Нелли Кречетова: «Все больше людей понимают свои права не так упрощенно, как часто это трактует власть»

12–13 апреля в Томске состоялась международная конференция «Гражданское общество и права человека: тенденции и перспективы», организаторами которой выступили экспертный совет при уполномоченном по правам человека в РФ, представительство фонда К. Аденаудера в России и омбудсмен по Томской области. А 26 апреля Нелли Кречетова выступит перед депутатами областной Думы со своим первым ежегодным докладом о положении с правами человека в Томской области. «ТН» попросили Нелли Степановну подвести некоторые итоги конференции и озвучить основные тезиса доклада.

Ресурсы общества

– Нелли Степановна, на конференции обсуждалось множество вопросов. Но, думаю, одной из центральных тем стала дискуссия о принципах работы региональных уполномоченных. А что вы предложили как томский омбудсмен?

– Тема моего выступления была «Общественные ресурсы в работе уполномоченного». За год работы я поняла, что каналы воздействия на множество ситуаций у меня крайне малы. И по закону, и по факту. Права законодательной инициативы у региональных уполномоченных нет, права подавать иски в суд и оспаривать решения нет (у федерального уполномоченного последнее право есть), права административного воздействия нет, и этого не может быть в принципе. Встает вопрос: как работать, какие рычаги воздействия использовать? И в течение года я для себя определила, что одним из главных рычагов в работе уполномоченного является использование именно общественных ресурсов. Например, использование общественного мнения во влиянии на тех, кто принимает решения: суд, прокуратуру, различные ветви власти.

– Использовали ли вы этот общественный ресурс в широко известных делах: кришнаитов, Замощина, Паровинчака?

– Безусловно. Участники конференции, в том числе сотрудники аппарата федерального уполномоченного, признали, что в Томской области за прошедший год возник уникальный опыт использования общественных ресурсов. И в деле попыток признать книгу «Бхагават гита – как она есть» экстремистской, и в доказательствах того, что нельзя восстановить репутацию бывшему руководителю СУ-13, и в моем участии в суде по делу Паровинчака в качестве основных аргументов было использовано общественное мнение. При помощи этого мнения было доказано, что В. Замощин нарушил конституционное право тысяч людей, что священные книги не могут быть предметом проверки на экстремизм, а также, что каждый человек достоин права на справедливое судебное разбирательство.

Общая картина

– Через несколько дней, 26 апреля, состоится ваш доклад перед депутатами областной Думы о положении с правами человека в Томской области в прошлом году. Некоторые тезисы можете назвать?

– Во-первых, представлю общую картину с правами человека в области. Считаю, что системно до сих пор этим никто не занимался. Ведь между выборами первого томского омбудсмена и появлением регионального закона о нем прошло целых 5 лет. Собрана и проанализирована информация за 2011 год из разных источников. Это более тысячи обращений граждан, в том числе коллективных. Это анализ многочисленных сообщений СМИ, различных акций протеста и оценки экспертов в разных областях. Это посещения колоний, СИЗО, изоляторов временного содержания и психи-атрической больницы Томска.

Во-вторых, хочу рассказать, что я делала для восстановления прав граждан: что удалось, что не получилось, до чего руки не дошли.

– И какова в общих чертах картина?

– Главными нарушителями прав жителей Томской области являются суды, полиция и исполнительная власть. Среди лидеров по тематике нарушений являются нарушения социально-экономических прав и более всего – реализация права на жилье. Далее следует нарушение личных прав людей – это право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, а также неприкосновенности и достоинства личности при задержании и содержании под стражей. Кстати, условия содержания людей во многих ИВС и СИЗО в районах нашей области нельзя даже близко назвать человеческими.

Да и анализ решений Европейского суда по правам человека по обращениям томичей подтверждает сказанное.

Зреет протест

– Еще до чего руки не дошли?

– До серьезной защиты прав на благоприятную окружающую среду. До современного отстаивания прав на образование, медицинское обслуживание.

Не видно конца в решении вопроса очистных сооружений в Тимирязеве. У руководства Северска факт попадания канализационных стоков в реку Томь не вызывает особой головной боли.

Нарушения прав людей в медицинском обслуживании тоже понятны, и они связаны с незаконным предоставлением платных услуг. Многое диагностическое оборудование в наших учреждениях поступает за бюджетные деньги, например по нацпроектам. Однако пациенты платят за него и второй, и третий раз.

В этом году обязательно дойдут руки до Томского района. В прошлом году наибольшее количество коллективных обращений касалось проблем именно этого района. Можно сказать, что лакомый для коммерческого освоения пригородный район сегодня становится нашим химкинским лесом. Но дело не только в экологии, хотя она, пожалуй, главная. Жители нескольких населенных пунктов жалуются на глав поселковых администраций и по вопросам ЖКХ, и по вопросу их сращивания с местными силовиками. У меня такое чувство, что в Томском районе зреет такой же массовый взрыв протеста, какой произошел в обществе в прошлом году по нарушению избирательных прав.

Нетелефонный разговор

– А были ли к вам обращения в прошлом году не от задержанных и осужденных, а от успешных людей по защите их достоинства?

– Было такое прецедентное дело, связанное с тем, что охранное агентство без решения суда ведет персональную слежку, прослушивает телефоны, вскрывает переписку и обнародует персональные данные.

– О, и есть успехи?

– Деликатная тема. Меня лично саму очень волнует проблема прослушки телефонных разговоров. Ведь фраза «Это не телефонный разговор» стала уже обыденной. А по названному делу был достигнут успех. А именно: арбитражный суд лишил охранное агентство лицензии.

Вселяет оптимизм

– Вы уже как-то заметили, что требования людей к реализации их прав во многих сферах будет усложняться.

– Все больше людей понимают свои права не так упрощенно, как часто это трактует власть.

Многих томских представителей среднего класса не устраивает, что право на образование можно реализовать в школе за углом. Они хотят в школу, где выпускники имеют высокий балл при сдаче ЕГЭ. Их не устраивает реализация права на оказание медицинской помощи лишь как выписывания больничного листа. Они хотят качественного лечения и даже готовы доплачивать за осуществление этого права. Они выходят на акции протеста, потому что нарушаются их избирательные права, хотя казалось, что эта тема уже давно никого не волнует. Они возмущены избиениями граждан правоохранительными органами, даже если это не касается их лично. Они хотят от суда не только законности, но и справедливости.

Новые требования граждан, конечно, усложняют мою работу, но вселяют оптимизм. Точно так же как, возвращаясь к началу нашего разговора, вселяют оптимизм возможности использования общественных ресурсов, которые растут.

И в деле попыток признать книгу «Бхагават гита – как она есть» экстремистской, и в доказательствах того, что нельзя восстановить репутацию бывшему руководителю СУ-13, и в моем участии в суде по делу Паровинчака в качестве основных аргументов было использовано общественное мнение.

Главными нарушителями прав жителей Томской области являются суды, полиция и исполнительная власть.

 

Одна мысль про “Нелли Кречетова: «Все больше людей понимают свои права не так упрощенно, как часто это трактует власть»”

  1. Главными нарушителями прав жителей Томской области являются суды, полиция и исполнительная власть. Неeжели омбудсмен прозрел?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *