Томские суды регулярно выносят обвинительные заключения в отношении граждан, промышляющих фиктивной регистрацией приезжих, констатирует прокурор Советского района Олег Фрикель.

В прошлом году томичка получила год с испытательным сроком по статье 322.2 УК РФ (суд учел наличие у обвиняемой детей), два аналогичных приговора имели место в 2018-м, подобное дело находится в производстве сейчас. Правда, до реальных сроков (статья предполагает наказание до трех лет лишения свободы) дело пока не доходит, но само наличие судимости плюс очень серьезные штрафы делают такой способ «самозанятости» не слишком выгодным. К тому же собственники «резиновых» квартир всерьез рискуют нарваться на мигрантов-террористов.

Статья 322.2. Фиктивная регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивная регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Нет пророков в своем отечестве

Термин «резиновая квартира» вошел в нашу жизнь во времена массового появления трудовых мигрантов, то есть еще в прошлом веке. Однако статья в УК РФ, предусматривающая серьезные наказания, вплоть до реального срока, гораздо моложе: 2013 года рождения.

Надо сказать, что законопроект вызвал бурю возмущения еще на стадии обсуждения. Его называли антирезиновым и неокрепостническим, гражданам предрекали массу проблем, начиная от попадания в лапы черных риелторов (это когда у вас в квартире по каким-то липовым документам втайне от вас регистрируют неизвестных вам личностей – такое и впрямь бывает) и заканчивая преследованием за прописку племянника. «Больше всего пострадают ни в чем не повинные россияне, а с мигранта как с гуся вода!» – ванговали одни. «Законопроект – подкоп под российскую экономику, без гастарбайтеров ей не выжить!» – витийствовали другие. «Новый закон может сделать добрую половину населения злостными нарушителями!» – опасались даже самые умеренные.

Прошедшие с той поры шесть с лишним лет доказали полную абсурдность разнообразных пророчеств. Впрочем, продемонстрировали они и несостоятельность мечтаний некоторых законодателей о пополнении государственной казны за счет налоговых поступлений, ведь предполагалось, что с теневой арендой квартир будет покончено. Чего не случилось. Ни у налоговиков, ни у полиции просто нет такого ресурса – отследить весь массив теневого рынка жилья. (Надежды на патриотичное стукачество соседей тоже не оправдались.) Однако не хлебом единым.

Статья 322.3. Фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в Российской Федерации наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Операция «Антитеррор»

Все-таки законодательные новеллы преследовали не столько экономические, сколько антитеррористические цели. Сегодня каждый липовый квартиросдатчик, за небольшую мзду давший добро на вольготное проживание на российских просторах десятку-другому гостей из бывших братских республик, понимает: среди них может быть экстремист из тоталитарной секты или даже террорист-смертник.

Еще лучше понимают это в полиции. Сотрудники УВД в прежние годы не сильно упирались насчет нелегальных мигрантов. Конечно, и рейды проводились, и «резиновые» квартиры, в том числе реальные, с 20 гастарбайтерами на пяти квадратных метрах выявляли, но все это без излишнего энтузиазма. Теперь каждый полицейский знает: случись в регионе какое ЧП, головы полетят и у тех, кто «проспал» такой густонаселенный адресок.

О непосредственной связи невинного, казалось бы, промысла с очень нехорошими вещами говорит и прокурор Советского района.

– Я не могу сказать, что именно в нашем районе вопрос с фиктивными регистрациями стоит особенно остро. Но то, что такие дела возникают регулярно, не может не настораживать. Все-таки вероятность прибывания к нам носителей экстремизма сбрасывать со счетов мы не имеем права. Обществу это небезразлично.

В самом деле. Если прежде хозяева «резиновых» (они же «надувные») квартир воспринимались в обществе как не очень чистоплотные любители легкой наживы, то сейчас каждый из них может оказаться потенциальным пособником террористов. А это, как говорится, совсем другая статья.

Под фиктивной постановкой на учет иностранных граждан или лиц без гражданства по месту пребывания в Российской Федерации понимается постановка их на учет по месту пребывания в Российской Федерации на основании представления заведомо недостоверных (ложных) сведений или документов, либо постановка иностранных граждан или лиц без гражданства на учет по месту пребывания в Российской Федерации в помещении без их намерения фактически проживать (пребывать) в этом помещении или без намерения принимающей стороны предоставить им это помещение для фактического проживания (пребывания), либо постановка иностранных граждан или лиц без гражданства на учет по месту пребывания по адресу организации, в которой они в установленном порядке не осуществляют трудовую или иную не запрещенную законодательством Российской Федерации деятельность.

В режиме нон-стоп

– То, чем мы занимаемся совместно с УВД, – это системная работа, – говорит прокурор Советского района Томска. – У полиции есть внутренний регламент, по которому она действует. Проводятся проверки, выявляются квартиры. Есть право в административном порядке снимать с учета зарегистрированных, но не проживающих в них граждан или не граждан.

Как рассказывает Олег Фрикель, у женщины, осужденной в прошлом году, в квартире было зарегистрировано девять человек – и приезжих из ближнего зарубежья, и людей с российскими паспортами. Общим у них было одно: никто из них не собирался потеснить семью с детьми в их стандартной хрущобе. Понаехавшим был важен штамп в паспорте.

– Законодатель ставит во главу угла именно фиктивность регистрации, – поясняет прокурор. – Никто из прописанных не намеревался проживать в этой квартире. Все они разъехались по Томской области либо вообще покинули наш регион. И проследить их дальнейшее перемещение очень сложно.

Системная работа, в том числе с предприятиями, привлекающими иностранную рабочую силу, приносит свои плоды. Если раньше «резиновые» квартиры вмещали несколько десятков, а то и сотен псевдопостояльцев, то теперь для получения условного срока (с лишением права занимать определенные должности) достаточно десятка регистрантов. А кроме него суд может назначить другие весьма неприятные наказания, например исправительные работы или штраф, который придется платить много лет. Взывать к сознательности хозяев «резиновых» квартир обычно бесполезно, наказывать их рублем оказалось гораздо эффективнее. И все же с фиктивной регистрацией как явлением (а в мегаполисах – массовым) далеко не покончено. И говорить, что термин «резиновые» применительно к квартирам уже явление истории, пока рано.

Автор: Марина Крайнова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 46 = 53