, мы не знаем, поскольку все поставки планируются после карантинов и самоизоляций и по каким ценам, непонятно, – рассказывает Вадим Бурденов. – Мы, конечно, проедем по другим магазинам и «КамАЗ» поставим в строй, но это просто будут другие временные и денежные затраты. Весна же, некогда – один день год кормит!

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 + = 23